Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Для Вас

Андрей Школьников: О чем мечтали иудо-франкомасонские глобалисты



Геостратег Андрей Школьников проанализировал концепцию нового мондиализма. Что предвидел Иосиф Сталин 70 лет назад и куда свернет Европа, если не остановит у себя глобализацию?

Ведущий: Михаил Кокорев.

Для Вас

Москва готова увеличить объем российско-китайской торговли до 200 млрд долларов

Чем мы можем удивить Поднебесную




7 апреля при участии Минкоммерции КНР, Минэкономразвития России, Российского экспортного центра и Посольства КНР в Москве состоялась онлайн-конференция, посвященная очередной импортной выставке в Шанхае, которая состоится в ноябре 2021 году

В 2020 году китайско-российские торгово-экономические отношения выдержали испытание пандемией. Товарооборот между странами составил 107,8 млрд. долларов США, третий год подряд превышая отметку в 100 млрд. долларов США. Китай стал крупнейшим экспортным рынком для российской сельскохозяйственной продукции. Вопреки обстоятельствам увеличился объем инвестиций и строительно-подрядных работ. Стабильно продвигаются вперед крупные стратегические проекты, такие как газопровод «Сила Сибири» и Амурский газохимический комплекс. Начал работу совместный китайско-российский научно-технический инновационный фонд. Углубляется межрегиональное сотрудничество, расширяется спектр логистических и транспортных услуг. Появляются новые точки роста, включая трансграничную электронную коммерцию, сеть 5G, облачные сервисы и «умные путешествия». Успехи создают благоприятный климат для развития торгово-экономических отношений.

Тому же способствует и динамичное развитие Китая. В 2020 году ВВП Китая вырос на 2,3%, КНР стала единственной крупной экономикой в мире, добившейся роста. Китай привлек 163 млрд. долларов США иностранных инвестиций, товарооборот внешней торговли Китая составил 32,2 трлн. юаней (примерно 4,7 трлн. долларов США). По предварительным данным ожидается, что в последующие 10 лет совокупный объем импорта и экспорта товаров превысит 22 трлн. долларов США. Рынок Китая имеет безграничный потенциал, постоянно растет потребительский спрос, а возможности для бизнеса огромны. Общая численность населения страны составляет 1,4 млрд. человек, средний класс составляет 400 млн. человек, а ВВП на душу населения превышает 10 тысяч долларов США. Общий объем розничной торговли в 2020 году составил 39,2 трлн. юаней (примерно 5,7 трлн. долларов США). Китай на протяжении 8 лет занимает первое место в розничной торговле онлайн, и 12 лет подряд занимает первое место по объему продаж автомобилей. По мере вступления Китая на новый путь всестороннего строительства социалистической страны и переориентации на внутренний рынок, потенциал внутреннего спроса будет проявляться еще больше. Китай — крупнейший в мире рынок сбыта товаров и услуг, а для облегчения доступа китайские власти организовали и ежегодно проводят импортные выставки в Шанхае, которые стали крупнейшими выставочно-торговыми форумами в мире.


Collapse )

Для Вас

«Плач Ярославны»: Европа озабочена итогами своей политики в отношении России




Немецкое экономическое издание Handelsblatt выразило озабоченность по поводу взятого Россией «курса экономического изоляционизма» в отношении Запада. «Россия намерена изолироваться от западных государств в экономическом плане и в еще большей степени связать себя с Китаем», — констатирует деловая газета, называющая Россию «экономической крепостью», все более неприступной для Европы.

При этом авторы, сетующие на факт снижения торгового оборота России и ЕС за 2020 год на 21%, который составил в денежном выражении половину от объема за 2013 года, словно упрекают Россию за ее действия, игнорируя, при этом факт экономических санкций, накладываемых самим Западом и, в сущности, заставляющих Россию менять свою парадигму внешнеэкономического сотрудничества.

В частности, издание говорит о «российском национализме в IT-отрасли», который может пагубно сказаться на экономическом развитии и «вызвать серьезные сбои в работе финансовых организаций». Дело в том, что в России начиная 2018 года четко наметилась тенденция на вытеснение отечественным программным обеспечением доминирующих западных продуктов таких компаний, как Microsoft, SAP и других.


В мае 2020 года Министерство цифрового развития обязало владельцев элементов, входящих в критическую информационную инфраструктуру, «преимущественно использовать» с начала 2021 года российское программное обеспечение, а с 1 января 2022 года — российское оборудование. В ходе общественного обсуждения, состоявшегося в октябре прошлого года, сроки перехода были скорректированы, но тем не менее обозначенная правительством тенденция продолжает иметь место быть, даже несмотря на жалобы, подобные письму председателя совета директоров ПАО «Газпром» Алексея Миллера премьер-министру Михаилу Мишустину.

Collapse )
Для Вас

Андрей Фурсов: Мировой классовый разлом. За чей счет будут строить Новый Мир



Историк Андрей Фурсов рассказывает, как западные интеллектуалы описывают будущее планеты. О чём проговаривается Фарид Закария в своей новой книге "Уроки для постпандемического мира". Какой будет экономическая система и что не учитывает мировой управляющий класс.


Collapse )
Для Вас

Почти 750 тысяч человек в США подали новые заявления о безработице; это больше, чем ожидалось

 Статуя атакующего быка сфотографирована в понедельник возле Нью-Йоркской фондовой биржи на Уолл-Стрит в Нью-Йорке. Фото: John Angelillo/UPI | License Photo

8 апреля (UPI) -
почти 750 000 американских работников подали заявки на получение новых пособий по безработице, сообщило Министерство труда в своем еженедельном отчете в четверг.

В отчете говорится, что на прошлой неделе около 744 000 работников подали новые завления, что на 16 000 больше, чем на предыдущей неделе. Отчет в четверг также пересмотрел показатель предыдущей недели на 9000 претензий.

Большинство аналитиков ожидали около 680 000 новых исков.

Collapse )
Для Вас

Салман Рафи Шейх: Так называемая "холодная война 2.0" -это не ядерное оружие и ракеты




Так называемая "холодная война 2.0", назревающая между США и Китаем/Россией, мало похожа на сценарий после Второй мировой войны.
Нынешний сценарий отличается двумя фундаментальными аспектами: он не имеет корней в двух противоположных идеологиях коммунизма и капитализма, когда одна пытается подавить другую, и он меньше всего связан с установлением военного превосходства с точки зрения достижения постоянного ядерного превосходства над конкурирующим блоком. Нынешняя фаза соперничества между США и Китаем/Россией больше связана с сохранением односторонней гегемонии США над экономикой, технологиями и глобальной сферой влияния, чем с наступательными и оборонительными возможностями вооруженных сил. Подъем Китая и России бросает вызов США в большей степени с точки зрения одностороннего доминирования последних в основном невоенных областях, хотя и экономика, и технологии имеют также Военные последствия. Соответственно, в то время как первая холодная война включала договоры о контроле над ядерным оружием, "холодная война 2.0" больше связана с торговыми шагами и борьбой за такие технологии, как 5G. Кроме того, в то время как в центре внимания холодной войны была Европа, "холодная война 2.0" развивается в Азиатско-Тихоокеанском регионе, формирующемся центре мирового экономического роста.

Collapse )

Для Вас

Project Syndicate (США): хрупкая гегемония доллара

Сегодня американские политики и многие экономисты твёрдо уверены в том, что мировой аппетит к долговым обязательствам, номинированным в долларах, практически бесконечен. Однако модернизация валютной системы Китая может нанести статусу доллара болезненный удар, уверен автор. И объясняет, как именно.


Кембридж (США) —
Могущественный американский доллар продолжает господствовать на глобальных рынках. Но его доминирование вполне может оказаться намного более хрупким, чем кажется, потому что ожидаемые будущие изменения в валютном режиме Китая могут спровоцировать значительные сдвиги в международном валютном порядке.

Весьма вероятно, что по многим причинам китайские власти в какой-то момент отменят привязку юаня к корзине валют и перейдут к современному режиму инфляционного таргетирования, позволив валютному курсу колебаться более свободно — особенно относительно доллара. Когда это случится, можно ожидать, что большинство стран Азии последуют за Китаем. И со временем доллар, являющийся сейчас якорной валютой для стран, на долю которых приходится примерно две трети мирового ВВП, может потерять почти половину своего веса.

Америка очень сильно полагается на особый статус доллара (бывший министр финансов Франции Валери Жискар д'Эстен называл это «непомерной привилегией» Америки) для финансирования огромных государственных и частных заимствований, поэтому последствия такого сдвига могут быть весьма серьёзными. Учитывая, что США активно финансируют за счёт дефицита бюджета борьбу с бедственными экономическими последствиями сovid-19, устойчивость долга страны может быть поставлена под сомнение.



В пользу повышения гибкости курса китайской валюты давно приводится аргумент, что Китай просто слишком велик, чтобы позволить своей экономике танцевать под дудку Федеральной резервной системы США, хотя контроль за движением капитала в Китае и обеспечивает ему определённую самоизоляцию. Китайский ВВП (измеряемый в международных ценах) обогнал ВВП США ещё в 2014 году и продолжает расти быстрее, чем в США и Европе, что усиливает убедительность аргументов в пользу повышения гибкости валютного курса.


Есть и более свежий аргумент: центральное положение доллара даёт правительству США слишком много доступа к информации о глобальных транзакциях. Это вызывает большую озабоченность даже в Европе. В принципе, клиринг долларовых транзакций можно было бы проводить в любой точке мира, но у американских банков и клиринговых домов есть значительное естественное преимущество, потому что их может косвенно (или напрямую) поддерживать ФРС, обладающий неограниченными возможностями печатать деньги в периоды кризисов. Напротив, любой клиринговый дом за пределами США всегда будет чаще сталкиваться с кризисом доверия — это проблема, с которой трудно справиться даже еврозоне.

Кроме того, начатая бывшим президентом США Дональдом Трампом политика сдерживания торгового господства Китая никуда не исчезнет в обозримом будущем. Это один из очень немногих вопросов, по которым у демократов и республиканцев имеется широкое согласие, но при этом практически нет сомнений в том, что торговая деглобализация подрывает позиции доллара.

Китайские власти сталкиваются со множеством препятствий в своих попытках отменить нынешнюю привязку юаня к корзине валют. Но в характерной для них манере они медленно закладывают фундамент сразу на многих фронтах. Китай постепенно отменяет ограничения на покупку иностранными институциональными инвесторами облигаций, номинированные в юанях, а в 2016 году Международный валютный фонд включил юань в корзину крупнейших мировых валют, которые определяют стоимость специальных прав заимствований (глобального резервного актива МВФ).

Кроме того, Народный банк Китая значительно опередил другие крупнейшие центробанки в создании цифровой валюты центрального банка. Хотя сегодня цифровая валюта НБК предназначена исключительно для внутреннего использования, в конечном итоге она будет способствовать международному применению юаня, особенно в тех странах, которых притягивает на орбиту потенциального валютного блока Китая. Это обеспечит китайскому правительству доступ к транзакциям пользователей цифровых юаней — точно так же, как нынешняя система даёт массу аналогичной информации правительству США.

Действительно ли остальные азиатские страны последуют за Китаем? Конечно, США будут жёстко добиваться сохранения как можно большего числа стран на орбите доллара, но сделать это будет очень трудно. В конце XIX века США опередили Британию в качестве страны с крупнейшими оборотами торговли в мире, а сегодня Америку опережает по этому показателю Китай, причём уже давно.

Да, Япония и Индия могут пойти своим путём. Но, наверное, если Китай повысит гибкость юаня, в своих валютных резервах они дадут его валюте как минимум такой же вес, как и доллару США.



Есть поразительные параллели между нынешней тесной координации Азии с долларом и ситуацией в Европе в 1960-х и начале 1970-х годов. Но та эпоха завершилась высокой инфляцией и крахом послевоенной Бреттон-Вудской системы фиксированных валютных курсов. Большинство стран Европы тогда поняли, что внутриевропейская торговля намного важнее торговли с США. Это привело к возникновению блока дойчмарки, который несколько десятилетий спустя преобразился в единую валюту — евро.

Всё это не означает, что китайский юань станет главной мировой валютой в одночасье. Переход от одной доминирующей валюты к другой может занять много времени. Например, в течение двух десятилетий между Первой и Второй мировыми войнами у новичка валютных рынков — доллара — был примерно такой же вес в резервах центральных банков, как и у британского фунта, который являлся доминирующей глобальной валютой на протяжении ста с лишним лет — со времён Наполеоновских войн в начале 1800-х.

Что же плохого в том, чтобы три мировых валюты — евро, юань и доллар — делили пьедестал? Ничего, за исключением того, что ни рынки, ни власти не выглядят даже отдалённого готовыми к подобному переходу. Уровень заимствований правительства США почти несомненно серьёзно пострадает, хотя в реальности наибольший удар придётся по корпоративным заёмщикам, особенно малым и средним предприятиям.

Сегодня американские политики и многие экономисты выглядят твёрдо уверенными в том, что мировой аппетит к номинированным в долларах долговым обязательствам практически бесконечен. Однако модернизация валютной системы Китая может нанести статусу доллара болезненный удар.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.