alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Ученые против легализации отстрела редких и исчезающих животных, Закон... тоже

Паулюс Поттер. Наказание охотника (фрагмент). 1625–1654 годы
Паулюс Поттер. Наказание охотника (фрагмент). 1625–1654 годы

Вскоре на стол к президенту ляжет законопроект, исключающий из федерального закона «Об охоте» прямую норму, запрещающую охотиться на краснокнижных животных. По сути дела, это легализация их VIP-отстрела. Кроме того, законопроект фактически ставит непреодолимые бюрократические препоны ограничениям на охоту и внесению новых видов в федеральную и региональные Красные книги. Если этот документ будет подписан президентом, он вступит в силу 1 августа 2021 года. Ученые возмущены и собирают подписи под обращением к главе государства. Мы просим всех неравнодушных присоединиться к этой акции.

Ученые и общественность три года боролись за сохранение института Красной книги в России (см. нашу заметку «Страсти по Красной книге» [1]). В 2020 году, несмотря на яростное охотничье лобби, специалистам всё же удалось добиться внесения в федеральную Красную книгу ряда таксонов животных, которым грозит исчезновение, и тем самым разрушить розовые мечты элитных браконьеров. И конечно, последним это не понравилось.

9 декабря Государственная Дума приняла проект Федерального закона № 942759-7, вносящего изменения в Федеральный закон «О животном мире» и Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» (см. текст законопроекта и стадии его рассмотрения: [2]).

15 декабря комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию рекомендовал Совету Федерации одобрить законопроект и указал, что он не подлежит обязательному рассмотрению в Совете Федерации, поскольку не затрагивает вопросы, перечисленные в статье 106 Конституции РФ.

Нам представляется, что принятие этого закона может создать серьезную угрозу для животных, в первую очередь редких и исчезающих.

Во-первых, законопроект исключает из закона «Об охоте» прямую норму, запрещающую охотиться на животных, занесенных в федеральную и региональные Красные книги. По сути дела, легализуется их VIP-отстрел.

Депутат Владислав Резник несколько лет назад уже предлагал Минприроды открыть охоту на краснокнижных животных [3]. Тогда общественности и ученым удалось его остановить, но политик продолжил свою законотворческую деятельность. И если этот законопроект будет принят, под видом научных исследований можно будет проводить охоту, например, на путоранских снежных баранов [4].

Во-вторых, законопроект делает фактически невозможным установление ограничений на охоту. Если он будет принят, ограничения будут осуществляться «на основе данных государственного мониторинга охотничьих ресурсов, подтверждающих фактическое непрерывное снижение численности вида охотничьих ресурсов, в отношении которого устанавливаются лимит и квота добычи, в течение не менее трех лет, приведшее к общему сокращению численности вида более чем на 50 процентов».

Однако государственный мониторинг охотничьих ресурсов в реальности не ведется. Кроме того, закон не указывает, о каком снижении численности идет речь: всей численности вида на Земле, в России, в субъекте РФ, в охотничьем хозяйстве? А если речь идет не о виде, а о подвиде или популяции? И почему нужно ждать, когда численность снизится на 50%? Почему не на 60%? Или на 80%?

Мы полагаем, что текст закона с биологической точки зрения безграмотен.

В-третьих, если законопроект будет принят, вносить новые виды в Красную книгу того или иного субъекта Федерации можно будет только на основании того самого «государственного учета и мониторинга» (которого нет) и только «опубликованных научных данных, с учетом естественных колебаний численности» (непонятно, за какое время, и неясно, что такое «естественные колебания численности»). Кроме того, после прохождения всех процедур материалы, обосновывающие внесение в Красную книгу, должны быть опубликованы в Интернете за полгода до принятия решения органом государственной власти.

Нам представляется, что этот законопроект не просто вреден — он преступен.

Общественность также возмущена происходящим и уже создала свою петицию, адресованную президенту и председателю комитета Госдумы РФ по экологии и охране окружающей среды [5]. Под ней уже более 40 тыс. подписей.

Мы просим всех неравнодушных ученых поставить свою подпись под приведенным ниже письмом протеста с требованием пересмотра законопроекта, которое будет направлено в Администрацию президента и комитет Госдумы по экологии от имени благотворительного фонда «Центр охраны дикой природы» [6].

Для этого пришлите свои Ф. И. О., ученую степень (если есть), ученое звание (если есть) и место работы (если есть) по адресу: address.zakon.okhota.2020@gmail.com.


  1. Сергей Матвейчук
    Сергей Матвейчук
    5 дней(-я) назад
    Обидно за уважаемое НАУЧНОЕ издание публикующее чисто алармистский, на мой взгляд, материал. Ведь содержательная часть обращения (С.Б.Розенфельд) начинается с явной ошибки. Удаляемая ч. 4 ст. 11 Федерального закона «Об охоте…»: “4. Запрещается добыча млекопитающих и птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и (или) в красные книги субъектов Российской Федерации, за исключением отлова млекопитающих и птиц в целях, предусмотренных статьями 15 и 17 настоящего Федерального закона”. «Статья 15. Охота в целях осуществления научно-исследовательской деятельности, образовательной деятельности» «Статья 17. Охота в целях акклиматизации, переселения и гибридизации охотничьих ресурсов». То есть, как раз устраняемая норма допускала 2 видов охот на краснокнижных животных. А новеллы, напротив, устанавливают, что возможное добывание краснокнижников осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом «О животном мире». Норма о таком добывании в этом законе была и есть с самого начала его действия, с 1995 года: » Оборотоспособность диких животных, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, допускается в исключительных случаях по разрешению (распорядительной лицензии), выдаваемому специально уполномоченным государственным органом по охране окружающей среды в порядке, предусмотренном Правительством Российской Федерации» (ст. 24). Соответствующие правительственные Правила добывания объектов животного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации…, утверждены в 1997 г. и продолжают действовать (https://clck.ru/SWxGA). Таким образом, измененияПодробнее »
    Арсений
    Арсений
    4 дней(-я) назад
    В ответ на:  Сергей Матвейчук

    В законе есть оговорка: животных можно отлавливать только для научно-исследовательской и образовательной деятельности либо «в целях акклиматизации, переселения и гибридизации охотничьих ресурсов». Также отдельное постановление правительства разрешает «добывание» краснокнижных животных «в исключительных случаях» — например, в целях сохранения объектов животного мира, мониторинга состояния их популяций, регулирования их численности и охраны здоровья населения. Однако, поскольку в законе «Об охоте» действует запрет на отстрел, в этих случаях животных можно только отлавливать — сложившаяся практика позволяет отстреливать животных лишь в случае угрозы жизни человека (нападения тигра или белого медведя). Для особо одаренных : добывание в исключительных целях может трактоваться как угодно. Застреленному белому медведю будет наплевать, как в каких целях он был убит. В данной редакции выпускать такой закон — это издевательство!

    Сергей Матвейчук
    Сергей Матвейчук
    3 дней(-я) назад
    В ответ на:  Арсений

    В Ваших рассуждениях, по-моему, два слабых места, обусловленных тем, что Вы, как и С.Б.Розенфельд, не знакомы с практикой и не видите оба закона — об охоте и о животном мире — в совокупности (хамовитость [‘для одарённых’] и пунктуационную эмоциональность оставляю в стороне).
    Во-первых, само разрешение охоты, любого её вида, автоматически делает краснокнижный вид (подвид, популяцию) «охотничьим ресурсом» в силу п. 1 ст. 1 Закона об охоте. Обсуждаемый Закон устраняет этот юридический статус, что важно не только символически: при живоотлове неизбежен отход — стресс, передозировка, и т.р.; цель охоты (отлова), например, для гибридизации краснокнижного вида вряд ли безупречна сама по себе и может являться основанием для подвергания животных риску летального исхода.
    Во-вторых, справедливо указывая на размытость понятия «исключительного случая» (отсутствие в законодательных актах формализованных критериев и оснований), отдающую его во власть неограниченной дискреции (усмотрения), Вы упускаете из виду, что эта неясная «исключительность» была закреплена в Законе о животном мире 1995 г. — и остаётся там (ч. 4 ст. 24). Обсуждаемый Закон (в её воспроизводит и говорит: я полностью вычёркиваю краснокнижных животных из своего ведения, регулирование их добывания — прерогатива Закона о животном мире, с его исключительностью (и, в отличие от Закона об охоте, возможностью легального летального добывания). Тот, кому (как и мне) не нравится размытая «исключительность», должен протестовать против старой нормы Закона о животном мире (и его подзаконного правительственного акта), новая редакция Закона об охоте её («исключительность») не устанавливает, а дублирует, это вторичное воспроизведение. «Застреленному белому медведю будет наплевать, как в каких целях он был убит», но люди, мне кажется, должны понимать, что он — теперь уж точно — будет убит в соответствии с Законом о животном мире, а не в соответствии с Законом об охоте и обсуждаемым Законом (о внесении изменений).

    Приведу, для тех, кто не знаком с новым Законом, текст, который он включает в Закон об охоте (ч. 2 ст. 11.1): «В исключительных случаях добыча редких и находящихся под угрозой исчезновения охотничьих ресурсов допускается в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О животном мире»». Всё. Никакого порядка охотничьего добывания краснокнижников теперь не может быть.

    Арсений
    Арсений
    2 дней(-я) назад
    В ответ на:  Сергей Матвейчук

    Спасибо, что отметили мою пунктуационную эмоциональность! Подведу итог. Законопроект отменяет запрет на отстрел животных, занесенных в Красные книги РФ и субъектов РФ в научных целях (отменяется п.4 статьи 11 Федерального закона об Охоте). Вместо нее в закон ввелась статья 11.1 , которая позволяет добывать редких животных «в исключительных случаях в порядке предусмотренном Федеральным законом «О животном мире». То есть, под видом научных исследований теперь можно проводить охоту на редкие виды. Вспоминаем баранов Бендерског и все становится на свои места.

    Сергей Матвейчук
    Сергей Матвейчук
    2 дней(-я) назад
    В ответ на:  Арсений

    «Законопроект» (на самом деле принятый Федеральный закон) отменяет всякую ОХОТУ на краснокнижников, включая научную. Любое добывание — только по Закону о животном мире. Закон о животном мире содержит однозначный запрет на летальное добывание:
    “ДЕЙСТВИЯ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПРИВЕСТИ К ГИБЕЛИ, сокращению численности или нарушению среды обитания ОБЪЕКТОВ ЖИВОТНОГО МИРА, ЗАНЕСЕННЫХ В КРАСНЫЕ КНИГИ, НЕ ДОПУСКАЮТСЯ” (ч. 2. ст. 24).


Источник
Tags: Законодательство, Защита Природы, Российская Федерация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments