alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

ИЛЬХАМ АЛИЕВ ВТЯГИВАЕТ РОССИЮ В КОНФЛИКТ С ИРАНОМ И ТУРКМЕНИЕЙ, ПОПРОСИВ "ВОЕННОЙ ПОМОЩИ" У МОСКВЫ

Начало темы: Ильхам Алиев встал на путь опасной прозападной авантюры и возможной анексии Азербайджана Ираном

Оригинал взят у nnilsв ИЛЬХАМ АЛИЕВ ПОПРОСИЛ ВОЕННОЙ ПОМОЩИ У МОСКВЫ
Оригинал взят у dymm69в ИЛЬХАМ АЛИЕВ ПОПРОСИЛ ВОЕННОЙ ПОМОЩИ У МОСКВЫ

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обратился к руководству России с просьбой перебазировать часть Каспийской флотилии ВМФ России из Астрахани и Махачкалы в Баку.

Целью такой военной помощи должна стать защита морских нефтеразработок Азербайджана в его территориальных водах в Каспийском море от Туркмении. Об этом сообщил сегодня OSTKRAFT со ссылкой не названный источник.

Ну да, бесчисленные туркмены ордами по десять туменов , кролем переплывая Каспий, воровали азербайджанскую нефть...Сюрреализм.

Оригинал взят у nnilsв Стратегия регионального торга "по-азербайджански". Визит Алиева в Иран.
Появившаяся информация о возможном визите в ближайшее время президента Азербайджана Ильхама Алиева в Иран породила достаточно много вопросов, надежд и фантазий, что, признаться, вполне объяснимо из-за откровенной напряженности этих отношений.
аз-иран
Нет, на официальном уровне с обеих сторон наблюдателей пытаются уверить, что в отношениях двух стран все идет нормально, трудности, конечно, есть, но они носят временный характер. Но уже на уровне полуофициальном высказывания звучат куда как более резко. А на уровне реальных действий спецслужб и военных все вообще выглядит как непрекращающаяся «холодная война».

Может ли визит Алиева положить конец этой враждебности? Никоим образом, потому как в вопросах отношений с Ираном политика Баку определяется не национальными интересами Азербайджана, а той ролью, которую отвели ему другие игроки. Алиев не может перешагнуть границ этой роли и единственное, на что он способен – это повысить свою значимость в глазах Турции, Израиля и США, выторговать признание «особой роли» Азербайджана в регионе, чем, собственно он и намерен заняться в случае, если визит все же состоится.

К такому торгу есть все предпосылки. США откровенно «играли» нынешнюю азербайджанскую политическую элиту, маня ее морковкой «стратегического партнерства», которое, как на полном серьезе считали в Баку, позволит стать Азербайджану региональной «сверхдержавой», без особых проблем решить вопрос «оккупированных территорий» и раздела Каспия в выгодной для Азербайджана конфигурации.

Правящая элита Азербайджана полностью приняла тезис о том, что именно Иран, сопротивляясь разделу Каспийского моря, препятствует строительству современной трубопроводной инфраструктуры и разработке энергоресурсов региона с участием международных энергетических компаний.

Следовательно, считают в Баку, Тегеран намеренно тормозит развитие Азербайджана и извлечение им сверхприбыли от собственных ресурсов, поскольку Ирану добыча углеводородов на Каспии не так важна, ведь он сам имеет богатые ресурсы нефти и газа на юге и широкий доступ к Персидскому заливу и Аравийскому морю.

Кроме того, Азербайджан искренне считает, что Иран «предал» его в нагорно-карабахском конфликте, поправ все нормы «исламской солидарности». Эти и другие причины привели к тому, что Азербайджан твердо встал на путь именно прозападной ориентации, полностью присоединившись к политике, которую США и Запад проводит в отношении Тегерана.

Вашингтон и их партнеры по антииранской коалиции высоко оценили лояльность Баку. Посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар недавно констатировал, что «США удовлетворены и довольны поддержкой Азербайджаном международных санкций против Ирана».

В самом Баку утверждают, что «за период многолетних переговоров с МАГАТЭ и "шестеркой" ведущих стран мира Тегерану так и не удалось убедить мировое сообщество в мирном характере своей ядерной программы». Официальные лица в Баку, заявляя о праве Ирана на использование атомной энергии в мирных целях, также неоднократно подчеркивали, что овладение Тегераном ядерного оружия станет серьезной угрозой для безопасности Азербайджана.

Уверенность азербайджанской элиты в том, что США и Израиль видят в Баку «стратегического партнера» и поддерживают его усилия в гонке за региональное доминирование, в немалой степени поддерживаются той огромной помощью, которую и эти страны, и Турция оказывают Баку в милитаризации собственной страны.

По данным доклада экспертов SIPRI (Международного института по изучению мира, действующего в Стокгольме), объемы импорта оружия в Восточной Европе в 2003-2012 гг. увеличились на 21%, причем исключительно за счет Азербайджана. "Эта страна за указанный период увеличила объем импорта оружия на 155%", – отмечают аналитики SIPRI. В числе последних закупок Азербайджана — беспилотные летательные аппараты типа Aerostar и Hermes-450. "Наряду с этим, Азербайджан в прошлом году приобрел российские военные вертолеты Ми-24, а также бронемашины Matador и Marauder, которые на основе лицензии, выданной Южной Африкой, были произведены на территории Азербайджана", — говорится в докладе. В докладе отмечается, что Азербайджан за 10 лет значительно продвинулся вперед в мировом списке государств-импортеров оружия, с 48-го места перейдя на 35-ое.

Здесь уместно будет отметить, что разыгранное для публики «потепление» в отношениях между Тель-Авивом и Анкарой мало чем затрагивает Баку. То, что «охлаждение» на самом деле имело место только на публичном уровне, прекрасно демонстрирует ситуация в Азербайджане.

Израиль и Турция за все время «охлаждения» прекрасно работали здесь вместе, пусть и в разных сферах, но весьма согласованно. На пике мифического «турецко-израильского противостояния» в Азербайджане действовали 1106 компаний с турецким капиталом, которые инвестировали в экономику страны около $1,9 миллиардов. И в это же время Израиль заявил о готовности нарастить объемы поставляемых Баку вооружений (включая и самые высокотехнологичные) до 1.6. млрд долларов США своему основному южнокавказскому партнёру.

Но, доказывая лояльность, Баку пошел гораздо дальше простого расширения ВТС. Рассчитывая получить поддержку своих «стратегических партнеров» в силовом решении «вопроса об оккупированных территориях», Азербайджан предоставил Израилю и США собственную территорию под пункты военно-технической разведки против Ирана и сквозь пальцы смотрит на то, как израильская и американская резидентуры ведут с его территории агентурную работу среди иранских азербайджанцев.

Кстати, именно свои тесные связи с иранскими азербайджанцами Баку постоянно выставлял в качестве дополнительного козыря в игре за признание его полноценным стратегическим партнером Запада. Тесные связи официального Баку и Конгресса азербайджанцев мира (КАМ) совершенно очевидны. Так, большинство проведенных в прошлом году перед иранским посольством в Баку акций протеста против политики Тегерана в отношении Азербайджана, а также против усиления сотрудничества Ирана с Арменией, организовывались именно азербайджанским представительством КАМ. Активисты этой организации на последнем заседании 18-19 января во Франкфурте правление КАМ обсуждали вопрос о создании эмиграционного правительства и парламента иранских азербайджанцев, что встретило полное понимание в среде азербайджанских проправительственных политологов: «Тюркским (азербайджанским) общественным организациям в Иране следует консолидироваться, четко обозначить свои политические позиции и мобилизоваться для претворения в жизнь национальных задач накануне войны Запада с Ираном».

Моральной поддержкою и ценными советами дело не ограничилось. Общественные организации в АР пытаются привлечь к оказанию помощи сепаратистски настроенной части иранских азербайджанцев и Турцию. «Резкая активизация политической жизни азербайджанцев в Иране, массовые акции протеста в Тебризе, Ардебиле и других иранских городах с азербайджанским населением привлекают внимание общественных организаций и политиков в Азербайджанской Республике. Однако проблема Южного Азербайджана волнует мало турецких политиков. Турция, как самая крупная и влиятельная тюркская держава, должна так же близко к сердцу принимать беды южных азербайджанцев, как она относится к палестинцам и арабским демократиям», - призывала в Баку председатель Молодежного Движения Единый Азербайджан Ясаман Гарагоюнлу.

Безоблачную картину стремительного рывка Азербайджана к региональному доминированию и решению «вопроса об оккупированных территориях» напрочь смазали два обстоятельства.

Во-первых, руководству Ирана в преддверии президентских выборов удалось обеспечить лояльность иранских азербайджанцев. О деталях того, как это произошло – еще не пришло время рассказывать, но, по некоторым сведениям, об этом обстоятельстве Тегеран частично проинформировал Баку 24 февраля нынешнего года, в ходе беседы Ильхама Алиева с секретарем Высшего Совета национальной безопасности Ирана Саидом Джалили, который накануне алма-атинского раунда переговоров с «шестеркой» неожиданно посетил Азербайджан.

Во-вторых, и это, пожалуй, главное, надежды на «стратегическое партнерство» обернулись совсем не так, как это ожидалось в Баку. Официальный Вашингтон четко определил приоритеты в становлении мира и стабильности на Южном Кавказе – урегулирование карабахского конфликта и нормализация армяно-турецких отношений. Логика здесь проста – снять с повестки межгосударственных отношений стран Южного Кавказа и Турции проблемные вопросы. Именно Турция должна стать основным представителем интересов Запада на Южном Кавказе, именно она должна сформировать вокруг себя новый альянс (пока – в составе Тбилиси, Баку и Анкары, но с перспективой вовлечения Еревана).

В идеале это должно привести к созданию западноориентированного альянса на Южном Кавказе, который будет направлен на взаимную экономическую интеграцию и создание транспортно-энергетического коридора между регионами Каспия и Восточной Европой. И в Ереване, и в Баку, и в Тбилиси, и в Анкаре прекрасно осознают все позитивные перспективы и все плюсы создания такого полностью интегрированного пространства от Каспия до европейских границ Турции.

Это выгодно всем региональным игрокам, за исключением России и Ирана. Но для Азербайджана эта выгода все же меньше, чем он рассчитывал получить. В этом раскладе ни о каком региональном доминировании речь идти не может, о равноправном партнерстве – тоже. Азербайджану отведена роль «младшего партнера», что, естественно, вступает в противоречия с его амбициями.

И в этом случае у Ильхама Алиева не такой уж богатый выбор вариантов того, каким образом можно занять в данном альянсе более выгодное положение. Во-первых, нужно продемонстрировать западным союзникам потенциал Азербайджана как «модератора» в диалоге с Ираном на Южном Кавказе. Во-вторых, нужно усилить антироссийскую составляющую своей внешней политики, продемонстрировав, что и здесь Баку является для Запада серьезным партнером, способным, в случае необходимости противостоять «возрождающейся империалистической политике России на Кавказе», что в переводе на нормальный язык означает заставить Россию смириться с Транскаспийским трубопроводом.


Со вторым, с усилением антироссийской риторики, официальный Азербайджан справляется вполне успешно. Роль же «модератора» в диалоге с Ираном ему еще предстоит освоить, шантажируя, уступая по мелочи, нахваливая себя, клянясь и плутуя, словом – отчаянно торгуясь. Если визит Ильхама Алиева все же состоится (а вероятность такого событий до выборов в Иране стоит рассматривать как 50 на 50), то мы сможем наблюдать дебют Баку в этой роли.

источник
http://www.iran.ru/news/analytics/86739/O_vozmozhnom_vizite_Alieva_v_Iran_ili_strategiya_regionalnogo_torga_po_azerbaydzhanski
Tags: Азербайджан, Мировая революция Международной финансов, Российская Федерация, Суперпроект МФО "Великий Джихад"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment