alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Константин Асмолов: О судьбе радиоактивной воды, накопленной на АЭС «Фукусима -1»



Время от времени СМИ РК и связанные с ними экологи будируют вопрос о грядущей экологической катастрофе мирового масштаба, которая случится, когда власти Японии сбросят в море тысячи тонн радиоактивной воды, оставшейся после катастрофы на АЭС «Фукусима-1». Ажиотаж подстегивается периодическими новостями о том, что воду вот-вот спустят, и только позиция Сеула удерживает Токио от ужасающего решения.

Напомним суть проблемы. Каждый день после катастрофы 2011 года на АЭС «Фукусима» из-за проникновения подземных вод, вызвавшей утечку радиоактивности, производится около 170 тонн радиоактивно загрязненной воды, содержащей радиоактивный изотоп водорода — тритий и другие вещества. Во-первых, речь идет о воде, которая изначально была в контуре реактора. Во-вторых — о воде, которая используется для охлаждения обломков станции и охлаждения оставшегося топлива. Кроме того, значительное количество воды заражается из подземных источников, текущей сквозь землю в сторону океана. Вода проходит обработку для извлечения большей части радиоактивных веществ. Однако тритий и другие вещества остаются в воде, огромное количество которой хранится почти в тысяче больших цистерн.

В настоящее время в резервуарах для воды хранится около 1,7 миллиона тонн этого вещества, но к концу (а в худшем случае – лету) 2022 года свободное пространство для хранения будет исчерпано. Так как три взорвавшихся реактора далеки от демонтажа, TEPCO — компания-оператор пострадавшей АЭС, требует немедленно решить проблему загрязненной воды.

Японское правительство называет хранящуюся воду «обработанной водой», поскольку она была очищена для снижения ниже порогового уровня 62 видов радиоактивных веществ (не включая тритий), однако в сентябре 2018 года было проведено исследование 890 000 тонн прошедшей очистку воды, которое показало, что более 80%, все еще содержат радиоактивные вещества, превышающие пороговые уровни.

Японские эксперты цитировали экс-премьер-министра Абэ, который утверждал, что количество радиоактивности в воде составляет менее одного процента от количества радиоактивности на АЭС «Вольсон» Южной Кореи. Южнокорейские ученые воспринимают это высказывание скептически. Как отмечает Мун Чжу Хен, профессор кафедры ядерной инженерии Университета Тангук, чтобы сравнить уровни загрязнения на объектах АЭС «Фукусима» и атомной электростанции в Корее, следует уточнить, где собираются пробы воды. Просто глядя на цифры из разных мест отбора проб, невозможно представить точное сравнение уровня загрязнения.

Чхве Сун Мин, профессор кафедры ядерной и квантовой инженерии KAIST, сказал, что Сеулу и Токио нужно воздерживаться от представления научно необоснованных мнений по этому вопросу и проявлять осмотрительность.

В своей статье на НВО Владимир Одинцов приводит целый ряд примеров экологических проблем, всплывавших в 2017-18 гг. — оседанию цезия-137 на песчаных пляжах на значительном расстоянии от станции и обнаружения его частиц в американском вине из Калифорнии, произведенном после аварии на «Фукусиме-1»; обнаружения изотопов радиоактивного йода и цезия также было обнаружено в овощах, выращенных в Южной Корее, а также в выловленной у японских берегов рыбе.

В августе 2019 года TEPCO выступила с предложением откачивать с аварийной АЭС загрязненную воду и сливать ее в Тихий океан. Все другие способы решить проблему, по мнению руководства TEPCO, являются затруднительными.

В октябре 2019 года Южная Корея на заседании Британской международной морской организации призвала Японию приложить усилия, чтобы добиться консенсуса от соседних стран по вопросам обращения с водой.

24 декабря 2019 г. подкомиссия, созданная с 2016 года в Министерстве экономики, торговли и промышленности Японии для обсуждения мер по удалению загрязненной воды, объявила о трех возможных планах удаления воды из Фукусимы: выброс ее в океан, испарение и выброс в атмосферу или использование обоих подходов одновременно.

Весь процесс займет не менее 10 лет. По словам специалистов, оба способа вполне реализуемы и соответствуют различным требованиям, в том числе по экологии, так как почти не оказывают влияния на окружающую среду и здоровье людей, и уже были подобные прецеденты. Однако ущерб от негативных слухов в результате сброса радиоактивной воды в море может оказать существенное социальное влияние.

Хорошим примером распространителя таких слухов является любимый южнокорейскими газетчиками Шон Берни. Старший специалист по ядерной энергетике в немецком отделении Гринпис Германии, работает в Фукусиме с 1997 года и утверждает, что этот вопрос явно важен для корейцев, поскольку они понимают риски ядерной энергии и заботятся об окружающей среде. По его мнению, Фукусима продолжает представлять угрозу для окружающей среды не только Японии, но и всего Азиатско-Тихоокеанского региона. «Это ядерная катастрофа, которой нет конца, и корейцы понимают, что, только выступая и выступая против плохих решений, можно добиться прогресса в защите нашей окружающей среды».

Берни заявляет, что сброс загрязненной воды представляет прямую угрозу для морской экосистемы и здоровья человека, поскольку безопасного уровня воздействия технически не существует. По его словам (которые тоже стоит воспринимать скептически) тритий может нанести ущерб человеческой и нечеловеческой ДНК, а другие радионуклиды, такие как стронций, все равно будут сбрасываться в огромных количествах, даже если обработка загрязненной воды будет успешной. «Ничто из этого не может быть оправдано с экологической точки зрения, когда есть четкая альтернатива ― длительное хранение и переработка для удаления радионуклидов».

Всплеск паники случился после того, как в феврале 2020.г. по ряду СМИ прошла информация, что японские власти намерены слить более миллиона тонн радиоактивной воды с АЭС «Фукусима» в Тихий океан. По словам отдельных экспертов, такой способ является «наименьшим из зол», поскольку воды океана способны растворить радиацию до безопасного для людей уровня. Так, 4 февраля 2020 года японское правительство провело встречу с сотрудниками иностранных посольств и попыталось убедить их в достоинствах данной стратегии.

25 марта стал известен план сбрасывать радиоактивную воду, разбавляя ее морской водой, чтобы довести содержание трития до одной сороковой уровня, допускаемого действующими в стране требованиями безопасности. Делаться это будет постепенно, в течение примерно 30 лет.

26 марта администрация президента РК выразила озабоченность по поводу планов Японии: в заявлении управления координации государственной политики говорится, что Япония должна принять меры для того, чтобы план сброса воды не затрагивал здоровье и безопасность южнокорейских граждан, а также морскую экосистему.

Но тут из-за пандемии перенесли Олимпиаду, и пик озабоченности как-то внезапно рассеялся, потому что за действиями Сеула во многом стояли не экологические вопросы, а желание под этим соусом испортить японцам праздник. После этого заявления активистов и чиновников стали куда более спорадическими.

Последнее было сделано на 64-й сессии Генеральной конференции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), проходившей с 21 по 25 сентября в Вене в формате видеоконференции. Первый заместитель министра науки и информационно-коммуникационных технологий Чон Бён Сон в очередной раз выразил обеспокоенность по поводу того, что Япония всерьёз рассматривает возможность сброса в океан загрязнённой воды и подчеркнул необходимость тщательного анализа вероятного ущерба, который сброс радиоактивных вод может нанести экологии. Он отметил, что в соответствии с международным правом, Япония обязана открыто взаимодействовать с мировым сообществом в вопросе утилизации загрязнённой воды, предложив МАГАТЭ занять более активную позицию в этом вопросе.

Конечно, рано или поздно хранилища переполнятся, и проблему придется решать, отделяя панические слухи от обоснованных опасений и игнорируя попытки политизировать вопрос. А пока Сеул скорее кричит «Волки», и интенсивность этих криков тесно связана с политической конъюнктурой.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Tags: ЯДЕРНАЯ КАТАСТРОФА В ЯПОНИИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments