alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Генсек НАТО высказался за разработку новой стратегической концепции альянса



Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг высказался за разработку новой стратегической концепции развития НАТО. Об этом он заявил в среду, 7 октября, на проходящей в Братиславе международной конференции по вопросам европейской безопасности Globsec-2020.



«Верю, что пришло время создать новую стратегическую концепцию НАТО», — отметил он.

По его словам, Североатлантический альянс должен быть готов оперативно и в долговременной перспективе реагировать на возникающие угрозы в сфере безопасности, передает ТАСС.

«Альянс должен быть готов к более глобальной позиции, чтобы реагировать на угрозы глобального характера. Нужно сотрудничать с одинаково мыслящими партнерами [на международной арене]», — сказал Столтенберг.

Столтенберг остановился на негативных переменах, произошедших в мире после его вступления в 2014 году в должность генсека НАТО. К ним, по его утверждению, относятся действия России, растущие амбиции Китая, учащающиеся атаки хакеров в киберпространстве, усиливающийся процесс климатических изменений и активизация исламистских террористических группировок.

8 июня генсек НАТО Йенс Столтенберг выступил за ведение диалога с Россией и обсуждение таких вопросов, как контроль над вооружениями.



Известия

Салман Рафи Шейх: Решительные шаги Европы по отказу от «трансатлантизма»

NATO3422

Когда НАТО было основано после Второй мировой войны в 1949 году, это была не просто военная организация; это была идея, основанная на общем европейско-американском понимании тогдашней международной политики и готовности более слабой Европы объединиться с США для поддержания баланса сил по отношению к Советскому Союзу. "Трансатлантизм", таким образом, стал системой, в которой Европа постоянно выступала в роли младшего игрока, который должен был следовать по стопам США. Хотя она не утратила своего суверенитета, она утратила свою стратегическую автономию и независимый внешнеполитический подход. "Трансатлантизм", однако, умирает сегодня на фоне стремления Европы вернуть себе стратегическую автономию. Не менее верно и то, что мир больше не разделен на биполярную систему или под односторонним господством США. Подъем России и Китая существенно изменил то, как выглядел мир в 1990-е гг. стремление Европы к автономии является не только ответом на это изменение, но и преднамеренным воспроизведением того же самого процесса изменений.

Это видно из того, что континент, в отличие от США, больше не просто рассматривает Россию и Китай как “ревизионистские государства”, стремящиеся уничтожить американское господство. Она видит заслугу в развитии стратегического диалога с этими государствами и переписывании отношений.

Последнее специальное заседание Европейского совета в Брюсселе показывает путь, по которому пошел ЕС. Дистанцируясь от “Де-сцепления "США с Китаем, Совет решил" восстановить баланс экономических отношений [с Китаем] и добиться взаимности. Соответственно, вместо того, чтобы повторить идею Помпео о создании "Глобальной коалиции" против Китая и свернуть свое экономическое присутствие и политическое влияние, совет призвал Китай “взять на себя большую ответственность в решении глобальных проблем”, что в конечном итоге привело к "амбициозному" всеобъемлющему инвестиционному соглашению ЕС-Китай; и “выполнить предыдущие обязательства по устранению барьеров доступа на рынки, добиться прогресса в области избыточных производственных мощностей и участвовать в переговорах по промышленным субсидиям во Всемирной торговой организации.”

Совет, в отличие от США и отказавшись подписаться под "русофобией", воздержался от обвинений российского правительства в предполагаемом покушении на Алексея Навального. Недосказанный и неписаный отказ обвинить российское правительство в этой попытке затем связан с изменением европейского мышления о необходимости диалога и переговоров с Россией, особенно в том, что касается вопроса европейской безопасности.

Во время своего недавнего визита в Прибалтику французский Макрон, как сообщалось, заявил, что Европе пора начать принимать собственные меры безопасности и перестать полагаться исключительно на НАТО. Во время трехдневного визита в Литву и Латвию Макрон пытался заверить, что его целью является наращивание обороноспособности Европы. Хотя он не выдвигал своих идей в качестве потенциальной замены НАТО, мало кто отрицает, что собственные шаги Европы в направлении европейской системы в значительной степени сделают НАТО неуместным в долгосрочной перспективе.

Новая система безопасности предполагает диалог с Россией, государством, которое США продолжают называть "соперником" и "изгоем"."Макрон не скупился на слова, когда говорил, что европейцы должны иметь возможность переосмыслить свои отношения с Россией, несмотря на историю напряженности. Его замечания, сделанные не в первый раз, имеют особое значение, поскольку они были сделаны в государствах, чьи отношения с Россией оставались ледяными в течение почти 30 лет после распада Советского Союза в 1991 году. В Эстонии и Латвии есть значительные этнические русские меньшинства, в то время как этническое русское население Литвы более незначительно.

Франция в своем нынешнем виде активно взаимодействует со всеми государствами с целью выработки новой формы отношений, полностью основанной на идее "европейской стратегической автономии", используя ее в качестве руководящего принципа для позиции Европы в мировых делах в XXI веке.

Хотя можно подумать, что идея "автономии" не имеет никакого отношения к другим государствам, кроме Франции, это не так. Например, Германия, которая является самой сильной европейской экономической державой, уже создала совместные военные проекты с Францией, включая постоянное структурированное сотрудничество (PESCO) в рамках общей политики безопасности и обороны (CSDP). Помимо этого, обе стороны также находятся в широком согласии относительно будущего трансатлантических отношений в условиях постоянно расширяющегося масштаба многосторонности.

Поскольку идея стратегической автономии, определяемая как способность принимать и осуществлять внешнеполитические и экономические решения в многостороннем формате, требует внутренней легитимности, то есть поддержки со стороны государств-участников и их готовности смотреть на Европу, а не на США или НАТО, активная дипломатия Макрона, по-видимому, особенно направлена на достижение этой самой легитимности.

И хотя европейские державы продолжают представлять идею европейской системы безопасности, существующей наряду с НАТО и не противостоящей ей, она остается таковой из-за того, что резкий и полный разрыв с НАТО невозможен для Европы на данном этапе и не будет служить ее ближайшей цели.

Поиск Европы для восстановления автономии начинается с популяризации этой идеи в первую очередь внутри Европы. Хотя этот процесс уже начался и хорошо воспринимается, окончание полной зависимости Европы от НАТО станет возможным только тогда, когда Европа впервые введет в действие свою собственную и полную систему коллективной обороны. Лиссабонский договор действительно предусматривает такую систему. Европа, возглавляемая Францией и Германией, предпринимает шаги по претворению этого положения в жизнь.

Салман Рафи Шейх, исследователь-аналитик международных отношений и внешней и внутренней политики Пакистана, специально для интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".


Tags: ЕС, НАТО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments