?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Измученное мятежниками Алеппо
Для Вас
alexandr_palkin
Почему они пересекают «Реку смерти» Алеппо

Мохаммед Сиги - 13 марта 2013

Перевёл Александр Палкин http://alexandr-palkin.livejournal.com/

Алеппо - на протяжении десятилетий река этого города Куайк была не более, чем зловонным обедненным потоком, вытекающим из турецкой дамбы. Но река приобрела новый смысл в войне, которая разделила Алеппо, став демаркационной линией территорий под контролем правящего режима и повстанцами, выступая в качестве свалки для трупов.


В последние недели по нескольку тел в день всплыли там на поверхность, как правило, с одним выстрелом в голову. Эти ужасные находки следуют обнаружением в январе более 100 трупов молодых людей из восточной части Алеппо. По данным газеты The Guardian , эти мужчины решились проникнуть в контролируемые правительством районы, прежде чем исчезнуть. Многие жители всплыли в реке Куайк в числе жертв войны, как мученики.

Гражданские лица переходят в контролируемые правительством районы в Алеппо  Фото: Мохаммед Сиги

В южных районах Алеппо вблизи окрестностей района Бастан Аль Квасг покупатели и продавцы рыбы пытаются увернуться от снайперов. На севере, между районами Шейх Максуд и Би-и-дин, гражданские лица переходят со стороны на сторону относительно благополучно, иногда и для транспортировки рыбы, чтобы предложить её для продажи на открытых рынках города.


Они являются одними из тысяч сирийцев, которые перемещаются ежедневно между двумя сторонами Алеппо, с контролируемых режимом Башара аль-Асада территорий на западе и контролируемых повстанцами - на востоке. Они передвигаются, в основном, пешком после того, как на дешевых микро-автобусах доедут до точки перехода.


В восточной части Алеппо, водители кричат «к реке, к реке», чтобы привлечь пассажиров, казалось бы, не обращая внимания на более зловещие использования этой фразы, которая, якобы, применяется в качестве кода для исполнения приговора солдатами режима и Шабихой — верными Асаду бойцами-добровольцами.


Уэл 38-ми лет живет в западной части и работает там автомастерской, в то время как его сестра имеет магазин на востоке. «Я часто пересекаю реку, чтобы проверить магазин и принести запчасти», - сказал он. Повстанцы и курдские боевики в районе «Шейх Максуд» не беспокоят граждан, добавил он, но военные на контрольно-пропускных пунктах в глубине западной части Алеппо проверяют людей, особенно молодёжь призывного возраста.


«Шейх Максуд» является районом курдского большинства под контролем филиала турецкой Рабочей партии Курдистана или РПК. Группа, которая определена как террористическая организация в США, Европе и Турции, старается быть нейтральной в сирийском конфликте, поэтому гражданские лица могут свободно проходить через ее территорию. Но Уэл и другие жители говорили, что правительственные информаторы и Шабихе разрешено бродить там же.


На днях на популярном переходе пересеклись гражданские лица, идущие со стороны запада, как казалось, спасаясь от насилия, таща свои вещи в тяжелых чемоданах. В обратном потоке, жители направились на запад собирать бумаги, исправить мобильные телефона, а, в случае одного из первых организаторов протестов в Алеппо, Абу-Джамиля - это было очередное сопровождение перебежчиков в ряды Свободной сирийской армии.


«Кто-то должен поручиться за этих парней или же они могут быть арестованы РПК по пути, или убиты повстанцами, если они достигнут освобожденных районов», - сказал Абу-Джамиль.


Единственный безопасный маршрут для пересекающихся транспортных средств между воюющими сторонами в Алеппо.  Фото Мохаммеда Сиги


Река уже давно перестала быть для Алеппо пахучей неприятностью. Есть несколько богато украшенных мостов через её воды, но без достопримечательностей для туристов или заблудившихся водителей. Куайк видел возрождение жизни в последние десятилетия. Ее поток был восстановлен после создания ответвления к нему от плотины на легендарном Евфрате, а градостроители заключили историческую линию русла реки в каменные стены.


С дополнительной водой река потеряла свою вонь. Жители начали прогуливаться вдоль ее берегов. Но это было до того, как война в Сирии разорвала город.


Мало кто из алепповцев (или «халабисов», как они любят себя называть), мог себе представить, как война будет осквернять безобидный водоем. Для большинства людей, идущих к реке, это означает выживание - шанс перебраться на другую сторону города. Для сотен других, река - смерть, место последнего упокоения.


Всего три узкие доски из металла: две для пешеходов и одна для транспортных средств, - служат проходимыми мостами на перекрёстке в районе «Шейх Максуд» и, в настоящее время, являются единственным местом, где люди могут перемещаться между сторонами с минимальным риском получения ранения. Частые перестрелки закрыли другой маршрут в районе «Бастен аль-Квэср».


Изо дня в день, постоянный поток товаров движется в контролируемой правительством части Алеппо, в которой по-прежнему живут представители среднего и высшего классов. Недавно один водитель перевозил свежую рыбу, ожидая в пробках несколько часов, чтобы пересечь реку.


«Я делаю это часто и не возражаю против задержек», - сказал он. «Есть люди, которые могут позволить себе живую рыбу на другой стороне, так что я могу поделать? Я должен кормить семью».

Первоисточник:  beta.syriadeeply.org


Для гражданских руководителей, управляющих в Алеппо, это является трудной задачей

Мохаммед Сиги - 19 февраля 2013

Перевёл Александр Палкин  http://alexandr-palkin.livejournal.com/

Алеппо должен был стать «матерью всех сражений», - так окрестил режим в июле битву в городе, где или режим, или революция будут раздавлены. Однако через шесть месяцев бушующей борьбы, после того, как повстанцы нарушили мир в Алеппо, гражданское население борется за выживание.


Жители в контролируемых повстанцами районах, где проживает рабочий класс Алеппо и бедняки, пережили в течение нескольких месяцев и обстрел, и удары с воздуха, и жестокость некоторых вооруженных групп. Тем не менее, они остаются в своих домах, когда рост цен и угроза смерти таятся за каждым углом.


Фрукты стоят на рынке в Тариг Аль Баб в Алеппо. Фото: Мохаммеда Сиги.

«У меня есть этот магазин и есть моя квартира», - сказал мясник в районе «Шаар». «Если бы я имел дом в Париже, я был бы там». Очень немногие клиенты могут позволить себе его мясо, сказал мясник, так как цены выросли более чем вдвое, до 800 сирийских фунтов (8 долл) за килограмм.


Фрукты и овощи продаются прямо на улице, выставленные возле своего магазина, как и одежда, хлеб и топливо. Рынок «Тарик аль Бад», один из самых дешевых и самых активных в Алеппо до начала войны, был заполнен в солнечный день в начале этого месяца, и почти чувствовал себя нормально. Но повстанцы на контрольно-пропускной пункте в нескольких сотнях метрах от рынка, предупреждая водителей и пешеходов о наличии впереди правительственных снайперов.


Среди насилия и хаоса, гражданские лидеры оппозиции пытаются навести порядок и обеспечить основными потребности населения - задача далеко за пределами их средств и возможностей. Группа из «Переходного революционного совета», которая руководит этими усилиями в Алеппо, возглавляется видными деятелями оппозиции Алеппо и его сельской местности, которые имеют большой авторитет в данной местности.


В совет тройки лидеров входят Джалал Ханджи, инженер и давний противник режима, Абдул Азиз Салам - лидер повстанцев, который служит связующим звеном между советом и боевыми группами, и Хаким Халбуни, который руководит повседневной деятельностью группы.


Однако уважаемые мужчины не могут компенсировать отсутствие денег. Ясир Закри, промышленник, который возглавляет местную администрацию, руководимую советом, сказал, что его небольшой командой поставлена задача обеспечения коммунальных услуг, вывоз отходов, подача электричества, воды, топлива и хлеба на территории, охватывающей более четырех миллионов сельских жителей Алеппо и контролируемых мятежниками частей города. (Менее миллиона человек живут в Алеппо на территории, контролируемой режимом, добавил он).


Ясир Закри, глава местного подразделения администрации Переходного революционного совета Алеппо . Фото: Мохаммед Сиги.


Минимальная ежемесячная стоимость  для оказания этих необходимых услуг составляет около 10 млн долл, сказал Закри, но совет в течение последних шести месяцев смог собрать и доставить только 1,3 млн. долл. США. Совет увеличил свой бюджет за счёт помощи сирийцев внутри страны и за рубежом, а также получил некоторую поддержку со стороны Национальной коалиции, основная группы представителей оппозиции.


Гражданская война Сирии часто изображается как религиозный конфликт, демократическая революция или прокси-война, но в любом повествовании результат остается тем же: институты власти Сирии распадаются и не могут быть восстановлены без стабильности и большого притока капитала.


Ответственность за вывоз муниципальных отходов, основная функция для большинства правительств, пала на активистов и боевые группы под постоянной бомбардировкой истребителей и артиллерии. Только треть из 165 мусоровозов действуют в Алеппо, сказал Закри, и большую часть мусора перевозят добровольцы.


«Контракт для удаления отходов из Алеппо был оценён в более чем 3 млн. долл в 2010 году», - сказал Закри. «Дизельное топливо стоило 7 фунтов за литр, сейчас это более чем 170 фунтов. Это нереально для тех, кто ожидает такой же уровень услуг, что и до войны».


Усилия совета, направленные на вывоз мусора, были эффективны в некоторых районах и многие улицы оказались чистыми во время недавней поездке в Алеппо, но жители говорят, что некоторые районы были лучше, чем другие.


Хлеб является для Совета еще одной проблемой, которая связана с обеспечением мукой и некоторого количества топлива для пекарен, которые продают субсидированный хлеб. После острой нехватки несколько месяцев назад, хлеб сейчас на рынке в изобилии, но продается за 100 сирийских фунтов (1,1 долл) за мешок, шесть раз выше довоенной цены. Он стоит около 30 сирийских фунтов, если вы покупаете непосредственно из пекарни, где клиенты должны ждать в длинных очередях, чтобы купить за более дешевую цену.


Закри сказал, что эти небольшие выгоды создает некоторое доверие к Совету, но признаёт, что вооруженные группы, в том числе экстремистская Джахад Аль Нусра, также оказывают гуманитарной помощь, «которая помогает людям выжить», и поэтому они завоёвывают сердца и умы жителей.


«Мы нуждаемся в опытных работников, тех, кто поддерживал бы инфраструктуру города, чтобы вернуться её в рабочее состояние», - сказал Закри. Это было бы основой улучшения жизни большинства жителей и позволило бы совету сосредоточиться на самом деле руководства Алеппо и формировании более широкой коалиции, которая будет включать в себя христиан и сторонников правительства, добавил он.


Увеличению и регулярности денежных потоков также препятствуют военные действия, направленные на победу над сирийской армией в Алеппо, заявил Абдул Джаббар аль-Окади, бывший офицер и старший командир в Алеппо.


Абдул Джаббар аль-Окади, старший командир повстанцев в Алеппо. Фото: Мохаммед Сиги.

«Мы не ожидали, что борьба за Алеппо будет такой долгой, - сказал аль-Окади на одной из своих баз к северу от Алеппо. «Мы думали, что это займет меньше месяца, но мы не получили необходимую поддержку».


Так же, как и местные гражданские советы пытаются создать шаблон для будущего правительства Сирии, беглыми офицерами и лидерами повстанцев были созданы структуры, которые могли бы стать ядром национальной армии, однако все эти усилия не достигли своих намеченных результатов.


«Мы сейчас организовали и координацию с гражданскими советами, но у нас нет поддержки», - сказал аль-Окади. «Наше сопротивление в Алеппо против такой сильной армии, с учетом наших возможностей, является - победой».


Но для многих жителей города Алеппо и его сельской местности, живущих в темноте и холоде ночей, простое выживание представляет собой оболочку победы.

Первоисточник:  beta.syriadeeply.org