alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Маньчжурская стратегическая операция – триумф советского военного искусства



О разгроме Квантунской группировки японских войск

После сокрушения германского вермахта наступила очередь армии микадо. Советские вооружённые силы, выполняя обещание, данное Сталиным Рузвельту в Тегеране, в кратчайший срок подготовили и осуществили Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию (9 августа – 2 сентября 1945 г.), которую военные историки единодушно признают шедевром и демонстрацией триумфа советского военного искусства.

Маршал А. Василевский

Маршал А. Василевский

Решением Ставки ВГК от 30 июля 1945 г. было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке во главе с Маршалом Советского Союза А.М. Василевским. В состав группировки вошли три фронта: Забайкальский (Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский), 1-й (Маршал Советского Союза К.А. Мерецков) и 2-й Дальневосточные (генерал армии М.А. Пуркаев), три воздушные армии, а также силы Тихоокеанского флота и Краснознамённой Амурской военной флотилии. Кроме того, для участия в операции привлекались войска Монгольской народно-революционной армии. По всем параметрам над противником было достигнуто преимущество: по личному составу в соотношении 1,7:1, танкам – 4,3:1, орудиям и миномётам – 4,5:1, самолётам – 2,7:1, боевым кораблям – 3,6:1 в пользу советских войск.

Замысел Маньчжурской стратегической наступательной операции заключался в том, чтобы силами войск всех трёх фронтов осуществить стремительное вторжение в Маньчжурию по сходящимся к центру направлениям, рассечь Квантунскую группировку японцев, окружить ее и уничтожить по частям. Основные удары наносили навстречу друг другу Забайкальский фронт с территории МНР и 1-й Дальневосточный фронт из Приморья. 2-й Дальневосточный фронт получил задачу наступать на Харбин и Цицикар и оказывать содействие Забайкальскому и 1-му Дальневосточному фронтам. Тихоокеанский флот должен был содействовать сухопутным войскам в овладении портами и военно-морскими базами в Корее, на Сахалине и Курильских островах и в случае необходимости обеспечить высадку крупного десанта на о. Хоккайдо.

Японское командование надеялось упорной борьбой в укреплённых приграничных районах (их на границах с СССР и МНР было построено 18 размером 50–100 км по фронту и до 50 км в глубину каждый) и на выгодных естественных рубежах измотать советские войска и не допустить их прорыва в центральные районы Маньчжурии и Корею.

Уже на стадии выработки замысла этой беспрецедентной по стратегическим масштабам операции советские полководцы проявили огромное творчество, выдумку, решительность при определении целей и способов его осуществления. Японцы знали о готовящемся советском наступлении, но так до конца и не смогли определить ни направления главных ударов, ни момента начала операции.

Наши войска выгружались из эшелонов, как правило, ночью и выводились в районы сосредоточения, находившиеся в 150 км и далее от границы. Через агентурную разведку распространялась нужная дезинформация, соблюдалась строжайшая маскировка войск.

С расчётом достижения внезапности определялось и время перехода в наступление. А августе в Приморье обычно идут дожди, дороги слабо проходимы, в связи с чем японцы ждали советского наступления не ранее конца лета. Однако Ставка ВГК пошла на частично невыгодные для наших войск способы действий ради главного – достижения внезапности.

Неожиданным оказалось для противника одновременное наступление советских войск в полосах всех фронтов. Это не позволило японцам осуществить переброску войск на наиболее угрожаемые направления.

Генерал армии М.А. Гареев, специально изучавший особенности Маньчжурской операции, обращал внимание на новаторский подход советских маршалов и генералов при обеспечении прорыва и преодоления расположенных вдоль границы оборонительных укреплений, которые возводились японцами на протяжении многих лет с использованием преимуществ горной и горно-лесистой местности. Обычно это делалось благодаря мощной и продолжительной артиллерийской и авиационной подготовке. Но для нее были нужны точные данные о расположении долговременных огневых точек противника. На Дальнем Востоке в условиях, когда официально война ещё не была объявлена, возможности разведки были весьма ограничены. Отсутствие же надёжных данных о противнике сводило к минимуму эффективность артиллерийской и авиационной подготовки.

Одновременно для соблюдения скрытности приготовлений к боевым действиям основные силы приходилось держать подальше от приграничной полосы. Решение родилось при посещении маршалами А.М. Василевским и К.А. Мерецковым 5-й армии. Чтобы обеспечить и внезапность при переходе границы, и мощность удара, её командующий генерал-полковник Н.И. Крылов предложил начать наступление без артподготовки усиленными передовыми батальонами, сформированными из бывалых фронтовиков.

Так и поступили. «Заслуживает внимания прорыв войсками 1-го Дальневосточного фронта японских укрепленных районов ночью без артиллерийской и авиационной подготовки, – писал позднее Маршал Советского Союза М.В. Захаров. – Неожиданное появление наших передовых отрядов в расположении опорных пунктов японских укрепленных районов застигло их гарнизоны врасплох, а стремительные действия исключили возможность оказания противником организованного сопротивления».

Без артиллерийской и авиационной подготовки, действиями передовых и разведывательных отрядов начал наступление и Забайкальский фронт, но уже по другой причине – в полосе его действий противник не имел подготовленной обороны. За первый день наступления войска фронта продвинулись на правом фланге и в центре на 50 км стрелковыми соединениями и на 120 – 150 км соединениями подвижных войск.

Наиболее успешно действовала 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника А.Г. Кравченко. Ее войска за первый день наступления – в такие темпы трудно поверить – продвинулись на 150 км. В середине следующего дня, преодолев ещё 100 км, передовые части подошли к Большому Хингану. Преодоление этого хребта было связано с огромными трудностями. Танкистам приходилось применять средства повышенной проходимости, некоторые участки маршрутов выстилать фашинами и камнями. На ряде горных участков инженерно-сапёрные подразделения расширяли дороги с применением взрывчатки. К исходу 12 августа войска 6-й гвардейской танковой армии преодолели Хинган и вышли на Центрально-Маньчжурскую равнину. За первые пять суток операции танковая армия прошла более 450 км, вышла в глубокий тыл Квантунской группировки, чем создала реальную возможность для окружения и разгрома основных сил японских войск.

Большой Хинган

Большой Хинган

Войска 1-го Дальневосточного фронта наступали в трудных условиях горно-таёжной местности, под проливным дождём, и темпы их продвижения не могли быть столь быстрыми. Тем не менее к исходу 14 августа они преодолели приграничные укреплённые районы, разгромили основные силы 1-го японского фронта и продвинулись на 120–150 км. 2-й Дальневосточный фронт, в свою очередь, очистил южный берег Амура в междуречье Сунгари и Уссури и перешёл к преследованию отходившего противника. Тихоокеанский флот блокировал восточное побережье Северной Кореи. Советская авиация господствовала на всех направлениях действий войск.

Японская армия оказалась в тяжёлом положении. Пытаясь выиграть время, штаб Квантунской группировки 14 августа обратился по радио к советскому командованию с предложением о прекращении боевых действий, а японское правительство вынуждено было 15 августа обнародовать заявление о принятии им условий о капитуляции в соответствии с Потсдамской декларацией. Однако приказа о прекращении огня командование группировки своим войскам не отдало, и маршал А.М. Василевский отдал нашим войскам приказ продолжать наступление.

Разоружение Квантунской армии

Разоружение Квантунской армии

На втором этапе Маньчжурской операции (15–20 августа) наиболее стремительными были по-прежнему действия 6-й гвардейской танковой армии. Из-за непрекращающихся дождей резко ухудшились дорожные условия, своевременный подвоз ГСМ и боеприпасов стал невозможен. Преследование противника велось лишь передовыми отрядами, отрывавшимися от главных сил на 100–120 км. В этих условиях снабжение войск осуществлялось транспортной авиацией.

На приморском направлении войска 1-го Дальневосточного фронта 16 августа овладели г. Муданьцзяном и, преодолев с боями свыше 500 км, вышли в центральные районы Маньчжурии на соединение с войсками Забайкальского фронта. Перед угрозой полного окружения штаб Квантунской группировки вторично обратился к советскому командованию с предложением о прекращении боевых действий, отдав соответствующий приказ своим войскам. Массовая сдача в плен японских войск началась 19 августа.

На третьем этапе операции (20–25 августа) в крупные города Маньчжурии и Северной Кореи вошли подвижные отряды сухопутных войск, которые совместно с десантами произвели разоружение капитулировавших японских частей.

Одновременно с наступлением в Маньчжурии советские войска и силы флота с 11 августа вели боевые действия по освобождению Южного Сахалина, а с 18 августа – Курильских островов.

Главным итогом войны явился быстрый и полный разгром Красной армией противника в Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и Курильских островах. В течение трёх недель была повержена крупнейшая группировка войск микадо, что стало одним из решающих факторов капитуляции Японии.


ФСК


Tags: Великая Отечественная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments