alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Süddeutsche Zeitung: Три отсутствующие буквы



"Когда в августе 1990 года Народная палата ГДР принимала решение о присоединении к ФРГ, в документе забыли написать не совсем пустяковое слово "ГДР". Меняет ли это все дело?", - задается вопросом немецкое издание Süddeutsche Zeitung.

"Формальная ошибка состоит всего лишь из трех букв. Из трех отсутствующих букв, а именно D, D и R. Но так как речь идет о решении ГДР присоединиться к сфере действия Конституции Федеративной Республики Германии, это весьма важные три буквы или, вернее сказать, они были бы тремя важными буквами", - отмечает автор статьи Борис Херманн.

72-летний депутат бундестага Грегор Гизи, будучи тогда председателем фракции Партии демократического социализма, был свидетелем той неспокойной ночи с 22 на 23 августа 1990 года, когда первая и последняя свободно избранная Народная палата принимала решение о своем роспуске к 3 октября. "Они, - говорит Гизи, имея в виду Народную палату, членом которой был он сам, - неправильно составили решение, они не смогли сформулировать его хорошо с юридической точки зрения", - заявляет он, вероятно, зная, что почти каждому известно, что он является не только политиком, ведущим и автором книг, но и юристом. И он был им уже тогда. То есть человеком, который имеет дело с текстами, где важно каждое слово".

"Возникает вопрос: было ли присоединение вообще действительным?", - говорит Гизи и насмешливо улыбается. (...) Имело ли, по его мнению, присоединение ГДР к ФРГ юридическую силу, несмотря на формальную ошибку? "Думаю, да", - говорит Гизи".

(...)

"Было уже глубоко за полночь, когда заместитель председателя Народной палаты Райнхард Хёппнер еще раз зачитывал вслух окончательный проект решения, по которому должно было пройти голосование, - повествует издание. - Согласно протоколу, он сказал: "Народная палата объявляет о присоединении ГДР к сфере действия Основного закона Федеративной Республики Германии в соответствии со статьей 23 Основного закона со вступлением решения в силу 3 октября 1990 года". Кажется, все верно. Но есть одна проблема. Хёппнер зачитывал документ вслух не так, как это указано в протоколе".

"В период с 13 ноября 1989 года по 2 октября 1990 года все заседания Народной палаты транслировались телевидением ГДР. (...) Благодаря этим записям можно подтвердить то, о чем действительно проводил голосование Хёппнер в ту ночь: "Народная палата объявляет о присоединении к сфере действия Основного закона Федеративной Республики Германии в соответствии со статьей 23 Основного закона со вступлением решения в силу 3 октября 1990 года". Почти так, как передано в письменном документе. Но явно без слова "ГДР", - отмечает издание.

Почти все разговоры со свидетелями той ночи рано или поздно сводятся к одной теме: всеобщему переутомлению. На момент заседания многие парламентарии работали уже целый день и полночи, когда, наконец, речь зашла о согласовании даты объединения. Обсуждались 15 разных дат, и лишь к полуночи после крайне жестких переговоров большинство постепенно стало выступать за 3 октября. Председательница Народной палаты Сабина Бергман-Поль закрыла заседание лишь в 3 часа утра.

"При всем понимании сниженной внимательности людей ранним утром, напрашивается вопрос: насколько сильным должно было быть коллективное переутомление 363 присутствовавших депутатов, чтобы в решении о присоединении ГДР к ФРГ забыть именно о слове "ГДР"?".

"Телевизионные записи показывают, как после 2 часов ночи заместитель председателя палаты Хёппнер объявляет о поименном голосовании, после того как он прочел вслух проект решения. (...) Видно, как один мужчина с уже тогда видневшейся лысиной использует перерыв для того, чтобы подойти к трибуне и обратиться к Хёппнеру. (...) Конечно, это был Гизи, и, кажется, на его лице была улыбка. На этих кадрах можно заметить еще кое-что, а именно то, как после указания Гизи Хёппнер достает из левого внутреннего кармана своего пиджака ручку и делает пометку на лежащем перед ним листе бумаги".

"Сегодня Грегор Гизи описывает этот момент, то есть процесс совершения "преступления", так: "Я сказал действующему заместителю председателя: "Хм, посмотрите-ка внимательно на решение. Вот незадача, ГДР по-прежнему существует, а присоединилась только Народная палата". После этого Хёппнер совершил "подлог документа", быстро вписав слово "ГДР" в предложение "Народная палата объявляет о присоединении к сфере действия Основного закона". Однако решение принималось не в таком виде, утверждает Гизи".

"Судя по старым телевизионным записям, у решающей сцены должно было быть несколько свидетелей. В их числе - председательница Народной палаты Бергман-Поль (ХДС), а также ее заместитель Дитер Хельм из Демократической крестьянской партии. Они были совсем рядом, когда Гизи вытянулся перед трибуной, а Хёппнер достал ручку - вероятно, чтобы немножко переписать историю. Хельм сказал по телефону, что при всем желании он не может об этом вспомнить, "прошло много времени". Он помнит лишь, что в ту ночь все происходило в спешке", - передает издание.

"Было бы, конечно, весело, если бы мы не вписали туда ГДР", - говорит Сабина Бергман-Поль. "Слава Богу, формальную ошибку исправили еще до голосования", - сказала она. Но действительно ли это так? Не могло ли произойти так, что протокол изменили постфактум, чтобы скрыть ошибку? "Нет", - говорит Бергман-Поль. Гизи, по ее словам, вероятно заблуждается.

"В своей книге "10-я Народная палата ГДР" историк Беттина Тюфферс задается вопросом, существовал ли когда-либо столь же странный парламент. Парламент, который был избран, чтобы распустить сам себя, и который почти полностью состоял лишь из политических дилетантов, фермеров, инженеров и духовных лиц. (...) Во Дворце Республики у многих из них не были ни бюро, ни телефона, а свои документы они по вечерам складывали в припаркованные снаружи автомобили. Они спали в общежитии, где делили мини-кухню и душ с коллегами из других фракций".

(...)

"Остается вопрос, куда делся лист с поспешно составленным проектом решения о присоединении к ФРГ 3 октября? Это не пустяковый документ для немецкой истории. В парламентском архиве бундестага в цифровом виде хранятся все протоколы заседаний Народной палаты, вместе с соответствующими печатными материалами. Там, например, можно найти заявления о немедленном присоединении уже ночью 22 августа или воссоединении Германии со вступлением решения в силу 14 октября. Оба заявления были отклонены. Но именно заявление, в котором впервые появилась дата 3 октября и которое, как известно, было поддержано большинством, отсутствует", - указывает издание.

В архиве бундестага посоветовали искать документ в Федеральном архиве в Лихтерфельде, где, по словам сотрудника, его не оказалось, как и в Фонде Конрада Аденауэра в Санкт-Августине. "Вполне возможно, что кто-то просто выбросил листок, говорит Штефан Айзель, некогда составлявший тексты выступлений для Гельмута Коля и являющийся сегодня руководителем проектов в Фонде Аденауэра".

"Решающую наводку в вопросе о таком тайном документе, о существовании которого не знали даже работники Федерального архива, в конечном итоге дает историк Тюфферс. В архиве оказалось сразу две версии зачитанного Хёппнером проекта решения. Одна написана от руки, кто-то зачеркнул в ней дату 14 октября, заменив на 3 октября. Согласно тексту документа, к ФРГ присоединяется только Народная палата, а не ГДР. Вторая версия представляет собой слегка переработанную, напечатанную копию рукописного документа. Здесь слово "ГДР" изначально также отсутствовало, но кто-то позднее дописал его шариковой ручкой".

"Все свидетельствует о том, что история происходила именно так, как рассказал ее Гизи. Они действительно забыли написать ГДР в своем решении о присоединении. Возможно, потому, что внутренне уже поставили на ней крест".

"Тем не менее объединение Германии состоялось и, по оценке ведущих экспертов, оно имеет законную силу, - пишет Süddeutsche Zeitung в заключение. - Историк Манфред Гёртемакер говорит: "Решающее значение для исторической оценки имеет протокол". Неважно, о чем проводил голосование Хёппнер, так как протокол не оспаривался, решение имеет законную силу. Однако Гёртемакер также отмечает: "Если бы Гизи его оспорил, голосование, вероятно, пришлось бы провести заново".

(...)

Источник: Süddeutsche Zeitung                    Инопресса
Tags: Воскресное чтение, Германия, История человечества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments