alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Захар Прилепин о событиях в Белоруссии. Часть 1

Захар Прилепин: «В Минске на наших пацанах прыгали бойцы белорусского спецназа, некоторым поломали рёбра». Часть 1

На фото: писатель Захар Прилепин (Фото: Антон Новодережкин/ТАСС)


В пятницу стало известно, что предполагаемых бойцов «ЧВК Вагнер» доставили в Россию. 29 июля 33 россиянина были задержаны в санатории под Минском, белорусские власти объявили об их причастности к подготовке беспорядков в Белоруссии.


Сразу же после задержания стало известно, что 28 задержанных воевали на Донбассе. В тот же день эту информацию подтвердили писатель Захар Прилепин и председатель Союза Добровольцев Донбасса Александр Бородай, после чего на задержание россиян отреагировали и в Кремле.


Несколько бойцов служили в батальоне Захара Прилепина, вот, как он описывает ситуацию:

О политической ситуации в Белоруссии

«СП»: — Захар, что происходит в Белоруссии?


— Что происходят в Белоруссии, все видят и без меня.  О Лукашенко, к примеру, я уже несколько лет не могу снять программу «Уроки русского»: мне по-товарищески говорили всякий раз, мол, вот-вот Россия подпишет с ним договор о Союзном государстве, поэтому не надо Батьку злить. А я не хотел его злить, я хотел рассказать о том, что ждёт Белоруссию.

Как вы помните, несколько месяцев назад этот самый, многие годы готовившийся Союзный договор, Лукашенко сорвал, и произнёс свой знаменитый монолог о том, что не хочет стоять перед Путиным на коленях. Собственно тогда он и слил свой шанс остаться у власти. Он искренне поверил, что всех переиграет. Ведь он такой хитрый, опытный.

Все так думали: от Милошевича до Каддафи и Януковича. Спасся только Асад, который вовремя обратился к русским.  Нынешний свой политический облик Лукашенко принял в 2014 году, в разгар Майдана, начав, как ему кажется, играть на противоречиях: втайне он заключает с русскими всякие там договоры, подсасывает русские деньги, шумно грозя на людях любым соседским имперским притязаниям и не признавая Крым. Подмигивает Западу, повышая, как самому Лукашенко казалось, свои ставки, втихую при этом заигрывая с прозападной и националистической белорусской фрондой — правда, не так тупо, как Янукович. Янукович им просто отсыпал денег, веря, что они его за это не кинут. А Лукашенко всех в паутину КГБ окрутил, и понемногу позволял цвести настроениям о древней белорусской самойстийности — в среде белорусской интеллигенции эта чепуха давно расползлась, как мазут. Шаг не ступишь — сразу вляпаешься.


В общем, такая Украина-лайт была на Белоруссии. Не учёл он, впрочем, только одного: настроения масс. Всю страну на прослушку КГБ не посадишь, и агента в каждую семью не внедришь.

Усталость от Лукашенко объективно накопилась, и далеко не только в либеральной или националистической, — на самом деле, конечно, узкой в Белоруссии, — среде.  Устали массы. Массам это свойственно. Впоследствии они, конечно, будут об этом времени жалеть, но это потом.


«СП»: — Какие прогнозы?


— А прогноз я как раз сделал в 2014 году, в сентябре того года, когда написал, что вся эта геополитическая ловкость Лукашенко, — когда он стал другом сразу и Украине, и России, — закончится однажды звонком Путину: «Володя, у меня тут это… революция… Нужна помощь, Володя!»  Прошло шесть лет, и этот мой нехитрый прогноз сбылся. Лукашенко официально обратился за помощью к России.Остаётся только удивляться, как вещи понятные стороннему человеку, не были ясны такому многоопытному усатому человеку.


«СП»: — И что будет делать Россия в данной ситуации?


— А мы сами не знаем, что нам делать. У русских очень консервативное политическое мышление. В целом мы — не подлые, мы не кидалы. Мы предлагали ему союзное государство — на своих, конечно, условиях. Он не захотел. Мы сказали: ну и ладно, пожалеешь ещё. Вот он пожалел. А дальше-то что? А дальше пока ничего. Потому что ситуация патовая: спасая Лукашенко, мы для одной части белорусского населения обращаемся в «жандарма Европы». Не спасая Лукашенко, для другой части Белоруссии мы обращаемся в предателей: вот оставили почти всю Украину на съедение проходимцам, сейчас и с Белоруссией такое повторим.


«СП»: — Белорусский протест инициирован с Запада?


— Белорусский протест вызрел в сердцах белоруссов, но центр координации этот протест, конечно, имеет. Это очень умный протест. Для широких масс они, обратите внимание, не разгоняют никакой русофобской пропаганды, не злят традиционно прорусски настроенный белорусский электорат. Зато по специализированным пабликам, точечно, эта пропаганда идёт: бежим прочь от России, ведь мы еуропэйцы, мы наследники Литвы.


Западные политические элиты тоже действуют умнее: они не кинулись, как в 2014 году, на белорусский Майдан с печеньками, но влияют на ситуацию мягкими пассами: один выскажется, второй, третий — пока ещё не столь жёстко, как про Януковича ранее, но вполне определённо: они двигают ситуацию к перевыборам. Если они доведут до этого, Белоруссию отберут не у Лукашенко — на это нам, в сущности, наплевать. Её отберут у России.

Россия должна была создать, вылепить, подготовить своего политического белорусского лидера, и сейчас его выпустить, как из табакерки — в рамках переговорных процессов с Лукашенко о его спасении. Мы не вылепили.


При всём том, что Лукашенко не устраивает в Белоруссии массу простых и честных людей, мы всё-таки в очередной раз имеем дело с давно готовившейся цветной революцией. У нас должна быть давно уже разработана стратегия встречного экспорта наших революций. Но мы их не готовим. У нас нет этой стратегии.

Цветные революции готовятся нашими, как это у нас называется, «западными партнёрами» во всех бывших республиках СССР. Мы же свои контрреволюции не готовим нигде. Мы делаем исключительно ставку на правящие элиты. Мы ведём себя, как джентльмены. Но заканчивается это всегда только так: поражением.


О бойцах «ЧВК Вагнера»


«СП»: — Что случилось с теми ребятами из «ЧВК»? Мы про 33 человека, что были задержаны в Минске, накануне их президентских выборов, и недавно вывезены в Россию.


— Так получилось, что я, в сущности, случайно был вовлечён в эту историю с самого начала. На Донбассе в течение двух лет у меня был батальон, который так и назывался «батальон Прилепина». Он существовал два года, стоял на пяти передовых, мы потеряли, в общей сложности около 25 человек убитыми и ранеными; теперь батальон находится в «замороженном» состоянии: бойцы разъехались по домам, часть их вошла в управленческий аппарат партии «За Правду».


В батальоне у меня была «личка» — люди, которые всегда работали рядом со мной, или охраняли мою семью, которая жила в Донецке в течение года. На каждого бойца моей лички, так или иначе, уже выходили украинские спецслужбы, имевшие ко мне свой, понятный, интерес — всё-таки я был не только офицером армии ДНР, но ещё и советником Захарченко, и во многие процессы был вовлечён.


Один из бойцов моей лички выехал со мной в Россию, и продолжил работать здесь, занимаясь безопасностью моей семьи. Впрочем, в связи с коронавирусом мы уехали из города, так что, необходимость в этом как бы исчезла. Он, к слову сказать, фигурирует в моих книгах, и в Сети есть, в открытом доступе, штук тридцать наших с ним фотографий — в основном, на донбасских позициях. Ещё один боец из лички тоже находился, скажем так, в круге ближайшего общения — мы продолжали с ним встречаться и дружить, и работать по разным направлениям.

Пользуясь вот этим вот коронавирусным затишьем оба эти бойца решили съездить и подзаработать по линии «ЧВК». Это, на самом деле, обычная история — скажем, пока мы служили на Донбассе, зарплата бойцов была 16 тысяч рублей, офицеров — 20 тысяч рублей, жить на эти деньги было совершенно невозможно, и некоторые бойцы выезжали в Сирию и в другие страны — там платили существенно больше. Это, конечно, никакое не наёмничество. Ни для кого не секрет, что наши «ЧВК» — это, по сути, филиал силовых ведомств в России, и выполняют государственную работу: воюют, погибают, — при чём вы даже не догадываетесь в каком количестве стран по всему миру. Много где.


И вот два моих бойца получили предложение выехать. Они оба были свободны от иной работы, и вступили в переговоры с заказчиком. Я в эти дела не лез, — взрослые люди, сами разберутся, — но волей-не волей слышал все эти телефонные разговоры. Ну и, более того, заполняемые анкеты один из бойцов отправлял с ноутбука моей жены.

Естественно, отбирали там с учётом их военного опыта, и они все места своей службы старательно фиксировали в анкетах. В общем, распрощались, и они отбыли.


«СП»: — И потом приходит известие об их задержании…


— Нет, не так. Мы продолжали переписываться с одним из них. Он писал, что их группа живёт в гостинице, занимается спортом, много «физухи», кормят хорошо и всё такое. Я говорю: «Я так понимаю, вы даже не особенно прячетесь?» Он говорит: «Тут всё схвачено, Лукашенко лучший друг». Потом написал, что их попросили — те, кто их встречал там, местные спецслужбы, — переехать из гостиницы в санаторий.  А с утра их взяли.


То есть, я сразу же понял, что это разводка спецслужб.


«СП»: — Вам кто-то позвонил?

— Нет, я, как и все остальные, узнал об этом из новостей. Причём, это одновременно появилось и в белорусском, и в украинском сегменте Сетей. Только потом в русском. И там, внимание, сразу был выложен полный список бойцов, с именами, фамилиями, датами рождения, и даже со ссылками на сайт «Миротворец». Сразу сообщалось, что из тридцати трёх — четырнадцать есть на «Миротворце», а вообще в боевых действиях участвовали, так или иначе, 28 человек. Информация, что среди задержанных есть бойцы из лички Прилепина — тоже уже была в Сети.


Здравый смысл подсказывал, что, если бы это была только белорусская история — их спецслужбы не стали бы на следующее утро после задержания вываливать всё в Сеть. Стали бы разбираться, связались бы с российскими службами, и всё такое.


Но тут была совсем другая ставка: сразу слить информацию, обескуражить, навязать свою точку зрения. По белорусскими СМИ сразу пошёл разгон, что задержаны российские боевики, приехавшие сносить Лукашенко, и для того поселившиеся возле его резиденции. Но я-то уже знал, что их к этой резиденции переселили сами белорусские спецслужбы накануне: чтоб удобнее было их всех повязать, а то в гостинице эти ребята могли разбежаться и наделать шума.


Второе, что я знал: что все эти бойцы ехали мимо, и ни про какую Белоруссию даже не думали. А третье, что я знал: что их нельзя было даже втёмную использовать, оставив до президентских выборов.   Дело в том, что для работы на майданах, в условиях «цветных революций», нужна безусловная слаженность — бойцы должны знать и местный регион, и специфику, и, главное, друг друга. Это ж не работа на объекте в той же Венесуэле или где угодно: там они, приехав, получают базу в охрану и в течение дня входят в контекст: ворота здесь, вышка здесь, никого не пускать, вот и всё.

А чего им делать в Минске? Они ж военные. К тому же, большинство из них симпатизируют Белоруссии, ненавидят любые майданы: они ж против этих майданов и воевали на Донбассе. То есть, даже если б им в последние момент объявили, что «план изменился» — они могли командира послать к чёрту. Взрослые мужики — с ними такие шутки не прошли бы.


В общем, мне сразу было ясно, что всё это чудовищная чепуха и разводка. Оставалось понять, что по этому поводу думает российская власть.


«СП»: — И что она думала?


— Мне позвонили, скажем так, дружественные ребята из сфер, связанных с этой спецификой, с этими вот простыми вопросами: куда они ехали и в чём там дело, не знаю ли я, раз там мои бойцы? Я всё изложил, и спрашиваю: что наши власти собираются предпринимать? Они мне говорят: у наших силовых ведомств нет пока никакой позиции. Я говорю: как нет? Мне говорят: вот так, нет, они не знают, как реагировать. Я говорю: ну, давай подождём. Мы подождали ещё час. Мне перезвонили и говорят: у российской стороны позиции по-прежнему нет, мы молчим.


«СП»: — Это было плохо?


— Это было не плохо, это было ужасно. Я объясню почему. Во-первых, прямо говоря, в ДНР я сам был, так или иначе, руководителем своего, образно говоря, ЧВК. И у нас тоже самые разные ситуации происходили: в том числе, бойцы и офицеры попадали в беду. На территории РФ, на территории соседней ЛНР, на территории Украины, наконец. Знаете, что самое главное в любой внештатной ситуации?


«СП»: — Что?


— Донести информацию до высшего руководства. Не пытаться замолчать информацию, зная, что тебе за любой твой косяк прилетит по шапке, а именно донести информацию. У меня были возможности — я в кратчайшие сроки отзванивался Захарченко, главе ДНР, тот включался — и мы во всех случаях, всегда, вытаскивали своих людей. Потому что если реагируешь оперативно и подключаешь все государственные службы — тогда шансы многократно повышаются.


В России я, конечно, президенту позвонить не мог.


Тем временем, что происходило у нас в силовых и прочих ведомствах в то утро. Большинство там вообще не понимало в чём дело — какие-то ЧВК, какие-то ополченцы, зачем-то в Минске — как на это реагировать? И самое главное: кто об этом пойдёт докладывать президенту? Может, лучше вообще не докладывать?


«СП»: — А так бывает?


— Как это ни странно, — только так и бывает сплошь и рядом. Бойцы наших ЧВК сидят уже, причём получив огромные сроки, в нескольких странах. Там, плюс-минус схожие ситуации имели место: берут наших ребят, — а у нас же ЧВК официально как бы и нет в России, — руководство разных там силовых ведомств докладывать не спешит, надеясь, что «порешают ситуацию» по своим каналам, — ну и заканчивается всё, как правило, плачевно. Либо людей убивают, либо они садятся очень надолго. Это же — ЧВК, «мясо», «они знают на что идут», и всё такое.


«СП»: — Как дальше развивалась ситуация в минской истории?


— Мне перезвонили эти мои знакомые ребята и говорят: Захар, нужна максимальная засветка в СМИ, чтоб до президента немедленно дошла информация. Нужно было расписать ситуацию в реальном виде, потому что белорусы и украинцы продолжали разгонять версию о российских боевиках, приехавших валить Лукашенко.


Я дал короткий комментарий, повторил то, что, впрочем, уже было опубликовано в российских Сетевых СМИ — очень быстро, ещё раньше меня, сработали наши военкоры, — сказав, что это наши ЧВК, что там есть бойцы из моего батальона. Я подтвердил эту информацию, не уточнив, правда, про личку — чтоб не давать белорусской стороне повод раскручивать версию, что я сам там устроил «снос Лукашенко». В финале я призвал белорусские спецслужбы прекратить это нелепое шоу, потому что белорусская сторона откровенно врёт.


Надо сказать, я всё-таки не совсем сторонний человек, а, так или иначе, член исполкома Общероссийского Народного фронта — единственной в России организации, которую возглавляет президент, ну и глава всероссийской партии «За Правду», и обладатель многих иных регалий, в том числе, телеведущий и писатель, которого дюжину раз приглашали в Белоруссию на государственном уровне.


Короче, через полчаса новость была в топе Яндекса, со ссылкой на меня.


Мне сразу же в ответ накатала гневное письмо в своём Телеграмме дама по имени Кристина Потупчик, она работает в Администрации президента сейчас, бывшая «нашистка». Она высказала претензию: мол, объявив, что это ЧВК — я подставил ребят, потому что никаких ЧВК у нас в России нет.


Я посмеялся. Ну, девушка, чего с неё взять. У «нашистов» ко мне старые счёты.  Тем не менее, президенту, как мы понимаем, доложили.


Тут же начали высказываться официальные лица: сначала посол РФ в Белоруссии, потом Песков, потом МИД — и все повторили нашу версию. Ну, то есть, повторили правду: что это наши ребята, что это ЧВК, что они ехали транзитом через Минск, что их надо отпустить. Они сами, думаю, не знали так ли это, но доверились нам.


Потом высказался Александр Бородай — первый премьер ДНР, глава Союза добровольцев Донбасса — сказал, что там девять его человек, что работа в ЧВК — обычная практика и для его бойцов, и что всё это белорусские разводки.


«СП»: — Что-то известно о реакции российского президента на события в Минске?


— Я, пожалуй, сошлюсь на, что называется, источник, который просил не называть его имени, и сообщу только один факт.


Президент РФ срочно созвал совещание всех соответствующих служб. Собрались люди с огромными звёздами на погонях. Он спрашивает их: а вы знаете, чего там у нас в Минске?


И вдруг выяснилось, что многие — не знают. От слова «вообще». Некоторые даже новости не успели прочитать. Другие прочитали, но не очень поняли.  Он им говорит: «Как же так: я уже знаю, а вы ещё нет?» Короче, во все стороны из Кремля пошли указания, и все сопутствующие службы подключились. Вот так у нас работает.



Продолжение в Части 2                                                                                                                                         СП


Tags: Белоруссия, Кризис мозга, Кризис развития
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments