alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Вирусные войны. Американские сценарии биологической блокады России




Задолго до COVID-19


Руководство Соединенных Штатов вполне определенно отдает себе отчет о потенциальных возможностях использования биологического оружия в войнах будущего. Несмотря на то, что США ратифицировали конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов биооружия, Вашингтон в одностороннем порядке отклонил проект создания контрольного органа в рамках данного договора. Отговоркой стало утверждение о недостаточном уровне проверяющих, а также опасения в блокировке работы собственной гражданской биологической промышленности. В общем, мы, американцы, конвенцию, конечно, поддерживаем, но проверять это никому не позволим.

«Патриотический акт», принятый в 2001 году, позволяет американцам работать со смертельно опасными патогенами, если «данная деятельность надлежащим образом санкционирована правительством Соединенных Штатов». Здесь фактически работу с любыми биологическими микроорганизмами США выводят из юрисдикции международной конвенции. Как мы знаем, все это происходит при молчаливом согласии мировой общественности. Проходит восемь лет, и 23 ноября 2009 года Барак Обама подписывает «Национальную стратегию борьбы с биологическими угрозами». В ней уже прямо прописан отказ страны от любых проверок, связанных с соблюдением обязательств конвенции. Апофеозом всего в 2009 году стали слова заместительницы госсекретаря по контролю за вооружениями и международной безопасности Э. Таучер:


«…администрация Обамы не будет возобновлять переговоры о верификационном протоколе к конвенции, поскольку юридически обязывающий протокол не обеспечил бы значимого контроля или большей безопасности».



После таких слов ни у одной страны мира нет серьезных поводов ограничивать собственные арсеналы биологического оружия. Если можно мировому гегемону, то почему, к примеру, нельзя Китаю получать новые патогены и гибридные вирусы? Это к вопросу о происхождении SARS-CoV-2.


Источник: ru-an.info

Деньги в замаскированную программу развития биологического оружия полились рекой: с начала века до 2014 года американцы выделили под эти цели не менее 80 млрд. долларов. И разработки были типично военного профиля, направленные на получение боевых патогенов. Косвенным доказательством того, что в США не занимаются в рамках данного направления здравоохранением, стала беззащитность страны перед COVID-19. Гигантские объемы финансирования так и не позволили создать систему оперативного реагирования на угрозы пандемии. Занимались американские биологи совсем другим. Например, оттачивали навыки сборки новых видов вирусов и бактерий с заданными параметрами патогенности. Иезуитским выглядят оправдания подобных работ. Дескать, для того, чтобы бороться с потенциальным биотерроризмом, необходимо создать новые патогены и моделировать защиту от них. Сам оружие создал – сам от него и защитился. А у других стран такой защиты нет, зато у американцев есть соответствующие патогены. Явный стратегический дисбаланс.

В США настолько плотно работают с опасными патогенами, что не везде успевают создать должные условия защиты персонала. Туляремия, сибирская язва, Ку-лихорадка, чума – это неполный список «утечек» микроорганизмов, которые случились на биообъектах в США с начала века. В 2008 году Институт вирусологии и иммунологии Юго-западного фонда биомедицинских исследований (Сан-Антонио, штат Техас) и Центр вирусологии и иммунологии университета (Атланта, штат Джорджия) провалили проверку уровня биобезопасности. Эти учреждения, к слову, работают с самыми опасными в мире патогенами. Самое интересное, что повторный мониторинг в 2010 году не выявил никаких улучшений в плане биозащиты. В прошлом году американцы решили на время ограничить практические изыскания с патогенами и провели масштабное математическое исследование. Оно запомнилось названием «Событие 201» (Event 201) и моделируемым вирусом, поразительно похожим на SARS-CoV-2. Согласно сценарию, который разыгрывался в Университете Джона Хопкинса, за полтора года от респираторной инфекции должны умереть не менее 65 миллионов человек. И для размышления: «Событие 201» отыграли в США примерно за полтора месяца до начала эпидемии в китайском Ухане.

Вся эта ситуация, на первый взгляд, несет для России опосредованную опасность. Для эффективного применения биологического оружия столкновение с противником должно быть чуть ли не прямым: в баллистические ракеты патогены не зарядить. Но, похоже, американские военные вполне готовы к такому повороту событий. И более 400 режимных объектов, разбросанных по всему миру, служат тому явным подтверждением. Каждый объект – это биолаборатория с американским персоналом, выведенная из-под юрисдикции государства, в котором она располагается. В связи с этими удаленными от США лабораториями в издании «Военная мысль» приводится предположение, что на их базе проводят апробацию вирусов в условиях, приближенных к боевым. Например, вспышка лихорадки Эбола в Западной Африке, которая возникла неожиданно и так же неожиданно исчезла.


Биологическая блокада


Более 1 миллиарда долларов – именно столько Пентагон потратил за последние 20 лет на создание вокруг России периметра из закрытых биолабораторий со смертельно опасными патогенами. В постсоветских странах уже создана отлаженная сеть объектов, несущих вполне определенную угрозу безопасности нашей стране. Не исключено, что многочисленные вспышки менингита в Ростовской области в 2013 году вкупе с ящуром и африканской чумой свиней были «пробой пера» одной таких лабораторий. Общеизвестными потенциальными «рассадниками заразы» стали грузинский Центр общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара, киевский Центр по контролю и мониторингу заболеваний, одесский Научно-исследовательский противочумный институт, Научно-исследовательский институт эпидемиологии и гигиены во Львове, а также множество объектов в Виннице, Днепропетровске, Одессе, Тернополе, Ужгороде и Херсоне. И снова возникает вопрос: если на Украине так много умных американских эпидемиологов, то почему страна не в топе лучших в борьбе с COVID-19? Или опять в лабораториях занимаются совсем не проблемами общественного здоровья?

С 2011 года в Украине наблюдаются вспышки холеры и гепатита С, природа происхождения которых до сих пор не ясна. При этом в относительно небольшой стране не менее 25 американских референс-лабораторий, сотрудники которых обладают дипломатической неприкосновенностью, то есть могут ввозить и вывозить из страны что угодно.

А сейчас немного цифр и географии, позволяющих понять локации «биологического пояса» в окрестностях России. В дружественном Казахстане — как минимум один биообъект в Научном центре карантинных и зоонозных инфекций имени М. Айкимбаева. Профиль работы завязан на программу One Health, изучающей общие для человека и животных заболевания. США могут применить казахские биологические активы не только против России, но в направлении пограничного Китая.

Узбекистан успел обзавестись 10 лабораториями, многие из которых располагаются на секретных ранее советских объектах. Официальная цель работы – защита населения от чумы, сибирской язвы, туляремии и бруцеллеза, а также безопасное хранение соответствующих штаммов в референс-лабораториях.

Подобным заняты и в Таджикистане. Основные объекты расположены в Душанбе, Согдийской и Хатлонских областях.

В Азербайджане с 2013 года функционирует одна биолаборатория.

Даже Армения, в которой находится российская военная база, не смогла обойтись без американской военно-биологической помощи. В стране 25 лабораторий, доступ в которые закрыт для российских специалистов. Есть мнение, что сейчас на уровне глав государств ведутся переговоры о рассекречивании профиля работы таких объектов. Думается, как только Пашинян и Путин договорятся допустить российских биологов в лаборатории, большая часть из них улетит обратно в США.



Источник: eurasia.expert

Такая концентрация смертельно опасных патогенов под руководством американцев может нести массу потенциальных рисков для России. Во-первых, трудовые мигранты из союзных (и не очень) государств становятся отличными переносчиками болезней. Во-вторых, горячих голов, способных на провокации, хватает и в Грузии, и в Украине. Кто даст гарантии, что они не решатся «отомстить» России? В-третьих, техногенные аварии на объектах хранения опаснейших штаммов вызовут катастрофу в стране базирования с последующим расползанием инфекции по России. Если американцы недовольны уровнем безопасности на биообъектах у себя дома, то что говорить об устойчивости зарубежных активов! Не исключена организации вспышки заболевания в одной из стран с последующим назначением России виновницей. И эти риски приведены, естественно, без учета заражения приграничной российской территории – на это у американцев могут уйти считаные часы.

В связи с вышесказанным можно сделать два вывода. Первый, самый неожиданный, выражается в положительном влиянии пандемии на Россию. Естественно, если не брать в расчет тысячи погибших и сотни тысяч переболевших. Суть в том, что в стране сформировалась логика оперативного реагирования на такие угрозы, а также осознание важности биологической защиты населения.

В то же время все эти процессы наверняка находятся под пристальным наблюдением западных спецслужб, и определенные выводы теми уже сделаны.

И второе следствие. Сейчас самое время вносить серьезные коррективы в Федеральную научно-техническую программу развития генетических технологий на 2019-2027 годы. Например, создать условия для генного модифицирования патогенов. Целевую установку можно без изменения взять у американцев: борьба с потенциальными биотеррористами. Только вот вывезти с территории страны эти лаборатории нам будет некуда.





Источник

Tags: Биологическая война, Российская Федерация, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments