alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Как понимать собак: японская инженерная мысль против эволюции. О трудностях перевода с собачьего




Почему мы до сих пор не пользуемся переводчиком с собачьего, знает ли питомец, когда вам грустно, может ли лучший друг человека им манипулировать, а также как восстановить голос Моны Лизы — в новом выпуске рубрики «Шнобелевская премия — это серьезно».


Кто из владельцев домашних животных хотя бы раз не думал о том, как хорошо было бы иметь устройство, позволяющее «переводить» лай или мяуканье наших питомцев на человеческий язык? Первый шаг к этому изобретению был сделан в 2002 году — именно тогда на японский рынок вышел прибор под названием BowLingual, «устройство для перевода с собачьего языка на человеческий». В том же году BowLingual вошел в список лучших изобретений года по версии журнала Time, а его создатели — Кэита Сато, Мацуми Судзуки и Норио Когурэ — стали лауреатами Шнобелевской премии мира 2002 года с формулировкой «за содействие миру и гармонии» между людьми и собаками.


Над созданием устройства работали настоящие профессионалы. Техническую часть взяла на себя компания Takara, специализирующаяся на игрушках, видеоиграх и роботах (сейчас фирма называется Takara Tomy), — на награждении ее представлял президент Кэита Сато. Второй лауреат — Мацуми Судзуки — специалист по акустике, президент Японской акустической лаборатории. Одно из его достижений — воссоздание голоса Лизы Герардини, супруги Франческо дель Джокондо, изображенной на самой знаменитой картине Леонардо да Винчи. В работе использовали криминалистические методы, а также анализировали строение черепа Моны Лизы и черты ее лица (проверить, насколько достоверно звучит голос Джоконды, как вы понимаете, не представляется возможным). Интересы собак в проекте представлял профессор Норио Когурэ, исполнительный директор Ветеринарного госпиталя Когурэ.

BowLingual состоит из портативного приемника с экраном и беспроводного микрофона, который крепится к ошейнику собаки. Когда пес лает, микрофон записывает звук и отправляет его на приемник, содержащий базу данных из тысяч образцов собачьего лая. Компьютер классифицирует лай в одну из шести категорий — «счастливый», «грустный», «настороженный», «разочарованный», «агрессивный», «просящий», — а затем выводит эту информацию на экран, сопровождая ее вариантом «перевода» при помощи одной из 178 фраз. Кроме того, разработчики адаптировали свой переводчик для 74 различных пород собак с учетом тембра их голоса и прочих особенностей.

Ассортимент человеческих языков остался гораздо более скромным. После оригинальной японской версии в 2003 году появились BowLingual для корейского и английского языков (продавались они, соответственно, в Южной Корее, США и Канаде), а также англоязычная версия с инструкцией на русском языке — в двух экземплярах. Их сделали по специальному заказу премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми. Политик подарил два переводчика BowLingual, настроенные под пуделя и лабрадора, президенту России Владимиру Путину на праздновании 300-летия Санкт-Петербурга 30 мая 2003 года.

Почему же эти замечательные устройства не получили широкого распространения? Все просто — они работают вовсе не так хорошо, как может показаться. Разработчики представили BowLingual как «переводчик с собачьего языка на человеческий», что на самом деле довольно далеко от истины: во-первых, это скорее не переводчик, а классификатор эмоций животного, а во-вторых, и с этой функцией он справляется неважно. «К сожалению, большая часть писавших об устройстве журналистов не тестировали его. Иначе бы они поняли, что прибор не работает», — отмечала в своем обзоре зоопсихолог и ветеринар, всемирно признанный специалист в области дрессировки домашних животных София Инь. Сначала она испытала прибор на заранее записанных звуках собачьего лая (BowLingual отнес одни и те же повторно проигрываемые записи в разные категории), затем — на своей австралийской пастушьей собаке Зои. Ученая использовала прибор в одной и той же ситуации: когда в дверь звонили и Зои с лаем неслась навстречу незнакомцу. Переводчик выдавал такие трактовки эмоций собаки: «Я все сделала правильно, да?» (эмоция — «счастливый»), «Мне нравится быть рядом с тобой» (эмоция — «просящий»), «Почему ты не поговоришь со мной?» (эмоция — «грустный»).


«Я уверена, что звонившие в дверь люди воспринимали этот лай совсем иначе, — уверена София. — Более подходящими переводами были бы такие: “Код красный!”, “Убирайся с моей территории!”, “Я сейчас надеру тебе задницу!” Но таких фраз в словаре BowLingual я не видела». Проверка эффективности переводчика на других породах собак тоже провалилась.

Что ж, попытка японских исследователей сделать собачье-человеческий переводчик, по всей видимости, не удалась, но определенно привлекла внимание к очень интересному вопросу — как вообще обстоят дела с коммуникацией между собаками и людьми? Конечно, мы можем с уверенностью сказать, что рычание не обещает нам ничего хорошего, а виляющий хвостом пес, скорее всего, испытывает радость. Многие владельцы собак утверждают, что понимают своего питомца с полуслова, а пес отвечает им тем же: реагирует на интонации, выражение лица, взгляд. Так ли это на самом деле, или мы просто «очеловечиваем» наших домашних животных и приписываем им способности, которыми они на самом деле не обладают?

Ученые сходятся во мнении, что собаки и люди в течение многих тысяч лет следовали по пути конвергентной эволюции — это процесс, в ходе которого у организмов, относящихся к разным систематическим группам, формируются сходные признаки. Собаки сопровождали людей при переселении на новые территории, вместе с ними адаптировались к новым условиям жизни и типам питания. Исследователи также обнаружили, что гены, регулирующие в том числе процессы пищеварения (например, переваривание крахмала), обмена веществ или неврологические функции у людей и собак эволюционировали сходным образом. Собаки и люди страдают от одних и тех же заболеваний — рака, диабета, болезней сердца, неврологических нарушений, — причем их механизмы развития и ответ организма на лечение также схожи. А еще собаки, к примеру, единственные животные (кроме человека), страдающие от рака простаты.

Но дело касается не только физических особенностей организма. В процессе эволюции у собак появились навыки «считывания» нашего социального и коммуникативного поведения (выражения лица, жестов), причем есть основания полагать, что собаки понимают людей лучше, чем наши ближайшие с генетической точки зрения ныне живущие родственники: обезьяны бонобо, шимпанзе и другие приматы. Так, в 2009 году ученые изучили, насколько хорошо собаки могут интерпретировать указывающие жесты — исключительно человеческий способ передачи информации. В испытаниях принимали участие собаки, а также двух- и трехлетние дети, а экспериментаторы указывали на предметы руками, ногами, локтями и коленями. Собаки и двухлетние дети справились с задачей примерно одинаково, трехлетние участники же исследования показали более высокий результат. Кроме того, и псы, и дети продемонстрировали способность обобщать ранее полученную информацию и успешно трактовать новые, не виденные ранее жесты. По мнению ученых, такие высокие способности братьев наших меньших — результат как совместного эволюционного развития двух видов, так и процесса социализации каждой отдельной собаки.


В 2015 году в журнале Current Biology вышла другая научная работа, авторы которой подтвердили способность собак отличать радостное выражение человеческого лица от сердитого, причем испытуемые справились даже тогда, когда им показывали только верхнюю или только нижнюю половину лица. «Насколько нам известно, полученные нами результаты — первое достоверное свидетельство, что животное может различать эмоции представителя другого вида, — пишут авторы. — Мы полагаем, что собаки — участники исследования благодаря близкому контакту со своими владельцами и постоянному взаимодействию с другими людьми запомнили разнообразные выражения человеческих лиц, а также смогли сформировать ассоциации между разными эмоциями и отдельными частями лица».


Еще одна статья, опубликованная в журнале Science в 2015 году, показала: когда люди и собаки смотрят друг на друга, в организмах обоих повышается содержание нейропептида окситоцина — именно он отвечает за формирование материнской привязанности к детям, вызывает более благожелательное отношение человека к другим людям и даже может повысить уровень доверия к окружающим. Ученые провели два эксперимента: во время первого хозяева собак в течение получаса находились со своими питомцами в одном помещении, играя или разговаривая с ними, а во время второго окситоцин впрыскивался в ноздри собак, после чего их запускали в комнату, где находился их хозяин и незнакомые люди. Оказалось, что во время общения человека с собакой в головном мозге обоих повышается концентрация гормона, а собаки из второй группы — которым гормон впрыснули в нос — стремились поддерживать зрительный контакт с хозяином в течение более длительного, чем обычно, времени.


И напоследок — еще один интересный факт о взаимодействии людей и собак, о котором ученые сообщили в 2019 году: оказывается, собаки могут нами манипулировать (вряд ли это станет новостью для владельцев четвероногих друзей). Наверное, всем нам знаком «щенячий взгляд», который собаки устремляют на нас, пытаясь что-то выпросить: поднятые вверх брови, округленные глаза. Ранее уже было показано, что собаки «строят глазки» гораздо чаще, если знают, что на них смотрит человек. Теперь же исследователи из Портсмутского университета и их американские коллеги сравнили поведение, выражения морд, а также работу расположенных на морде мышц серых волков и домашних собак. Оказалось, что собаки активно используют небольшую мышцу, которая позволяет им поднимать внутреннюю часть брови, округляя глаза и делая взгляд жалобным и просящим. У волков же она была почти не развита. Авторы отмечают, что анатомия мышц меняется крайне медленно, поэтому эти произошедшие за несколько десятков тысяч лет изменения можно считать довольно значительными. Судя по всему, собаки, у которых получалось приподнять брови и вызвать желание позаботиться о них, получали эволюционное преимущество перед своими менее эмоциональными собратьями.
Хотя лауреаты Шнобелевской премии мира 2002 года и потерпели неудачу в создании «собачье-человеческого разговорника», это не означает, что мы не можем с ними общаться: судя по всему, эволюция весьма неплохо позаботилась о том, чтобы мы понимали наших четвероногих друзей, а они — нас.


Источник
Tags: Дикая природа, Япония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments