alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Евросоюз скатывается к протекционизму и ждёт «нового Гитлера» — эксперт

Прошедший в Брюсселе саммит Евросоюза завершился утверждением бюджета сообщества на 2021−2027 годы в размере 1 074,3 млрд евро. Кроме того, лидеры европейских стран приняли решение потратить ещё 750 млрд на внебюджетный фонд восстановления экономики от пандемии, вызванной Covid-19. Однако за крупными суммами, которыми сегодня пестрят обложки СМИ, могут скрываться огромные внутренние противоречия наднациональной структуры. Впечатлениями об итогах международного саммита и перспективах развития ЕС с EADaily поделился кандидат экономических наук доцент Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы Артём Голубев.


— Артём Валерьевич, на ваш взгляд, почему затянулся последний саммит?



— Не секрет, что в Евросоюз входят страны с абсолютно разным уровнем развития. И сегодня более богатые государства Северной и Западной Европы, такие как Германия, Франция, Австрия, Финляндия, не горят желанием финансировать как и прежде отстающие южную и восточную части региона. В свою очередь представители периферии тоже задаются вопросом: «А для чего мы входили в ЕС, если нас там не хотят поддерживать?» Поэтому решать сообща серьёзные проблемы как в области экономики, так и в области социальной политики в ЕС с каждым годом становится всё сложнее. В этот раз конфликт интересов всё-таки разрешился общим компромиссом и принятием бюджета. Периферийная Европа, пользуясь необходимостью учитывать голоса всех 27 стран, независимо от уровня развития их внутренних экономик, при принятии решения на уровне ЕС, смогла частично продавить свои позиции, связанные с желанием максимального финансирования со стороны доноров и минимального контроля за расходованием средств странами-реципиентами.


— Почему ведущие страны пошли на компромисс?


— Видимо, в настоящее время никто не готов брать на себя ответственность за возможные последствия в распаде глобальной европейской структуры.


— Но ведь так долго тоже продолжаться не может, и завтра ситуация может ухудшиться.


— Совершенно верно. Я не уверен, что ЕС не распадётся через какое-то время. Ведь за последние годы ситуация там не улучшается — растут долги, в ряде стран ЕС госдолг превышает 100% ВВП. По всей видимости, очень скоро нужно будет выходить из такого положения и, возможно, сделать это можно будет только с помощью каких-то радикальных мер, например, окончательного переформатирования ЕС, исключения оттуда периферийных стран. Если ЕС не начнёт избавляться от «балласта», то рано или поздно, он сам, видимо, должен будет уйти в историю. Это, кстати, понимают многие мировые инвесторы, более охотно вкладывающие деньги в экономики США или той же Азии.


— Лидеры Германии, Франции не боятся, что их очередные уступки разозлят избирателей у себя дома?


— Меркель, Макрон и другие действительно могут за это поплатиться, поскольку рейтинги традиционных партий власти в европейских странах падают и всё большую популярность и поддержку граждан на выборах получают популисты и откровенные радикалы. Вполне вероятно, что в той же Германии ХДС и ХСС (блок партий, состоящий из Христианско-демократического и Христианско-социального союзов) в скором времени лишатся в рейхстаге большинства, а вес правых партий, наоборот, увеличится. У скептически настроенной части западноевропейского общества растут потребности в серьёзных мерах в отстаивании интересов своей страны, а также в радикально жесткой миграционной политике. На фоне распространения подобных настроений нельзя исключать прихода к власти ультраправых во главе с «новым Гитлером».


— Вы считаете, что приход диктатуры в странах демократической Европы — дело времени?


— Там ситуация, конечно, будет непростой. Никто не хочет распада ЕС, но и дальше продолжать нормально функционировать как раньше этот союз не может: нужно учитывать мнение тех стран, кто тянет ЕС вниз и не собирается выходить из статуса иждивенца. Поэтому выйти из того тупика, в который Европа себя загнала, возможно, пожалуй, лишь радикальным перекроем ЕС с отсечением «балласта» волевым решением лидеров партий-евроскептиков в случае их прихода к власти в ключевых странах ЕС. Надеюсь, до диктатуры дело не дойдет и тем более военных конфликтов, которые нередко в такие судьбоносные моменты истории случаются, но, например, в сторону крайне нелиберальной политики ситуация повернуться может. А это в первую очередь полностью изменит вектор миграционной политики — с закрытием границ для новых мигрантов и вытеснением с территорий нынешних. Видение такого сценария подкрепляется тем, что ни одну из глобальных проблем в Европе за прошедшие после кризиса 2008 года 11−12 лет решить так и не удалось и при этом добавились новые. А по итогам нынешнего года экономический спад (-8% ВВП) в Европе может оказаться одним из худших среди крупнейших экономик мира.


— Может, триллион евро подтолкнёт европейскую экономику к восстановлению?


— Европа всегда отличалась своей рациональностью и, безусловно, вливание денег в грамотные проекты — это серьёзный шаг в сторону роста. Они, например, стремятся сегодня к «зелёной энергетике». По принятому на саммите пакету до 30% средств у стран ЕС должны будут в будущем направляться на реформы и проекты по строительству новой экономики с достижением к 2050 году нулевых углеродных выбросов в атмосферу. Всё это может позволить им создавать новые технологии и рабочие места. Однако есть сомнения в исполнении поставленных условий всеми странами ЕС. Страны-иждивенцы привыкли тратить деньги стран-доноров, ограничивая возможности последних за контролем по расходованию выделяемых средств. Без должного контроля часть «зеленых проектов» в ряде стран ЕС может быть осуществлена лишь на бумаге.


— Как всё это может отразиться на экономических взаимоотношениях с Россией?


— Переход на «зелёную энергетику» — это, прежде всего, отказ от российских углеводородов, причём уже в обозримой перспективе. И принятые на саммите решения — очень серьёзный сигнал для России. Ведь львиная доля нашего экспорта приходится на углеводородное сырье, и большая его часть направляется именно в страны ЕС. На наших глазах ЕС начинает вести скрытую протекционистскую политику, проводимую в отношении третьих стран. На первых порах эта политика обернута в «экологическую обложку», нам заявляют, что просто хотят ограничить ввоз в ЕС тех товаров, в производстве которых используется загрязняющие природу виды топлива и технологии. Вероятно, это только начало. Так что в будущем многие страны-партнеры ЕС, в том числе и Россия могут оказаться, мягко говоря, не в лучшем положении. На мой взгляд, нам сейчас необходимо активнее развивать двусторонние отношения с каждой из стран ЕС. Пока есть недовольные с обеих сторон, одни — тем, что их налогоплательщики кормят кого-то, а другие — тем, что их хотят постепенно отлучить от «кормушки», Россия вполне может проводить успешную политику с выгодой для себя. Ну и, конечно, для снижения возможных рисков в будущем России нужна диверсификация экономики и экспорта, что позволит наконец-то слезть с «нефтегазовой иглы».


Беседовал Егор Зубцов

Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2020/07/22/evrosoyuz-skatyvaetsya-k-protekcionizmu-i-zhdyot-novogo-gitlera-ekspert


Tags: ЕС, Кризис мозга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments