alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Мучения южно-корейских политиков на пути к неизбежному присоединению к КНДР

Пак Кын Хе будет сидеть до самой смерти, потому что слишком опасна?



Иногда говорят – суть режима видна по тому, как он обращается с поверженными противниками, и в этом смысле весьма характерно то, в каком состоянии находится сейчас экс-президент РК Пак Кын Хе.

Напомним, что после своего импичмента и еще до прихода Муна к власти в марте 2017 г. Пак была арестована по нескольким пунктам обвинения и была осуждена на 25 лет: основные элементы обвинения касались ее «сговора» с конфиданткой Чхве Сун Силь в контексте того, что крупные конгломераты, включая Samsung, «принуждались» пожертвовать 77,4 миллиарда вон двум фондам, находящимся под контролем Чхве. Вывод денег из фондов на личные нужды Чхве и тем более Пак, правда, не доказали.

Этот срок уже вызвал у автора недоумение, так как другой экс-президент Но Тхэ У получил 24 года за куда больший пакет обвинений, включавший в себя не только куда более доказанную коррупцию, но и активное соучастие в государственном перевороте с человеческими жертвами.

В январе 2018 года Пак была дополнительно обвинена по обвинению в получении 3,5 миллиарда вон от трех руководителей Национальной разведывательной службы с мая 2013 года по сентябрь 2016 года «в сговоре» с ее секретарями. Точнее, было доказано, что спецслужбы платили помощникам Пак за то, чтобы они подтверждали президенту их информацию при попытке ее перепроверить и держали его в информационном коконе, но закавыченная формулировка помогла перевесить взятки на Пак при том, что факт передачи денег ей тоже доказан не был.

Во всех случаях формулировка «в сговоре с ХХ» на самом деле значит следующее: доказан факт получения взятки ХХ, но так как президент наверняка была в курсе, это не нуждается даже в поиске дополнительных доказательств. Следуя такой логике, нынешнего президента Муна можно смело обвинять в соучастии в коррупционных скандалах с участием Чо Гука – они давние друзья, а, значит, наверняка были в сговоре.

Изначальный срок составлял шесть лет, но 25 июля апелляционный суд сократил его до пяти, сняв с нее обвинение во взяточничестве и заменив на растрату государственных средств. Суд признал факт сговора и получения платежей, но постановил, что они не были взятками, ссылаясь на отсутствие достаточных доказательств того, что деньги были даны в обмен на особые услуги о Пак.

Позднее в 2018 г. Пак получила еще два года по обвинению в незаконном вмешательстве в выдвижение кандидатов тогдашней правящей партии в преддверии всеобщих выборов в апреле 2016 года. Указывала, кому и где выдвигаться и блокировала представителей иных фракций. Нечто подобное, правда, делали и демократы, у которых несколько депутатов собираются исключать из партии за то, что по некоторым вопросам посмели не голосовать за, а воздержаться, — но это же совсем иное дело!

29 августа 2019 года Верховный Суд постановил пересмотреть ее дело о коррупции, по которому Пак была приговорена апелляционным судом к 25 годам тюремного заключения. Как оказалось, некоторые из обвинений во взяточничестве должны рассматриваться отдельно и выделены в самостоятельные уголовные дела, что может привести к более суровому наказанию.

«Обвиняемая вынудила крупные отечественные конгломераты пожертвовать деньги на культурные и спортивные проекты по просьбе Чхве Со Вон (нынешнее юридическое имя Чхве Сун Силь, которая в тюрьме сменила имя). Она также использовала власть, предоставленную народом для личной выгоды Чхве, заставив вице-председателя Samsung Electronics заплатить несколько миллиардов вон взяток», — говорится в исправленном обвинительном заключении.

4 сентября 2019 г. молодой, но консервативный ютубер Сун Чжэ Чжун наделал много шуму своим роликом, в котором заявил, что «Свободная Корея» (тогдашнее название партии консерваторов) должна найти решение проблем президента Пак Кын Хе, иначе она вообще не сможет планировать свое будущее. Он напомнил, что двумя основными триггерами народного недовольства, вызвавшими импичмент, были трагедия парома «Севоль» и история с планшетным компьютером. Но планшет впоследствии даже не признали уликой, а обвинения в причастности к трагедии парома были сняты с Пак в самом начале следствия.

Затем он припомнил, что в деле о принуждении Ли Чжэ Ена к финансовой поддержке фондов K-Sports and Mirae использовался новый термин «молчаливая просьба», призванный оправдать как отсутствие иных доказательств собственно принуждения (а не дачи взятки), а также получение экс-президентом какой бы то ни было выгоды от данной сделки, для чего опять-таки пришлось заявлять, что Чхве и Пак вели общее хозяйство, и потому все деньги, которые получала Чхве, можно считать деньгами Пак и записывать на счет взяток лично президенту.

В общем, те консерваторы, которые в политических целях проголосовали за законопроект об импичменте, должны взять на себя ответственность и извиниться, приложив силы к освобождению Пак.

16 сентября 2019 г. Пак Кын Хе была госпитализирована в Сеульскую больницу Святой Марии для операции на левом плече, — как сообщили представители министерства юстиции, экс-президент не может использовать свою левую руку из-за разрыва вращающей манжеты.

Ранее Пак было разрешено время от времени посещать больницу для лечения ее состояния поясничного диска и других недугов или чтобы врач восточной медицины осматривал ее в тюрьме во время ее содержания под стражей в течение последних двух лет и пяти месяцев.

Министерство разрешило госпитализацию Пак через два дня после того, как обвинение отклонило ее просьбу о приостановлении исполнения приговора, вынесенного на основании ухудшения состояния здоровья. Ее первая такая просьба в апреле 2019 г. также была отклонена.

Как же кому-то не хочется вспоминать, что в похожей ситуации военная диктатура отпускала Ким Дэ Чжуна на лечение в США, а не держала до полного истощения – в больницу Пак повезли в инвалидном кресле.

28 ноября 2019 года Верховный Суд вынес сходное решение о повторном рассмотрении дела Пак за получение денег от спецслужб, заявив, что ее оправдательные приговоры нижестоящими судами по обвинению должны быть отменены, так как эта история ужасно подорвала общественное доверие к честности президента и руководителей разведки.

Верховный суд заявил, что решения нижестоящих судов об оправдании Пак по обвинению в потере государственного фонда и взяточничестве были ошибочными, так как «нижестоящие суды неверно истолковали соответствующие правовые принципы».

Постоянное возбуждение все новых и новых уголовных дел и апелляции, подаваемые стороной обвинения ради увеличения сроков наказания, имели простую причину. Пока Пак находится под следствием, ее нельзя освобождать – ни под залог, ни по болезни – ведь окончательный приговор еще не вынесен. Именно благодаря этому Пак Кын Хе не получила президентской новогодней амнистии 2020 года, потому что, по разъяснению Голубого дома, её дела все еще находятся на рассмотрении в судах, а специальные помилования предоставляются только тем заключенным, приговоры которых окончательны.

Кроме того, согласно опросу, проведенному южнокорейской телекомпанией MBN из 1000 респондентов, в течение 3-4 ноября 2019 г., 54 % респондентов сказали, что они против помилования Пак, в то время как 40,3% высказались за. После чего глава администрации президента Но Ен Мин сказал журналистам, что президентское помилование высокопоставленных политиков «возможно только тогда, когда есть консенсус со стороны общественности, чтобы сделать это или это необходимо».

4 марта 2020 г. Пак Кын Хе «вернулась в политику», отправив из тюрьмы послание, призывающее консерваторов страны объединиться перед парламентскими выборами 15 апреля. В рукописном письме, которое ее адвокат Ю Ен Ха прочел вслух на брифинге для прессы в Национальном Собрании, Пак Кын Хе критикует нынешнюю власть, называя её «некомпетентной и лицемерной», говоря о том, что многие «люди жаловались, что неумелые, лицемерные и самодовольные правящие силы делают жизнь людей все более трудной, в то время как надежда угасает». «Хотя мое политическое путешествие остановилось после импичмента и ареста, я была переполнена беспокойством даже в тюрьме, потому что ядерная угроза Северной Кореи и ухудшение отношений с нашими союзниками сделают будущее нашей страны неопределенным».

Затем она обращается к нынешней оппозиции с призывом объединить силы, призывая разделенных консерваторов, включая ее сторонников, объединиться вокруг «существующего оппозиционного тяжеловеса» и выиграть выборы. «Я призываю всех вас объединить свои силы и стать единым целым под знаменем национального флага, как мы делали это раньше, чтобы добиться лучшей Кореи».

Пак имела в виду Объединенную партию будущего (ОПБ), возглавляемую Хван Ге Аном, который занимал пост премьер-министра при ее администрации. Хотя Хван никогда не был ее сторонником пока Пак была президентом и ушел в «пакисты» год спустя чтобы стать председателем партии за счет голосов ее сторонников, экс-президент скорее призывала консерваторов прекратить междоусобицы: «Нация в большой беде. Хотя могут быть разногласия и пробелы, которые трудно заполнить, я призываю всех вас объединить усилия»

Но консерваторы проиграли, а 20 мая 2020 г. в ходе повторного рассмотрения апелляционного суда обвинение потребовало для Пак Кын Хе 35 лет тюремного заключения: 25 лет за взяточничество и отдельно 10 лет за злоупотребление властью и другие уголовные обвинения.

Слушание по вынесению приговора назначено на 10 июля, если не случится форс-мажора. А в настоящее время Пак Кын Хе отбывает в общей сложности тридцать два (32) года тюремного заключения: двадцать пять по основному приговору, пять лет за деньги спецслужбы и два за незаконное вмешательство в выборы. При этом, если указанный выше Но Тхэ У в итоге был помилован, Пак уже просидела за решеткой дольше любого бывшего президента, отметив 1000-й день в тюрьме на Рождество 2019 г.

В консервативных кругах ходит цитата, которую одни приписывают Мун Чжэ Ину, а другие — кому-то из его окружения. Дескать, когда Пак наконец-то сгниет в тюрьме, соратники, замученные режимом Пак Чон Хи, наконец-то будут отомщены. С учетом того, что еще в 2005 г. президент Но Му Хен, у которого Мун был главой администрации, собирался посадить Пак как «члена семьи изменника родины» при помощи закона о наказании национальных предателей и их потомков, автор не считает эту информацию полностью выдуманной. К тому же, Пак не только не сломалась, но остается самым серьезным политическим противником Муна даже из тюрьмы, и судя по общению автора с рядовыми гражданами РК, по мере политических и экономических экспериментов Муна массы начинают что-то понимать…

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments