alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Сидите дома – или пожалеете. В бразильских трущобах карантин вводят бандиты

Карантин ввели не все страны. Некоторые – например, Швеция или Нидерланды – пошли по пути частичных ограничений. Власти других – например Беларуси или Бразилии – открыто выступили против того, чтобы их закрывать, заявив, что цена для экономики будет слишком высокой.

Президент Бразилии Жаир Болсонару подчеркнул, что новый вирус в целом не опаснее гриппа, отказался избегать контактов с другими людьми и даже запустил кампанию против карантина – под лозунгом «Бразилия не должна останавливаться».

«Бизнес останавливается. Компании прекращают платить зарплату. А если экономика останавливается, как мы будем платить тем, кто работает в государственном секторе? – заявил Болсонару, комментируя карантин, введенный местными администрациями, – в частности Рио и Сан-Паулу. – Мы можем столкнуться с хаосом. И вирус никуда не исчезнет. Мы должны защитить людей в группе риска, пожилых людей, но другие должны вернуться к работе».

Бразильский президент Бразилии Жаир Болсонару не верит в опасность коронавируса. 10 апреля он посетил больницу Минобороны, затем зашел в аптеку и в жилой дом. Маски на нем не было, он разговаривал с людьми, жал руки, фотографировался. На его охранниках также не было масок.

Такой подход поддержали не все – главы некоторых регионов Бразилии все же ввели режим изоляции. А недавно на их стороне выступили и преступные группировки.

В фавелах (трущобах) Бразилии, где проживают миллионы людей, они сами объявили карантин и даже ввели комендантский час, угрожая «серьезными последствиями» нарушителям.

Ситуация при этом отразила ограничения, связанные с массовой изоляцией. Основные карантинные требования – даже если заставить людей их выполнять – в местах подобных трущобам Рио или Сан-Паулу могут быть просто невыполнимы.

Сейчас местные власти спешно пытаются решить некоторые из социальных проблем, но во многом жители трущоб полагаются на собственные силы.

«Вчера у нас не было воды. Антисептик для рук уже раскупили, – говорит Рауль Сантьяго, активист одного из районов. – И социальная изоляция практически невозможна. В одной комнате здесь могут жить семьи по шесть человек. Как тут можно говорить о какой-то профилактике?»

Карантин

Карантины могут замедлять распространение инфекции, снижая нагрузку на больницы (со стороны пациентов из группы повышенного риска, у которых вирус может вызвать осложнения). Хотя они не гарантируют быстрых результатов. В Италии и Испании карантины были введены около месяца назад – сейчас они находятся среди стран с наибольшим числом заболевших и умерших, и в обоих случаях заболеваемость, судя по заявлениям властей, еще даже не достигла пика. Более того – нет гарантий, что, когда ограничения рано или поздно снимут, за этим не последует новая вспышка.

Специалисты уже предупреждали, что за первой волной инфекции может последовать вторая. И что делать тогда? Закрывать страну снова?

На местном уровне это уже произошло в Китае, где к концу марта распространение вируса среди местного населения прекратилось. Многие карантинные ограничения в центральной части страны – в том числе в Ухане, где изначально появился вирус, – были сняты.

Но затем несколько случаев заражений обнаружили в одном из округов центральной провинции Хэнань – после этого весь округ закрыли на карантин.

Цена таких мер растет с каждым днем. Ограничений, спровоцировавших резкое снижение экономической активности, – в транспортной сфере, производстве, бизнесе, – уже оказалось достаточно, чтобы вызвать глобальную рецессию.

Бразилия по праву считается страной контрастов: красивые шикарные пляжи соседствуют с ужасающими фавелами

Она, по оценкам Международного валютного фонда и Всемирного банка, может быть более масштабной, чем финансовый кризис конца 2000-х годов, и может особенно сильно ударить по странам с высоким уровнем бедности (ЮНИСЕФ также предупреждает, что в небогатых странах кампания по борьбе с одним заболеванием может привести к оттоку ресурсов, создав условия для вспышек иных болезней, – например холеры в Демократической республике Конго).

Для таких стран, отмечает обозреватель Financial Times Дэвид Пиллинг, «лекарство» может оказаться хуже болезни.

«Даже для государств с развитой экономикой карантин – тяжелое испытание, – констатирует он. – Но в бедных странах с высокой долей теневой экономики это еще сложнее. Люди, которые зарабатывают уличной торговлей, мелким ремонтом или чисткой ботинок, окажутся практически лишены средств к существованию, если запретить им выходить на улицы.

Когда карантин ввели в Индии, многим рабочим-мигрантам пришлось добираться домой пешком за сотни километров (по данным на конец марта, по меньшей мере 17 человек погибли в пути, один умер от сердечного приступа, другие — в дорожных авариях, одно из местных изданий написало, что все эти люди «стали жертвами карантина, а не вируса». – Прим. «Ферганы»).

К тому же экономические потрясения могут создать условия для роста других заболеваний».

Правительство Италии, отчаявшиеся жители которой уже угрожают голодными бунтами (риск беспорядков учитывают и власти), признает, что страна должна «постепенно вернуться к нормальной жизни» (собственно, план пока неизвестен, одной из альтернатив тотальному карантину, как считает американский экономист, нобелевский лауреат Пол Ромер, могла бы стать «разумная изоляция» – с регулярным тестированием населения и возможностью вернуться к работе для тех, кто не болен).

Возможности по выходу из карантина – по крайней мере, частичному – рассматривают и власти Индии.

Трущобы

Первые фавелы появились в Бразилии еще в конце XIX века – их основали бывшие солдаты после одного из военных конфликтов того времени. Массовым явлением они стали несколькими десятилетиями позже – тогда рост промышленности и урбанизация привлекли многих сельских жителей в города, в частности в Рио. Но далеко не все смогли найти там работу и доступное жилье. Многие в результате остались в разраставшихся пригородах.

Сейчас в трущобах Бразилии живут около 11 млн человек – примерно 6% населения страны.

Существуют тысячи таких поселений (только в Рио в подобных кварталах живут около 1,5 млн человек, примерно четверть населения города), нередко расположенных на склонах холмов и гор. Их характерные черты – проблемы с инфраструктурой и высокий уровень преступности.

Маркос Невес, художник, выросший в Росинье, крупнейшей фавеле Рио, вспоминает, что раньше территорию прямо контролировали банды, торговавшие наркотиками, и полиция появлялась там редко.

Обычным делом были войны между группировками – в частности, между «Красной командой» (группировкой, основанной бывшими заключенными, в том числе бывшими сторонниками «Красной фаланги», боровшейся с военной диктатурой в Бразилии) и «Друзьями друзей» (появившейся позднее группировкой, среди которой оказались и бывшие полицейские).

Власти провели серию операций по «усмирению» трущоб, выделили деньги на улучшение условий жизни (в частности, в преддверии Олимпиады 2016 года в Рио).

Но хотя часть этих районов перешла под контроль полиции, наркоторговцы сохранили влияние в оставшихся. И проблемы с инфраструктурой – например водоснабжением – сохранились.

«Они блокировали дороги, – рассказывает сотрудник полиции Рио. – Полицейским было просто опасно там появляться. И у них были свои законы. Если, например, муж ударил жену, они могли избить его или даже убить».

Время от времени бандиты помогали местным жителям, обеспечивая их лояльность, – спонсировали местные коммунальные объединения и спортивные команды.

Каждую неделю они устраивали вечеринки с музыкой и наркотиками (их использовали и для того, чтобы вербовать молодежь в свои ряды). И, наконец, предлагали работу – Антонио Лопес, лидер группировки «Друзья друзей», как рассказывали в полиции, среди прочего нанял несколько десятков пожилых женщин для упаковки кокаина.

«Торговцы наркотиками поддерживают отношения с жителями трущоб, – говорит Жоао Монтейро, студент из Рио. – Они раздают продукты и лекарства, помогают бедным семьям».

Хотя в целом бандиты остаются источником угрозы, они пользуются определенным авторитетом.

Предупреждения

Неделю назад наркоторговцы в одной из трущоб на севере Рио объявили комендантский час. Они развесили плакаты, разослали сообщения через мессенджеры – и даже отправили на улицы машины с громкоговорителями.

«Внимание всем, – гласило предупреждение. – С сегодняшнего дня с 20:00 действует комендантский час. Если кто-то окажется на улице после этого времени, пусть пеняет на себя. Если правительство не принимает необходимые меры, мы разберемся с этим сами».

«Мы остаемся на улицах, обеспечивая вашу безопасность, – гласило сообщение, которое получили жители другого района. – Так что проявите уважение и соблюдайте комендантский час. Если выйдете из дома в неурочное время – пожалеете».

В некоторых районах бандиты объявили карантин. В других – потребовали, чтобы магазины и церкви сократили время работы.

В одной из трущоб они даже организовали раздачу мыла, развесив плакаты с напоминанием о важности мытья рук.

«Думаю, они так заботятся о наркоманах, которые приходят сюда из других районов за дозой, – говорит один из местных жителей. – Боятся, чтобы те не принесли сюда вирус. Но у нас тут подолгу не бывает воды. Как тут можно говорить о чистоте?»

В Бразилии говорят, что первыми заболевшими были обеспеченные люди, – туристы, вернувшиеся из поездок в Европу.

Но случаи заболевания уже отмечены в трущобах, и специалисты опасаются, что там справиться с инфекцией, если она распространится, будет крайне сложно.

«Можно сказать, что речь идет о бомбе с часовым механизмом, – говорит Робберт Магга, один из руководителей Института Игарапе, исследовательского центра в Рио, отмечая, что криминальные группировки пользуются этой возможностью. – Бандиты представляют себя как последнюю линию защиты, теми, кто обеспечивает закон и порядок. Все это демонстрирует слабость государства».

Проблемы

В условиях трущоб – тесноты, перебоев с водой, проблем с санитарией – само по себе объявление карантина едва ли обеспечит людям защиту.

«Как нам мыть руки, если вода поступает с перебоями? – говорит житель одной из фавел Сан-Паулу. – У нас здесь небольшие дома, и в каждом – по семье. Какой тут может быть карантин? Если заболеет кто-то в доме – то и все остальные заразятся».

«На некоторых улицах воду подают только в определенное время, – жалуется житель трущобы на севере Рио. – Иногда воды нет целыми сутками. Из-за плохой санитарии здесь распространяются болезни. А теперь людям говорят, что им нужен антисептик для рук. Хотя многие не могут позволить себе даже воду в бутылках».

При этом большинство людей заняты в неформальной экономике – занимаются уличной торговлей, уборкой в домах жителей более благополучных районов и так далее. Многие продолжают работать, несмотря на угрозы наркоторговцев, – и даже местные активисты, призывающие более ответственно относиться к профилактике, признают, что едва ли можно убедить людей сидеть дома.

«Сложно убедить человека, который работал с утра до вечера, ходил на работу, несмотря на перестрелки и полицейские операции, – говорит Хулиана Пиньо, жительница одной из трущоб Рио, – что теперь ему опасно выходить из дома».

«Стратегия Китая или Южной Кореи здесь не сработает, – считает Мадхав Маратхи, профессор американского Института биологически сложных систем. – Если вирус попадет в трущобы, добиться ''социального дистанцирования'' очень сложно».

Правительство Бразилии пообещало малообеспеченным слоям населения компенсации в период кризиса (примерно по $115 в месяц), но даже эти деньги, как говорят жители трущоб, пока не начали поступать (закон о финансовой помощи был принят в конце марта, его направили на подпись президенту).

В этих условиях жители стали действовать самостоятельно. Активисты собирают пожертвования и раздают продукты и предметы санитарии.

Они также объясняют важность профилактики и добиваются от властей, чтобы те привели в порядок водоснабжение (в некоторых районах уже организовали ремонт).

Жители одной из крупнейших трущоб Сан-Паулу сами наняли команду врачей, чтобы те отслеживали случаи заражения (район находится под контролем «Первой столичной команды», одной из крупнейших преступных группировок Бразилии, ее представители дали согласие на работу медиков на своей территории).

«Здесь нет власти, – говорит Гилсон Родригес, лидер местной общины. – Правительство о нас давно забыло. Мы должны организоваться и позаботиться о себе сами».

Источник


Tags: Бразилия, Эпидемия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments