alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Константин Асмолов: Откуда прилетают «утки», или Уроки источниковедения





2 мая 2020 г. лидер КНДР появился на публике, положив конец слухам о своей смерти или полной недееспособности. Ажиотаж вокруг данной темы хорошо показал, чего стоят некоторые «информированные источники», которым на Западе принято доверять и которые, пока Кима не было видно, занимались откровенной дезинформацией. В этом контексте мы презентуем аудитории «черный список источников о КНДР», информация от которых, не подтвержденная иными источниками, на 99% является «уткой».

На первом месте в нашем списке – так называемые карьерные перебежчики из КНДР, зарабатывающие на статус продажей страшных историй о бывшей родине. В их среде выдвигались разные версии о причинах отсутствия Кима, включая «прячется от опустошившей страну эпидемии», но больше всех «прославился» «инвалид-сказочник», а ныне депутат Чи Сон Хо, который похоронил Кима еще 23 апреля, заявив, что он так серьезно болен, что может не вернуться к власти; при этом война за власть между женой, сестрой и любовницей вождя уже вовсю идет.

Однако к этим словам отнеслись скептически даже иные перебежчики, в частности Тхэ Ен Хо. Однако сам Тхэ вскоре выступил с заявлением о том, что, хотя Ким жив, «одно можно сказать наверняка: Ким не может самостоятельно встать или нормально ходить». После возвращения Кима Тхэ признал, что его заявление было неверным, но продолжал предполагать, что у него могли быть проблемы со здоровьем.

Еще один перебежчик, сбежавший в США Ли Чжон Хо, высказал газете «Тонъа Ильбо» версию о том, что Кима могло убить или серьезно травмировать в ходе испытаний ракет, проведённых 14 апреля.

В результате даже внутри страны им сделали реприманд. Как сказал профессор международной политики в глобальном университете Хандун Пак Вон Гон, «у Чи, Тхэ и других есть источники внутри Севера, но сомнительно, что у них есть доступ к такой важной информации, как местонахождение Кима и проблемы со здоровьем».

На втором месте – хорошо известная промышленным производством «уток» Daily NK, которая вначале просто сообщила, что 12 апреля Ким перенес операцию на сердце из-за «чрезмерного курения, ожирения и переутомления», как обычно опираясь на анонимных информаторов. Затем именно Daily NK продолжило раскачивать лодку, сообщив 28 апреля, что в Северной Корее начал распространяться видеоролик о кончине Ким Чен Ына (разумеется, предлагалось верить на слово, сам ролик в их руки не попал), имитирующий эфир ТВ КНДР. Заметим, что похожий ролик уже появлялся в Сети под видом новостей агентства Associated Press: за похороны Ким Чен Ына там выдавались похороны его отца. Разумеется, по версии Daily NK видео уже чрезвычайно распространилось, обсуждать его небезопасно, а госбезопасность «лютует в поисках автора».

Кроме того, Daily NK активно распространяло новости о том, что тексты, написанные Кимом во время болезни, были составлены в стиле, настолько отличном от его обычного, что всем понятно, что их писали за него, и о том, что слухам о смерти вождя, которые распространяются по стране, практически не препятствуют. А значит, ждем некролога.

На третьем месте – Японские и иностранные СМИ. Вне зависимости от уровня респектабельности они желтеют, если речь идет о КНДР. В этот раз особенно отличился еженедельник «Сюкан Гэндай» с новостью о том, как «во время поездки по стране Ким внезапно хватается за сердце и падает. Его везут к местному хирургу для срочного стентирования сосудов сердца, но у хирурга от страха дрожат руки, а Ким слишком толстый. В результате операция длится не одну минуту, а восемь, и Ким впадает в вегетативное состояние». Правда, среднее время такой операции, если верить медицинским сайтам, занимает примерно два часа.

Новость CNN о том, что Ким в критическом состоянии после операции на сердце, появилась 20 апреля со ссылкой на анонимного сотрудника разведки. Но при этом еще один аноним и два названных эксперта придерживались иного мнения. Стандарты журналистики формально были соблюдены.

Затем о тех, кто скорее обманулся или был обманут. Например, Анна Файфилд из «The Washington Post» сослалась на доверенные источники, которые сообщили ей, что в пхеньянских магазинах паника, а над городом низко летают вертолеты. Эта информация очень сильно укрепила общественное мнение в том, что Ким мертв. Но проблема в том, что корреспондент ТАСС Евгений Агошков, который в это время находился в Пхеньяне, в тот же день прошелся по городу и не заметил ни вертолетов, ни паники.

О смерти Ким Чен Ына сообщала 25 апреля заместитель директора гонконгской спутниковой телесети HKSTV Цин Фэн. По данным издания International Business Times, эту информацию ей подтвердил «очень солидный источник». Однако на странице Цин Фэн в китайской соцсети Weibo этого поста уже нет. В последней записи 24 апреля она отметила, что сама не удаляет свои посты, но это могло произойти как из-за давления сверху или комментариев, так и потому, что ее источник мог лгать.

Остальные СМИ хотя бы соблюдали определенные стандарты. Новость CNN о том, что Ким в критическом состоянии после операции на сердце появилась 20 апреля со ссылкой на анонимного сотрудника разведки и материал Daily NK. При этом еще один аноним и два названных эксперта придерживались иного мнения.

В сообщении агентства Reuters о том, что Китай направил в Северную Корею группу врачей и официальных лиц для консультирования Кима, цитировались три неназванных человека, знакомых с ситуацией, однако агентство затруднилось точно определить цель поездки, хотя факт вылета самолета и отправки делегации — подтвержден. Агентство сделало вывод о цели визита исходя из его непубличности и того, что Ким Чен Ира тоже лечили китайские медики, но поездка могла быть посвящена и координации действий в борьбе с эпидемией коронавируса.

Наконец, о тех, кто не поленился разобраться и не погнался за горячей темой. Об ажиотаже в магазинах сообщали многочисленные информированные источники NK News, но они же связывали это не со слухами о смерти Кима, а с сообщениями государственных СМИ о том, что на территории страны были приняты «более жесткие чрезвычайные противоэпидемические меры», а значит, ожидаются перебои с поставками продуктов из-за рубежа.

Вообще же аудитории стоит помнить несколько правил. Анализ любой сенсационной новости должен начинаться с ее источника. И если это «хорошо осведомленный аноним» и никаких других фактов или заявлений, подтверждающих его версию, нет, с высокой вероятностью речь идет об «утке».

Ссылка на «источник, желающий остаться неизвестным», обычно используется в трех случаях. В первом действительно речь идет о чиновнике или эксперте, который не хочет афишировать свое имя. И обычно экспертной аудитории хорошо понятно, кого тут процитировали.

Во втором случае сверху поступает указание о новости на определенную тему, но так как новость не должна появиться из ниоткуда, ее рассказывает аноним.

Наконец, бывает и так, что сам журналист придумал некую теорию, но, чтобы придать ей вес, он пишет не просто «есть такое мнение», а «ряд экспертов полагает, что». Так звучит весомее, хотя современные стандарты журналистики предполагают, что экспертов надо называть поименно, и новость не должна опираться только на анонимный источник или «ходят слухи, что».

Еще один способ вычислить «утку» – это сочетание драматических подробностей «из первых рук» и недоумение по поводу того, как подобная информация могла попасть к автору новости. К примеру, «Сюкан гэндай» новость про операцию рассказал некий источник в медицинских кругах Китая. Но даже если представить себе, что гипотетический доктор был членом группы медиков, которые будто бы срочно прилетели из КНР, кто бы рассказал ему это в таких подробностях? Куда проще представить себе, что получив, может даже из Китая, новость о том, что Киму делали стентирование (об этом теоретически может говорить след на руке), японские журналисты расцветили ее придуманными подробностями.

Наконец, нельзя забывать про ангажированность источника, а это в случае с КНДР большая проблема. Официальной пропаганде КНДР никто не верит. Считают, что она по определению занимается лакировкой действительности. Но кроме пропхеньянской пропаганды есть и антипхеньянская, и организации типа «Daily NK» или карьерные перебежчики с Севера выдают «страшную правду» с противоположным знаком. Не говоря уже о том, что новости такого типа тоже подаются со ссылкой на тайную сеть информаторов, раскрывать которых опасно для их жизни. В сочетании с закрытостью страны это, мягко говоря, создает искушение выдумывать очередные «ужасы на Севере», потому что способа проверить, что на самом деле происходит в северокорейской глубинке, практически нет. В результате применительно к деятельности этой конторы до сих пор встречаются оценки вроде: «Репортажи организации на протяжении многих лет часто оказывались очень точными, и она имеет отличную репутацию среди профессиональных наблюдателей Северной Кореи».

А закончить автор хочет цитатой из редакционной статьи Korea Times: «Средства массовой информации обязаны вернуться к принципам журналистики. Они должны усилить свои функции по проверке фактов. Они не должны предоставлять неверную и неподтвержденную информацию, особенно о здоровье Кима, которое является чувствительным для национальной безопасности. Не забывайте, что фейковые новости — это враг демократии».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Tags: Информационная война, КНДР, Республика Корея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments