?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Замкнутый круг приватизации: от алчных неэффективных чиновников к таким же собственникам и обратно
Для Вас
alexandr_palkin
Распродажа госактивов на 1 трлн рублей

Москва. 12 марта. FINMARKET.RU - Во вторник премьер Дмитрий Медведев проведет совещание о "мобилизации доходов бюджета" - казна в этом году может получить меньше доходов, чем ожидалось, поэтому нужно предпринять сверхусилия и найти новые источники ее пополнения.


"Финмаркет" уже писал о плане Минфина, его главная цель - увеличить сборы некоторых налогов и "выжать" из налогоплательщиков побольше средств, в том числе за счет введения новых наказаний.


Но есть не столь непопуляный у населения и бизнеса способ пополнения казны - приватизация. Многие экономисты указывают и на "нефискальный" плюс большой приватизации - масштабный выход государства из целых отраслей может дать сигнал инвесторам о том, что деловой климат и условия конкуренции в стране улучшились.


Проблема в том, что способ этот менее популярен среди элит, нежели усиление налогового гнета. Однако правительство все же предпримет очередную попытку устроить грандиозную распродажу госсобственности уже в ближайшее время. Министерство экономического развития, по словам источника "Финмаркет" в ведомстве, на этой неделе передаст в правительство план новой "большой" приватизации, по которому бюджет получит до триллиона рублей дополнительных доходов уже в этом году. 1 трлн - это более 2% ВВП или 7,8% всех доходов бюджета.


В том числе, доля государства в крупнейшей нефтяной компании страны может быть снижена до 50%, а в Сбербанке и ВТБ оно лишится контрольного пакета.


Долгая дорога к "большой" приватизации


Чиновники обсуждают большую распродажу несколько лет, но сейчас впервые есть шанс на то, что она все-таки состоится.


Поручение правительству усилить "слишком скромные" планы приватизации давал в июне 2011 года на Санкт-Петербургском экономическом форуме Дмитрий Медведев еще будучи президентом. Формально его задание было выполнено:


Предполагаемые к продаже госдоли крупнейших компаний ("Совкомфлота", ВТБ, "Роснефти", "Русгидро") были увеличены;


В списке появились новые активы: аэропорт "Шереметьево", "Аэрофлот", "ИнтерРАО ЕЭС", "Алроса", "Зарубежнефть" и другие;


Сроки начала большой приватизации сдвинули с 2017 на 2016 год.


Но члены правительства два года убеждали друг друга не отдавать госсобственность за бесценок и ждать выгодной конъюнктуры рынка, чтобы продать подороже. Поэтому реально с тех пор было продано не так много:


В 2011 году передача 10% минус двух акций ВТБ зарубежным инвестфондам принесла в бюджет почти 96 млрд руб.;


125,5 млрд руб. за 75% минус две акции ОАО "Первая грузовая компания" пошли на реализацию инвестиционной программы ее формального хозяина ОАО "РЖД";


Самой крупной приватизационной сделкой в новейшей истории стала прошлогодняя продажа 7,58% акций "Сбербанка" за 159,3 млрд рублей.


На пути большой приватизации появился еще один барьер. Президент Владимир Путин обозначил правительству границы - акции должны быть, по возможности, проданы в России, на обновленной ММВБ. Инфраструктура рынка и финансовые возможности отечественных инвесторов, однако, не позволяют продать внутри страны такие огромные куски собственности. Впрочем, в результате от участия крупных иностранных игроков на иностранных же биржах решили не отказываться, что, теоретически, и принесет бюджету тот самый триллион.


Скромные планы 2013 года


Уже одобренный правительством план приватизации на 2013 год оценивается Минэкономразвития в 206-224 млрд руб. Он включает продажу следующих активов:


5,66% акций "Роснефти" (148 млрд руб.). Точный размер продаваемого пакета будет определен после завершения сделки по слиянию "Роснефти" и ТНК-ВР. Но в Минэкономразвития хотят, чтобы было продано не менее половины обыкновенных акций, которые останутся в собственности государства. Деньги поступят в бюджет в виде дивидендов ОАО "Роснефтегаз" от продажи принадлежащего ему пакета акций "Роснефти";


За 15-18% акций ВТБ можно выручить до 100 млрд руб. В феврале этого года британская The Daily Telegraph передала, что за эту сумму примерно такой же пакет акций ВТБ хочет купить инвестиционный фонд Катара. Но так как продажу этого пакета чиновники пока предлагают оформить в виде увеличения уставного капитала банка, то эти деньги поступят не в бюджет, а в распоряжение самого банка на его докапитализацию;


До 14% акций ОАО "ИНТЕР РАО ЕЭС" предлагается продать "Роснефтегазу" за 33-39 млрд руб.


По планам 2010 года предполагается реализовать в этом году 7% акций алмазного гиганта ОАО "АЛРОСА". Их оценивают в 14 млрд руб. Сделку готовит российский филиал инвестбанка Goldman Sachs. Одновременно такой же по размеру пакет продаст правительство Якутии, направив вырученные деньги на развитие республиканской инфраструктуры;


20% акций ОАО "Новороссийский морской торговый порт" могут быть проданы за 12 млрд руб.


По аналогии с ВТБ, за счет допэмиссии может быть увеличен уставной капитал ОАО "РОСНАНО", где рассчитывают, что пакет достанется стратегическому зарубежному инвестору. Источник в Минэкономразвития подтверждает, что "потенциальные инвесторы, проявившие интерес к "Роснано", сейчас проводят комплексную финансово-экономическую экспертизу компании";


25% ОАО "Совкомфлот" могут быть проданы за 10,6 млрд руб., половина из которых пойдет на увеличение уставного капитала компании, а вторая - в бюджет.


"Нескромная" распродажа госимущества


Даже в таком виде приватизационные планы на 2013 год выглядят достаточно амбициозными - по сравнению с результатами прошлых лет. Но Минэкономразвития предлагает правительству пойти намного дальше. Содержание предложений ведомства пересказал "Финмаркету" его сотрудник:


После завершения консолидации "Роснефти" и ТНК-ВР государство могло бы отказаться от 19,5% акций крупнейшей государственной нефтяной компании страны, выручив за них 500-550 млрд руб. В этом случае в собственности государства (а точнее "Роснефтегаза") останется около 50% акций "Роснефти". Больше продать просто нелья - закон "О недрах" разрешает работать на российском шельфе только тем компаниям, где доля, контролируемая государством, превышает 50%. Без запасов шельфа "Роснефть" будет стоить наного меньше, кроме того, у нее уже действуют соглашения о партнерстве с ExxonMobile, Eni и Statoil. Они также предполагают доступ этих компаний на российский шельф. Поэтому точный размер продаваемого пакета должен определяться, исходя из сохранения в собственности государства контрольного пакета, считают в Минэкономразвития.


С планами полной приватизации ВТБ (это намечено сделать до 2016 года) Минэкономразвития предлагает увязать продажу "в соотносимой пропорции" акций "Сбербанка". Приватизация пакетов акций ВТБ и "Сбербанка" может и должна быть синхронизирована, начиная с момента снижения доли государства в ВТБ ниже 50%. Это будет способствовать развитию конкуренции в банковском секторе и реализации стратегии развития финансовой системы страны. Сейчас Банку России принадлежит 50% плюс одна акция "Сбербанка" (52,32% голосующих акций). Рыночная капитализация всего "Сбербанка" оценивается в 2,3 трлн руб.


О неизбежности выхода государства из ВТБ и "Сбербанка" первый вице-премьер Шувалов говорил в ноябре 2012 года. Правда, при этом он называл срок 5-10 лет. Реагируя на эти слова, глава Центробанка Сергей Игнатьев не стал спорить с вице-премьером, лишь заявив, что приватизация "Сбербанка" не рациональна в ближайшие два-три года.


После завершения реорганизации ОАО "Ростелеком" Минэкономразвития предлагает продать более 50% его акций. По оценкам ведомства за это можно выручить 150-200 млрд руб.


За 1 млрд руб. продать 2,3% акций ОАО "Аэрофлот" (в собственности государства останется 50% плюс одна акция авиакомпании);


За 2-3 млрд руб. - 26,7% ОАО "Объединенная зерновая компания". После этого у государства останется менее четверти акций "ОЗК". В обоих случаях вырученные деньги пойдут на докапитализацию самих компаний.


Зато бюджет может пополниться 35 млрд руб. за счет продажи всего госпакета акций ОАО "Международный аэропорт Шереметьево" - 83,4%.


После внесения изменений в законодательство, по мнению Минэкономразвития, может быть продано ФГУП "РОСТЭК", занимающееся развитием и содержанием таможенной и околотаможенной инфраструктуры. Оценок рыночной капитализации "РОСТЭК" в природе не существует.


Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей


"С приватизацией у нас затягивают. Во-первых, многие госкомпании имеют реальные привилегии на рынке и в конкурентных секторах могут теснить своих соперников. Сложилось достаточно сильное и устойчивое лобби сторонников масштабного присутствия государства в экономике.


Во-вторых, у нас сильна патерналистская ментальность. Поддерживается представление, что государственные компании лучше управляемы, с них можно получить больше доходов, в том числе в виде дивидендов. Эту точку зрения разделяют и высокопоставленные государственные чиновники. Чего стоит пока еще не представленный доклад академиков, которых курирует Сергей Глазьев (советник президента - "Финмаркет").


Все госкомпании не рвутся к тому, чтобы приватизироваться. У многих смешивается право собственности и право управления. А смена собственника ведет к смене менеджмента, к иным подходам и представлениям о стратегии развитии корпораций.


РСПП четыре года назад приняло позицию об активизации приватизации после выхода из кризиса: для развития конкуренции и для пополнения целевым образом Фонда национального благосостояния для покрытия дефицита пенсионной системы в период ее реформирования. И мы остаемся на этой позиции. Без такого маневра реформа пенсионной системы будет ориентироваться на фискальные механизмы сокращения дефицита Пенсионного фонда России. Есть угроза того, что сделано это будет за счет увеличения фискальной нагрузки на бизнес. С многих точек зрения политика целевой приватизации не только оправдана, но и неизбежна.


Государство должно выходить как собственник из конкурентных секторов экономики и сосредоточиться на их регулировании. Приватизация и "Роснефти" и "Сбербанка", так как речь идет о конкурентных секторах, должна стать стратегией правительства. И затягивать с этим нельзя. Я поддерживаю заявленную два года назад агрессивную программу приватизации. Для бизнеса очень важно, чтобы у бюджета были дополнительные, пусть и временные приватизационные источники доходов. Это позволит не перекладывать бремя растущих социальных расходов на бизнес через увеличение страховых платежей или другой фискальной нагрузки на бизнес.


Не менее важна институциональная реформа: в конкурентных секторах должна быть честная конкуренция, а это возможно только при равноудаленности всех игроков от государства. Все госкомпании пользуются административным ресурсом или теми или иными преференциями. Та же "Роснефть" является одной из двух компаний, имеющих неограниченные возможности работы на шельфе. После приватизации "Роснефть" станет лоббистом другой схемы: равнодоступности к шельфовым месторождениям при наличии технологических возможностей и финансовых ресурсов. Институциональные изменения неизбежно будут способствовать и привлечению инвестиций и технологической модернизации отраслей".


Андрей Яковлев, директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ


"Пока разговоров о большой приватизации было больше, чем практических действий. И есть сомнения, что новые инициативы Минэкономразвития будут реализованы.


В правительстве между разными группами идет определенная игра по поводу самой идеи приватизации: одни считают, что она нужна, причем дело не в доходах бюджета, а в самом принципе - частный сектор работает эффективнее. Но есть люди, которые придерживаются другой точки зрения. Публично они выступают гораздо меньше. Появление такого рода инициатив призвано подтолкнуть их к тому, чтобы они тоже публично выступили со своей позицией, аргументировали ее. Любая публичная дискуссия лучше, чем подковерное, аппаратное, кулуарное решение проблем.


Хотя текущий момент оптимален с точки зрения получения максимального дохода бюджета от приватизации, не уверен, что будет достаточно эффективных инвесторов, способных купить пакет акций той же "Роснефти". Да и аргументов в пользу приватизации недостаточно. К сожалению, российские частные компании во многих случаях управляются не самым эффективным образом. По многим исследованиям с конца 90-х годов видно, что позитивные эффекты приватизации очень долгое время никак не проявлялись, в отличие, например, от Восточной Европы. Это специфика России. А есть госкомпании, например, "Росатом", которые функционируют не хуже многих частных.


В условиях плохих институтов, в том числе государственных, госмонополия может оказаться лучше частной, которая вообще ничем не ограничена. В наших условиях административное ручное управление оказывается лучше, чем передача монополии в частные руки.


Да и по международному опыту видно, что дело не в том частная или государственная форма собственности у компании, а в том как строится внутреннее корпоративное управление. Были известные провалы, типа "Энрона" (Enron Corporation - американская энергетическая компания, обанкротившаяся в 2001 году - "Финмаркет"), в частном секторе. И есть вполне успешно работающие госкомпании".


Михаил Матовников, генеральный директор Центра экономического анализа "Интерфакса"


"Ставить задачу о полной приватизации "Сбербанка" в ближайшие несколько лет очень сложно. Это крупнейший банк страны. И у государства в нем остался только контрольный пакет. Рациональность приватизации надо прежде всего оценивать с точки зрения ее влияния на кредитный рейтинг банка. Если кредитный рейтинг банка снизится с инвестиционного до какого-нибудь другого, то смысла в приватизации не будет. Снижение кредитных рейтингов банков - это прямое удорожание заимствований для банка.


Я уверен, что оба банка сохранят инвестиционный рейтинг и после утраты государством контрольного пакета в них, но нельзя гарантировать, что он не будет на один-два пункта ниже. У нас есть первая ласточка - негосударственный "Альфа-банк", получивший инвестиционный кредитный рейтинг. Но его рейтинг на два уровня ниже, чем у "Сбербанка".


Надо сначала добиться развития этих банков до такого уровня, чтобы им присвоили инвестиционные кредитные рейтинги, обоснованные их собственными финансовыми показателями, без учета прибавки за господдержку. В принципе, они близки к этой стадии. Но пока главный фактор кредитного рейтинга - господдержка. Хотя ее роль уже давно не такая, как несколько лет назад. Госбанки стали достаточно надежными финансовыми институтами с самым сильным в стране банковским менеджментом.


Даже при том, что и после приватизации "Сбербанк" и ВТБ останутся системообразующими банками и все равно будут пользоваться поддержкой государства, все понимают, что существует риск поддержки государством в кризисной ситуации внутренних кредиторов, а не внешних. Как это произошло в кризис в Казахстане, где банковская система была по сути национализирована, а все убытки переложены на международных кредиторов.


Инвесторы перспективам приватизации, как ни странно, не радуются. Это хорошо с точки зрения теоретических положений, но для конкретного банка приватизация - это фактор риска.


Мы же понимаем, что если менеджмент "Альфа-банка" что-то учинит, то акционеры Альфа-групп этого так не оставят, и ни в каком Лондоне менеджеры не скроются как политические беженцы, да и платить космические зарплаты себе сами без согласования с акционерами не смогут. А вот в публичных банках, как показывает даже западный опыт, такое регулярно происходит. Не случайно власти ЕС пытаются сейчас ввести потолок на бонусы банковских менеджеров.


Игнатьев прав, говоря, что в ближайшие несколько лет надо дать госбанкам возможность развиться. А для ВТБ в качестве первой задачи надо ставить доведение доли государства хотя бы до 50%. Этого все ждут. Дальнейшая приватизация может привести к негативным последствиям для банковской системы России, без особых позитивных последствий для бюджета".


12 марта 2013 Совещание по мобилизации дополнительных доходов федерального бюджета

Вступительное слово Д.Медведева:


Сегодня Правительство занимается своим любимым делом – делит неполученные ещё деньги. Дело это такое приятное, с одной стороны, а с другой стороны, хлопотное. Мы понимаем с вами, что все возможности у нас сегодня связаны с существующим бюджетным правилом (даже не напоминаю, а просто констатирую факт), поэтому увеличение расходов возможно только в рамках существующих бюджетных норм, то есть за счёт дополнительных ненефтегазовых доходов, хотя мы можем и должны расширять доходную базу, используя и налоговые источники, и источники неналоговые. Сегодня нужно оценить масштабы дополнительных поступлений, мы с вами уже первые прикидки делали, за счёт чего увеличивать соответствующие виды доходов.


Несколько вводных замечаний общих. Конечно, нужно совершенствовать налоговый контроль, а также контроль таможенный, поэтому здесь руководители служб присутствуют, повышать оперативность этого контроля, конечно, с одновременным снижением административной нагрузки на налогоплательщика. Как это совместить? Дело довольно сложное, но сделать это можно. Нужно требовать неукоснительного исполнения правил.


Если говорить об административных санкциях за нарушение порядка работы и с денежной наличностью, и кассовых операций, то они, естественно, должны быть. Конечно, нужно смотреть и на ответственность банков за сокрытие сведений о проведении сомнительных финансовых операций по счетам своих клиентов, об этом мы неоднократно говорили. В общем, двигаться в том направлении, в котором мы в последнее время двигаемся.


Второе, о чём можно было бы ещё сказать, – это эффективные меры по легализации заработной платы. Несмотря на то что за последние годы многое было сделано в этом направлении, да и сама по себе налоговая система такова, что она в целом настраивает налогоплательщиков на получение заработной платы, что называется, в белую, но тем не менее проблемы всё равно существуют, заниматься этой темой нужно. В конечном счёте это вопрос не только правовой, но и, если хотите, психологический: люди должны понимать, что заработная плата в конвертах это в конечном счёте снижение возможностей бюджета и уменьшение величины их пенсий в будущем.


Третье, о чём также неоднократно говорилось, – нам нужна современная политика по управлению доходами от государственной собственности и по проведению приватизации. О том, как идёт приватизация, какие есть трудности, мы тоже с вами говорили. Тем не менее Минфин справедливо, на мой взгляд, настаивает на том, чтобы все те доходы, которые мы планируем, в том числе от приватизации государственного имущества, в полной мере зачислялись в доход бюджета. И это правильно, мы на эти деньги рассчитываем.


Перед тем как перечислять бюджетные средства в качестве взносов в уставный капитал государственных компаний, с другой стороны, необходимо объективно оценить эффективность инвестиционных программ компаний с государственным участием и понять, какие в этом случае доходы, какие во всяком случае положительные моменты от этого получит бюджет после реализации соответствующих инвестиционных программ. Не всё измеряется, конечно, бюджетными нормативами, но думать об этом нужно.


Наконец, последнее, что хотелось бы сказать, - это не банальность, и повторить это я всё равно должен. Дополнительные доходы федерального бюджета вне всякого сомнения – это ключевой момент для реализации социальных программ, для реализации программ в области образования, здравоохранения, социального обеспечения, для улучшения качества жизни огромного количества наших людей.

Приступим к работе.<…>


По завершении совещания по мобилизации дополнительных доходов федерального бюджета Министр финансов Антон Силуанов ответил на вопросы журналистов


А.Силуанов: Совещание по формированию доходной базы бюджета – это одно из таких совещаний, которые будут проведены у Председателя Правительства по бюджетной политике как в текущем году, так и на предстоящую трёхлетку. На этой неделе также будет проведено совещание по расходам бюджета.


Вопрос формирования доходной базы – один из ключевых в условиях, когда мы реализуем те правила формирования предельных расходов бюджетов, о которых договорились и которые приняты, которые незыблемы. Поэтому вопрос увеличения расходов бюджета на приоритетные программы и проекты может быть осуществлён исключительно путём повышения собираемости дохода, путём привлечения дополнительных доходов в бюджет. Сегодня как раз и рассматривались предложения по повышению собираемости доходов, принятию мер по повышению ресурсной базы бюджета, по приватизации. Что касается повышения доходов бюджета, то в первую очередь, конечно, мы говорили о тех законодательных инициативах Правительства, которые сегодня приняты в первом чтении в Государственной Думе – законопроект о противодействии отмыванию доходов, так называемый антиотмывочный закон. Мы на него возлагаем существенные надежды. Правда, действие этого закона реально начнётся со следующего года. Тем не менее те решения, которые в нём предусмотрены, – это очень важные меры по повышению конкуренции в экономике, поскольку в первую очередь для добросовестных налогоплательщиков, по сути дела, никаких изменений не произойдёт, как раз этот законопроект коснётся именно недобросовестных плательщиков.


Кроме того, мы говорили о том, что необходимо принимать меры по ограничению расчётов в наличной денежной форме, мы этот вопрос уже проговаривали вместе с вами. Целый ряд других мер по взаимодействию налоговой, таможенной служб с правоохранительными структурами, в первую очередь с МВД и Следственным комитетом – поскольку мы видим, что усиление координации работы наших правоохранительных и налоговых служб позволит привлечь дополнительные средства в бюджеты всех уровней (такой координации нам как раз не хватает), – целый ряд других предложений в соответствии с мероприятиями проекта-плана, который Правительство сегодня подготовило и докладывало Председателю Правительства Российской Федерации.


Что касается приватизации, то рассматривались предложения по выполнению тех планов, которые предусмотрены на текущий год в виде поступлений от приватизации. Напомню, 427 млрд рублей заложено в бюджете в качестве источников финансирования дефицита в виде доходов от приватизации. Вопрос как раз наполнения этой суммы также был одним из предметов сегодняшнего совещания.


Вопрос: А что решили по приватизации? Были предложения Минэкономразвития увеличить доходы от этого источника до 1 трлн рублей. В частности, продажа «Роснефти», «Ростелекома», «ОЗК» (ОАО «Объединённая зерновая компания»). Они приняты, одобрены?


А.Силуанов: Вы знаете, мы рассматривали перечень предложений по предприятиям, которые предлагает Минэкономразвития. Целый ряд сумм из этого триллиона – это допэмиссия соответствующих организаций, которая не приведёт к дополнительным поступлениям в бюджет. Это будет просто увеличение капитала соответствующих предприятий. Поэтому приняли решение максимально задействовать наши возможности по продаже государственного имущества. Это, как мы уже говорили, мера не только для пополнения бюджета, но и структурная мера повышения конкуренции в экономике в целом. Поэтому решение было – максимально задействовать те предложения, которые были подготовлены Минэкономразвития с точки зрения выполнения планов по приватизации.


Вопрос: А жёсткой установки, чтобы все доходы шли в бюджет, а не компании, не будет? Например, в ВТБ докапитализация планировалась. Всё-таки сохраняется правило, что мы отдаём что-то компаниям, а что-то берём в бюджет? Или будет жёсткая установка, что мы всё забираем в бюджет?


А.Силуанов: Коллеги, что касается ВТБ или аналогичных ситуаций, как с ВТБ, то речь идёт о допэмиссии. Поэтому ВТБ выпускает допэмиссию, привлекает средства для осуществления своей деятельности, и здесь не идёт речь об изъятии каких-то средств в бюджет.


Вопрос: То есть, получается, речь идёт о старых суммах? Сколько планировали – 427 – столько и…

А.Силуанов: Да. Мы как Минфин обеспокоены наполняемостью этой суммы, высказали эту обеспокоенность на совещании, и сегодня как раз рассматривались предложения по продаже пакетов компании, для того чтобы в первую очередь обеспечить заложенные в бюджет средства приватизации.


Вопрос: То есть может быть такое, что не выполните?


А.Силуанов: Нет, мы надеемся, что выполним.


Вопрос: Когда будут первые сделки в рамках этих планов?


А.Силуанов: Мы не рассматривали сроки. Я думаю, что всё-таки начиная со второго полугодия.


Вопрос: А кто первый пойдёт?


А.Силуанов: Коллеги, это уже детальные вопросы. Мы сроки, конкретные компании и приоритетность в начале приватизации не обсуждали.


Вопрос: А что касается вообще допдоходов, какие у вас прогнозы на этот год?


Вопрос: Какова потребность в них?


А.Силуанов: Потребность в доходах всегда существует, коллеги, особенно в ненефтегазовых доходах. Поскольку, как мы говорили, изменение прогноза позволит нам дополнительно привлечь нефтегазовые доходы – порядка 230 млрд рублей ожидаем привлечения нефтегазовых доходов, с одной стороны, а с другой стороны, и сокращение ненефтегазовых доходов у нас планируется. В первую очередь по НДС из-за налоговых вычетов компаний в связи с введением новых инвестиционных объектов. Поскольку по таким объектам законодательство предусматривает налоговые вычеты по НДС, крупные компании вводили в прошлом году и в этом году будут вводить крупные инвестиционные проекты, поэтому исполнение плана по НДС будет очень напряжённым.


Вопрос: И сколько бюджет недополучит?


А.Силуанов: Я сейчас не хотел бы говорить о сумме, мы всё-таки с налоговой службой работаем над тем, чтобы планы (а они очень напряжённые по НДС) были выполнены в конце года, поэтому вопрос о мобилизации доходов с точки зрения и текущих мер, и мер, которые мы наметили в плане, перспективных мер, на наш взгляд, актуален.


Вопрос: Некоторые СМИ написали, что 0,5 трлн рублей не хватает в бюджете. Вы могли бы подтвердить или опровергнуть эту информацию?


А.Силуанов: Нет, речь шла, наверное, о тех дополнительных проектах, которые возникают уже в ходе исполнения бюджета, в том числе - о дополнительных социальных проектах (это перинатальные центры, детские садики), инвестиционных проектах, инфраструктурных проектах. Это транспортная инфраструктура, в том числе Московский транспортный узел. Поэтому, когда вы сказали 500 млрд. рублей, - это речь идёт о дополнительной потребности, на что, собственно, и предлагается изыскать дополнительные доходы и дополнительные ресурсы.


Вопрос: Так вы в итоге нашли?


Вопрос: Вы сказали, 230 млрд – это нефтегазовые дополнительные доходы?


А.Силуанов: Это нефтегазовые. Но в соответствии с бюджетным законодательством нефтегазовые доходы должны пойти на пополнение Резервного фонда.


Вопрос: А ещё какие-то?


Вопрос: А вы нашли ещё 500?


А.Силуанов: Коллеги, год только начинается. Мы будем мониторить ситуацию с исполнением доходов, с приватизацией, будем искать.


Вопрос: А те меры, которые вы предлагали по улучшению администрирования налогообложения и так далее, – вы рассчитывали, сколько они приносят дополнительного дохода?


А.Силуанов: Да, безусловно. Наши предложения, которые были представлены, могут принести порядка 200–250 млрд рублей. Но эти меры могут быть реализованы начиная с 2014–2015 годов. Спасибо.




  • 1
Заголовок выразил всё: и цели, и средства, и выгодоприобретатели.

  • 1