alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Виктор Михин: «Иракская пандемия» для США

Пандемия коронавируса в США, развивающаяся по самому худшему варианту среди многих стран мира, показала элементарную неспособность нынешней администрации решать какие-либо проблемы, в том числе касающиеся внешней политики. Видимо, прошло то время, когда Вашингтон одним мановением волшебной палочки мог решать в свою пользу многие вопросы на мировой арене. Ныне наступило иное время, к которому ни Д.Трамп, ни его команда совершенно не готовы. И особенно это проявилось в Ираке, где Вашингтон завяз и не знает, что предпринять, чтобы достойно выйти из той иракской трясины, куда Соединенные Штаты были загнаны по воле «великих комбинаторов» – бывших американских президентов.

Пытаясь как-то соблюсти лицо американской администрации, 7 апреля госсекретарь Майк Помпео пышно и торжественно объявил, что США проведут стратегический диалог с Ираком в середине июня. «На повестке дня будут стоять все стратегические вопросы между нашими двумя странами, включая будущее присутствие вооруженных сил Соединенных Штатов в этой стране и то, как лучше всего поддержать независимый и суверенный Ирак», — отметил М.Помпео. Сказано было еще много слов, а скорей словоблудия, но привлекают внимание именно эти.

Оказывается, в Вашингтоне нет задачи более важной, чем поддержка «независимого и суверенного Ирака». Видимо, с 2003 года, когда США, используя грубую силу и надуманные предлоги, нагло вторглись на земли Иракской Республики, одна за другой американские администрации так и не смогли обеспечить независимость и суверенитет страны. Более того, совершенно не задумываясь и не заботясь, оккупанты Вашингтона полностью разрушили государственный механизм, уничтожили промышленность и сельское хозяйство, бросив всех иракцев в зону нищеты. Ирак в результате такой оккупации отброшен на сто лет назад, когда он создавался из трех бывших османских вилайетов (провинций): Мосульского, Багдадского и Басринского. Ныне все эти части стремятся к автономии и не горят желанием полностью подчиняться правительству в Багдаде.

Именно поэтому до сих пор не стихает волна народного гнева против присутствия оккупационных войск на иракской земле. Напомним, в январе этого года в столице Ирака и других городах страны по призыву ас-Садра прошёл «марш миллионов» с требованием вывода американских войск. Лидер иракских шиитов в своём обращении к гражданам страны потребовал закрыть воздушное пространство Ирака для военных целей США и запретить их военнослужащим эксплуатировать военные базы на территории республики. Газета The New York Times оценивала численность митингующих в 200-250 тыс. человек! Тогда же иракский парламент принял резолюцию, предписывающую правительству прекратить присутствие иностранных войск в Ираке и обеспечить, чтобы они ни при каких обстоятельствах не использовали его землю, воздух и воды.

Но Вашингтон, как отмечают иракские СМИ, самостоятельно принимает решения, связанные с передислокацией своих ВС на территории Ирака и Ближнего Востока в целом. Протесты в республике носят массовый характер, отмечает багдадская «Al Mustaqilla», и демонстрируют тот факт, что теперь многие иракцы уже окончательно не считают присутствие США условием национальной и региональной безопасности и стремятся избавиться от американских войск.

По словам многих экспертов, даже в том случае, если Вашингтон примет решение о выводе своего контингента, то на выстраивание альтернативных поставок и создание нужной инфраструктуры уйдёт немало времени. Сейчас на военной инфраструктуре США в Ираке держится далеко не только система обеспечения американских интересов в республике. Эти базы играют важную роль также и в операциях, которые Соединённые Штаты проводят в Афганистане и Сирии, сопредельной территории Ирана. Кроме того, Ирак — это важнейшая составляющая обеспечения интересов США в регионе Персидского залива.

Весьма печально, но до сих пор в правительстве Ирака нет единой позиции относительно такого развития событий, связанного с выводом американских войск, поскольку различные группы населения имеют на эту проблему прямо противоположные мнения. Семнадцать лет назад шиитские и курдские общины в основном приветствовали вторжение США и свержение режима Саддама Хусейна. В отличие от этого, суннитское сообщество рассматривало его как катастрофу, потому что оно угрожало разрушить привилегированное положение, которое его элита занимала в рамках режима, — восприятие, которое превратилось в реальность с началом процесса дебаасификации, начатого американцами.

С годами эти взгляды изменились, поскольку Иран стал играть значительную роль во внутренней политике Ирака. Многие шиитские партии объединились с Тегераном, и, по мере того как его конфронтация с США усиливалась, они также все чаще принимали антиамериканские позиции. Однако этот же процесс не был повторен среди шиитского населения. На самом деле среди иракских шиитов все чаще возникают антииранские настроения. По данным Багдадского Независимого института административных исследований и исследований гражданского общества, 86% иракских шиитов имели благоприятное мнение об Иране в 2014 году, но только 41% — в 2019 году. Эти настроения нашли свое отражение в продолжающихся акциях протеста в Багдаде и районах с шиитским большинством в центре и на юге страны, которые сопровождались антииранскими скандированиями.

Изменились и отношения в суннитской общине. Хотя многие сунниты выступали против вторжения США в Ирак и фактически после этого в суннитских районах вспыхнуло несколько восстаний, за последние несколько лет многие сунниты стали рассматривать американские войска как фактор стабилизации, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Поэтому разговоры о выводе войск США также вызвали большую тревогу в суннитском сообществе и политических партиях. Существует опасение, что если США уйдут, то сунниты столкнутся с возрождением экстремистских группировок. Запрещенное в РФ террористическое формирование ДАИШ перегруппировывается во многих суннитских районах, и иракские силы безопасности, а также шиитские ополченцы, присутствующие в суннитских регионах, не считаются способными справиться с угрозой террора в одиночку.

Американские войска также рассматривались как балансирующая сила против влияния Ирана в суннитских районах. Поддерживаемые Ираном шиитские подразделения все еще дислоцируются в суннитских регионах, освобожденных от ДАИШ (запрещено в РФ). Их присутствие вызвало большую напряженность среди местных жителей и рассматривается как основной барьер на пути политической стабилизации и возвращения внутренне перемещенных лиц в эти районы. Некоторые представители суннитского руководства также считают американцев справедливым арбитром между различными политическими силами в Багдаде. С 2003 года суннитские партии не смогли создать единый фронт в Багдаде и в результате все чаще оказывались в стороне в политических вопросах. Они опасаются, что если США покинут Ирак, то их маргинализация будет углубляться.

В то же время курдские партии имеют давние отношения с США, которые предшествовали вторжению в 2003 году. Вашингтон также играл важную роль во внутрикурдских делах, выступая посредником в прекращении огня в конце 1990-х годов между двумя крупнейшими игроками на иракской курдской политической арене — Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). Он также поддерживал силы Пешмерга, лояльные обеим сторонам в их борьбе против режима Саддама Хусейна, которые рассматривали США как главную иностранную державу, поддерживающую курдское самоуправление. Хотя автономия Иракского Курдистана закреплена в иракской конституции, у Эрбиля были некоторые основания опасаться, что его особый статус находится под угрозой. После референдума о независимости в 2017 году Багдад направил регулярные и иррегулярные силы для обеспечения безопасности ряда спорных районов на севере страны, включая богатый нефтью Киркук, что привело к ожесточенным столкновениям с силами Пешмерга. В последние месяцы разговоры о возможных изменениях в иракской конституции, которые могут подорвать статус полуавтономного Курдистана, также беспокоили курдских чиновников. В этом контексте они рассматривают военное присутствие США как важнейшую гарантию Курдской автономии и форму сдерживания агрессии со стороны Багдада.

А что же дальше? — Если объединенные Ираном шиитские партии продолжат настаивать на выводе войск США из Ирака, то и без того нестабильная политическая ситуация в стране может принять мрачный оборот. Напряженность в отношениях между Багдадом и Эрбилем, скорее всего, усилится и может привести к политическому параличу центрального правительства. Не исключено также, что такой шаг сломит курдское руководство. Иран, который имеет прочные отношения с рядом курдских партий, имеет потенциал для подрыва курдского единства и делал это в прошлом.

Раздробленные суннитские партии также не смогут оказать серьезного сопротивления одностороннему решению о выводе американских войск. Но более сильное иранское присутствие в Ираке неизбежно будет способствовать росту чувства незащищенности и маргинализации среди обычных суннитов. И точно так же, как и в прошлом, такое недовольство может перерасти в очередное вооруженное восстание и привести к возрождению запрещенного в РФ террористического формирования ДАИШ.

Тем временем США также принимают меры в ответ на давление с целью вывода войск из Ирака. В начале февраля Пентагон направил генерала Фрэнка Маккензи — главнокомандующего США на Ближнем Востоке — для переговоров с лицами, принимающими решения в Багдаде. После визита генерал выразил осторожный оптимизм, но признал, что американо-иракские военные отношения «все еще находятся в периоде турбулентности». Вашингтон также предпринял шаги по укреплению своих связей с Эрбилем. Президент Курдистана Нечирван Барзани встретился с президентом США Дональдом Трампом на полях Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе, и тогда же было заявлено, что Пентагон продолжит оказывать поддержку силам Пешмерга. Были также сообщения о том, что США вернули назад предложение 2007 года о создании суннитского региона в Ираке, аналогичного Курдистану, что позволило бы им сохранить свое присутствие в западной части Ирака.

На данном этапе Ирак, по-видимому, встал на путь еще большей межконфессиональной эскалации, которая может еще больше дестабилизировать страну и подорвать осуществление любых политических реформ, против которых десятки тысяч иракцев протестуют с октября прошлого года. Есть способ избежать опасных последствий односторонней высылки американских войск, а именно — вести открытый и честный диалог со всеми политическими партиями страны. Шиитские партии должны прийти в себя и решить проблемы суннитов, курдов и меньшинств, таких как христиане и езиды, которые нуждаются в международной защите. Решение должно приниматься во имя общего блага Ирака, а не ради узких политических и сектантских интересов избранной группы людей.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Tags: Ирак, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments