alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Дмитрий Бокарев. Пандемия Covid-19 и глобальные планы КНР


Нет ни одной области мировой политики или экономики, на которую пандемия COVID-19, начавшаяся в конце 2019 года, не оказала бы прямого или косвенного воздействия.
Неудивительно, что вспышка болезни оказала влияние на инициативу Китая по глобальной стратегии развития "Пояс и путь" (BRI). Целью проекта является расширение, раздвоение и последующее объединение ключевых транспортных маршрутов Евразии, Африки и даже всей Планеты, если это возможно, в единую систему, а также интеграция экономик стран, связанных этими сетями, с целью увеличения движения товаров (прежде всего, тех, которые производятся в Китае) и повышения уровня международной торговли до новых высот.

Работа над этой инициативой началась очень давно. А пока в некоторых странах, согласившихся стать частью BRI, ведется строительство необходимой инфраструктуры, т. е. железных дорог, автомобильных дорог, линий электропередач, портов, аэропортов и т.д., (который обычно включает в себя китайские фонды, оборудование и надзор со стороны экспертов КНР) продолжается, в других странах и через них уже существует значительный поток товаров.

Поскольку основной целью BRI является содействие перемещению людей и продуктов с помощью китайских граждан, т. е. рабочих, инженеров и т.д. Работа за рубежом, закрытие границ и ограничения на поездки, введенные по необходимости во всем мире в связи с пандемией, нанесли серьезный удар по этому проекту.

Общеизвестно, что эпидемия COVID-19 впервые началась в Китае, поэтому страны закрыли свои границы для прибывающих из КНР в первую очередь для того, чтобы защитить своих собственных граждан от вспышки. Ограничения также распространяются на физических лиц, которые были необходимы для успешного завершения проектов, являющихся частью BRI. Даже китайские граждане, которые долгое время работали на различных объектах за рубежом и временно вернулись домой, не смогли вернуться на свои рабочие места. К концу марта 2020 года более 130 стран ввели на данный момент ограничения на въезд китайских граждан. Еще одним досадным обстоятельством для проектов BRI стал тот факт, что начало вспышки и закрытие границ для прибывающих из КНР произошло в первые месяцы года, когда отмечался Китайский Новый год. 15-дневные торжества включают в себя многолетнюю традицию: ужин воссоединения с участием всей семьи в Китае, для которого многие граждане КНР, работающие за рубежом, вернулись домой. Но после этого они не смогли вернуться на свои рабочие места.

В результате ряд проектов был “отложен". Прекратились работы по китайско-пакистанскому экономическому коридору и по созданию специальной экономической зоны в Камбодже. Строительство железных дорог в Нигерии и Индонезии было остановлено, а запуск одного из крупнейших железнодорожных мостов в Бангладеш стоимостью более $1 млрд отложен. Строительные работы на различных объектах в Малайзии, Мьянме, Казахстане, Таджикистане и др. тоже остановились.

Когда COVID-19 начал распространяться по всему миру, Китай также принял меры по защите своих граждан, работающих за рубежом, репатриировав многих из них. Например, многие китайские рабочие в Иране были отправлены обратно домой, поэтому китайско-иранские инициативы также были остановлены.

Каждый отдельный день такого отключения приводит к убыткам, особенно для китайских компаний, финансирующих рассматриваемые проекты. И чем дольше длится этот кризис, тем выше вероятность того, что ряд инициатив будет отменен, а некоторые другие, которые продолжаются, просто останутся незавершенными и заброшенными.

Китай делает все, что в его силах, чтобы сохранить свои проекты за рубежом. Например, Китайский банк развития, государственный орган, который финансирует инфраструктурные инициативы правительства, планирует предлагать предприятиям, которые являются частью низкопроцентных кредитов BRI. Однако сама КНР испытывает экономические трудности, поэтому, вероятно, она не сможет помочь всем задействованным компаниям. Некоторые считают, что только те проекты, реализация которых принесет пользу китайской экономике, смогут пережить кризис. Это в первую очередь инициативы, спонсируемые частным сектором КНР. Помимо них, существует ряд других проектов, которые с экономической точки зрения не являются коммерчески жизнеспособными и не являются существенными для стратегических интересов Китая, т. е. для увеличения его присутствия и влияния в той или иной стране. Такие инициативы, финансируемые правительством, являются убыточными предложениями, и их будущее, учитывая экономический кризис, который вот-вот начнется в КНР и остальном мире, остается неопределенным.

Нынешние события воспринимаются с определенной долей “злорадства” противниками КНР как на Востоке, так и на Западе. Некоторые страны региона, такие как Индия и Япония, рассматривали BRI как китайский заговор с целью установления контроля над странами, которые являются частью инициативы, не прибегая к оружию, и даже над всем Индо-Тихоокеанским регионом. Все эти опасения разделяли Соединенные Штаты, нация, которая вовлечена в геополитическую конфронтацию с Китаем прежде всего по поводу Индо-Тихоокеанского региона. Пандемия заметно замедлила Китай, и в настоящее время некоторые эксперты полагают, что COVID-19 в значительной степени разрушил планы КНР стать самой могущественной страной в мире.

Китай отрицает наличие таких намерений, но в действительности его влияние в Индо-Тихоокеанском регионе и во всем мире в определенной степени ослабло. Возможно, нынешний кризис приведет к некоторым изменениям во внешней политике КНР.

Но даже западные эксперты не верят, что пандемия окончательно положит конец BRI. Коронавирус, однако, замедлит реализацию проекта, но как только вспышка закончится, работа над ним постепенно возобновится. А Брик может пока “освободиться " от каких-либо политических аспектов и сосредоточиться в приоритетном порядке на своей экономической стороне, то есть на импорте продовольственных и энергетических ресурсов, необходимых Китаю, и экспорте промышленных товаров КНР. В результате структура и масштабы BRI могут измениться, и из многочисленных проектов, которые являются частью инициативы "Пояс и путь", только те, которые могут помочь Китаю решить свои текущие экономические проблемы, останутся в центре внимания нации, в то время как другие, связанные с долгосрочными политическими целями КНР, могут быть отложены или отменены. Это, возможно, даже принесет пользу Китаю, поскольку такие события ослабят напряженность, ощущаемую противниками BRI в Индо-Тихоокеанском регионе, где климат был довольно напряженным до начала пандемии. Возможно, КНР и ее соперники могли бы использовать нынешнюю ситуацию как возможность “перестроить " свои отношения, обеспечив им ориентацию на благо всех вовлеченных сторон.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала “ Новое Восточное Обозрение ”.


НВО
Tags: КНР, Пояс и путь, Эпидемия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments