alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Аравийский полуостров в смертельной хватке коронавируса


7804


Совершенно очевидно, что коронавирус привел не только к значительному воздействию на людей и их здоровье, а также к негативному воздействию на экономику и политику, но и к распаду хрупких союзов, которыми в какой-то момент гордились многие народы в прошлом. Например, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ или Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, ССАГПЗ) недавно завершил свою работу.

Она была создана еще в 1981 году в Эр-Рияде и включала в себя ряд государств Персидского залива. Автор считает, что Саудовская Аравия стремилась укрепить свою власть через ССАГПЗ в этой важной части мира. В то время в состав альянса входили Кувейт, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия. Важно отметить, что бывший правитель Омана султан Кабус бен Саид Аль Саид всегда занимал уникальную независимую позицию по многим важным вопросам и часто конфликтовал с саудовскими монархами. Он был одним из немногих арабских лидеров, которые не разорвали связи с Египтом после того, как последний подписал египетско–израильский мирный договор в 1979 году. В 1994 году Оман стал первой арабской страной Персидского залива, принявшей у себя действующего премьер-министра Израиля (до сих пор эти две страны не имеют дипломатических отношений друг с другом)

Султанат Оман поддерживал дружеские отношения с Ираном, соперником своих союзников – США и Саудовской Аравией. С 2013 по 2014 год в столице Омана Маскате проходили неформальные переговоры между США и Ираном об ограничении ядерной программы последнего. В марте 2015 года Султанат Оман принял решение не вступать в коалицию во главе с Саудовской Аравией, которая затем нанесла авиаудары по повстанцам-хуситам, захватившим власть в Йемене. В Маскате продолжались дипломатические контакты между хуситами и йеменским правительством. В 2017 году, в соответствии со своей внешней политикой, построенной на нейтралитете, Оман решил не идти на поводу у Саудовской Аравии, Бахрейна, ОАЭ и Египта, а также решил не разрывать дипломатические отношения с Катаром. Это помогло Дохе пережить экономическую блокаду, инициированную арабскими странами. Казалось бы, все вышеперечисленные примеры достаточны для того, чтобы продемонстрировать, что бывший султан проводил независимую политику и зачастую не консультировался с саудовскими монархами по возникшему вопросу. Нынешний Султан, Хайтам бин Тарик аль Саид, не особенно стремится активно сотрудничать с наследным принцем Мухаммедом бин Салманом Аль Саудом или принимать участие в его “эскападах”.

Бахрейн, с другой стороны, всегда поддерживал политический курс Эр-Рияда, потому что это островное государство зависит от щедрой финансовой помощи Саудовской Аравии. Также важно отметить, что большинство шиитского населения этой страны, с ее преимущественно позитивным взглядом на Иран, находится под властью династии Аль Халифа, которая исповедует суннитский ислам и мигрировала в этот регион в начале 18 века. Кроме того, поскольку Бахрейн был зависим от персидской Империи до прихода этого клана, вполне возможно, что Иран все еще продолжает претендовать на островное государство.

В марте 2011 года по решению ССАГПЗ саудовское вмешательство помогло правительству Бахрейна подавить прокемократическое восстание в стране. В протестах против правящей суннитской семьи Аль-Халифа приняли участие в основном шиитские жители довольно небольшого королевства, которые составляют большинство населения. С тех пор число судебных дел, связанных с членами бахрейнской оппозиции, значительно возросло, и сотни диссидентов в настоящее время находятся под арестом или ожидают вынесения приговора. У некоторых даже было аннулировано их гражданство. С точки зрения руководства Бахрейна, оппозиционное движение поддерживается Ираном, который хотел бы видеть в королевстве свергнутое правительство.

Бахрейн также поддерживает антииранскую позицию Саудовской Аравии. А в январе 2016 года бахрейнские правители дали иранским дипломатам 48 часов на то, чтобы покинуть свою страну. Они пояснили, что этот шаг был сделан в поддержку решения своей союзницы Саудовской Аравии приговорить шиитского священнослужителя к смертной казни. Эта казнь вызвала большую озабоченность у иранского руководства.

В 2014 году в рамках ССАГПЗ разгорелся конфликт между Саудовской Аравией (при поддержке Бахрейна и ОАЭ) и Катаром. В марте 2014 года Эр-Рияд отозвал своего посла из Дохи, а затем Бахрейн и ОАЭ. Три страны выступили с совместным заявлением, в котором обвинили Катар в несоблюдении условий Эр-Риядских соглашений 2013 года О безопасности в ССАГПЗ, а также в продолжении сотрудничества с организациями, угрожающими безопасности и стабильности государств-членов Совета. Речь идет о таких организациях, как "Братья-мусульмане", экстремистская группировка, запрещенная в России. Спор был урегулирован только в ноябре того же года, когда пять членов Совета (Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, Бахрейн и Кувейт) подписали Эр-Риядское дополнительное соглашение. Но затем конфликт вспыхнул с новой силой и остается неразрешенным по сей день, что явно создает угрозу сплоченности CCASG и доминированию Саудовской Аравии на Аравийском полуострове.

Принимая во внимание важность стратегического расположения Бахрейна и его поддержки, король Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд, несмотря на свой преклонный возраст и многочисленные болезни, посетил Манаму в прошлом году. Важно отметить, что он прибыл в страну через день после того, как Кувейт подписал соглашение с Бахрейном о поддержке экономики островного королевства в рамках пакета финансовой помощи от других арабских государств Персидского залива. Кувейт, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты обязались предоставить финансовую поддержку в размере 10 млрд. долл.США, чтобы предотвратить “рост государственного долга Бахрейна от начала финансового кризиса”.

Тем не менее, возможно, самые большие трещины появились в лоске единства ССАГПЗ благодаря наследному принцу Мухаммеду бен Салману Аль Сауду, который не только ухудшил отношения Саудовской Аравии с Катаром, но даже решил “задушить” народ этой маленькой братской нации. Очередной кризис на Аравийском полуострове произошел летом 2017 года, когда Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Бахрейн и Египет (вошедшие в состав стран ССАГПЗ) разорвали дипломатические связи с Катаром, обвинив его в поддержке террористических организаций и вмешательстве во внутренние дела других государств. Ситуация стала еще хуже, когда в отношении Катара была введена транспортная и экономическая блокада.

Затем антикатарская коалиция из четырех человек подготовила список требований к эмирату. Они включали в себя: сокращение дипломатических контактов с Ираном, закрытие телеканала “Аль-Джазира” (финансируемого государством вещателя), перевод военного сотрудничества с Турцией на " лед " и закрытие турецкой военной базы в Катаре. Многие аналитики пришли к одному и тому же выводу: Доху наказывают за то, что она проводила собственную внешнюю политику, а также за нежелание следовать безрассудному политическому курсу Эр-Рияда, включавшему к тому времени вмешательство в гражданскую войну в соседнем Йемене. Министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдулрахман Аль Тани прокомментировал продолжающийся кризис, заявив, что переговоры между Дохой и Эр-Риядом прекратились и не возобновились. "Мы всегда были очень открыты для диалога, начиная с начала кризиса Совета сотрудничества стран Персидского залива (региональный блок). Прошло уже почти три года с тех пор, как начался кризис. Мы не являемся виновниками этого кризиса, и мы были очень открыты и ясно дали понять, что мы открыты для любого подлинного намерения решить эту проблему.”

Если принять во внимание тот факт, что крупнейшая американская военная база на Ближнем Востоке находится в Катаре, что там были созданы две турецкие базы и что отношения Дохи с Ираном в последнее время быстро улучшились, то можно понять, почему эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани достаточно уверен в будущем и не нуждается в каких-либо союзах с наследным принцем Саудовской Аравии, де-факто правителем королевства, который скомпрометировал свою репутацию. Более того, в прошлом обе страны были одинаково богаты, но в нынешнем климате, благодаря избытку предложения сырой нефти и ее быстрому падению в цене, Катар, сделавший ставку на экспорт сжиженного природного газа (СПГ), сумел нарастить свое богатство в отличие от Саудовской Аравии.

И последней каплей, переломившей хребет CCASG, стал коронавирус, который распространился “своими щупальцами” по всем странам Персидского залива. Совет сотрудничества стран Персидского залива имеет свое собственное мощное военное подразделение, отвечающее за организацию военных операций и тактических и стратегических учений, но нет подразделения для координации совместного реагирования на биологическую угрозу. Саудовская Аравия особенно пострадала от вспышки COVID-19 из-за своей большой площади и численности населения. Поэтому королевству трудно эффективно бороться с этой болезнью. Эр-Рияд также продолжает оказывать щедрую финансовую поддержку повстанцам в Идлибе (Сирия) и наносить авиаудары по гражданскому населению в городах, поселках и деревнях Йемена. И можно ли вообще полностью закрыть Саудовскую границу с Йеменом, который пересекает пустыни, или с Кувейтом, Катаром, ОАЭ или Султанатом Оман в отсутствие достаточных контрольно-пропускных пунктов? Саудовские лидеры несут полную ответственность за нынешние трудности, поскольку они продолжают рассматривать Аравийский полуостров как свою собственную вотчину, управляемую Эр-Риядом.

Тем временем коронавирус продолжает опустошать население страны, не считаясь с желаниями и чаяниями королевской семьи Саудовской Аравии. Так кто же будет отвечать за все это?

Виктор Михин, член-корреспондент РАН, специально для интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение ”.

Tags: Арабские страны, Эпидемия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments