alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Хиллель Фриш надеется, что коронавирус добьет Иран

Хиллель Фриш. США празднуют победу: Коронавирус добьет Иран

Молитвы о кончине Трампа руководству страны уже не помогут

Фото: Zuma/TASS



Прогноз Центра BESA No. 1,489, 17 марта 2020 года

Все эксперты по Ирану знают, как сложно получить достоверные данные об этой стране. Режим скрывает всё — от основных макроэкономических показателей до государственных расходов и отчисления от того, сколько нефти и газа продает Иран.

Выяснить полную картину эпидемии COVID-19 (коронавирус) в Иране так же сложно, как определить точные цифры по всем остальным показателям.

Однако некоторые цифры исказить невозможно. К ним относятся списки прибытия рейсов в два крупных иранских аэропорта — в международный аэропорт Хомейни, который является основной иранской точкой доступа к внешнему миру, и в старый аэропорт Мехрабад, который является самым загруженным внутренним узлом Ирана.

Полетная активность в обоих аэропортах недвусмысленно показывает степень экономического спада в Иране, вызванного коронавирусом. Этот кризис наступил вслед за карательными санкциями, введенных администрацией Трампа в 2018 году.


До введения санкций в аэропорту Хомейни ежедневно совершали посадку в среднем 100 рейсов, в основном из-за рубежа, и 130 рейсов — в Мехрабаде, который используется для внутренних рейсов из отдаленных городов Ирана.


После того, как осенью 2018 года был введен второй раунд санкций, активность полетов упала примерно до 60 рейсов в Хомейни и до 100 в Мерхабаде, а это — резкое снижение.

Этот спад стал особенно резким на международных рейсах, когда появились новости об эпидемии в Иране. На прилет в аэропорт Хомейни 3 марта 2020 года видно 32 рейса с 11 отменами и 21 посадка.

Днем позже из 22 запланированных рейсов приземлились только пять. Десять из этих рейсов были указаны как «неизвестные» (которые Израиль часто называет рейсами, связанными с перевозкой оружия). Шесть были перечислены как «запланированные», но они не прибыли. Примечательно, что все пять приземлившихся самолетов принадлежали иранским авиаперевозчикам.

Погружение Ирана в международную изоляцию по большей части может быть объяснено распоряжениями правительств других стран, которые вынудили авиаперевозчиков вернуться в свои аэропорты и прекратить полеты в Иран из-за ощущения, что иранские власти утратили контроль над эпидемией — по крайней мере, на данный момент.

Разрушительный экономический эффект от этой изоляции можно различить в полетах иранских авиаперевозчиков, которые продолжают летать. Из восьми регулярных рейсов в Стамбул, главные ворота Ирана во внешний мир, ни один не приземлился. Очевидно, они были отменены из-за отсутствия спроса. То же самое относится и к иранским перевозчикам, летающим из Дохи и Дубая, двух основных международных связей для Ирана.

Если экономика объясняет, почему многие из этих самолетов не приземлились, то политика, вероятно, объясняет, по крайней мере, некоторые из пяти рейсов, которые приземлились. Два рейса были из Китая (Шанхай и Шэньчжэнь), а один — из Бейрута, где базируется Хезболла, главный прокси Ирана.

Иранцы обвиняли свое правительство в продолжении беспрепятственных авиасообщения с Китаем по политическим и экономическим причинам, несмотря на связь между тем, что Китай является источником коронавируса, и распространением коронавируса на Иран. Китай — единственная крупная дружественная держава Ирана, поскольку его отношения с Турцией и Россией проблематичны. Пекин осуществил громадные инвестиции в топливно-энергетическую отрасль Ирана.

Внутрииранские поездки также практически прекратились. Из 89 вылетов в Мехрабаде из внутренних пунктов, запланированных на 3 марта 2020 года, приземлились только 27. Подавляющий остаток был указан как «неизвестно». Напомним, что в лучшие дни ежедневно совершалось 130 посадок.


В общей сложности в обоих аэропортах, которые вместе обслуживают три провинции с общим населением не менее 17 миллионов человек, было совершено 32 посадки. (Для сравнения — С.Д.) В каирском аэропорту, в стране, где уровень жизни составляет с половину от иранского, в тот же день было 211 рейсов — даже перед лицом кризиса коронавируса.

Без сомнения, руководители Ирана начали молиться о кончине или об уходе со своего поста президента Трампа задолго до праймериз Демократической партии в супервторник и, вероятно, с облегчением увидели мощное возвращение Джо Байдена в надежде, что он победит Трампа и ослабит жестокие санкции США.

Однако у них есть много других вещей, о которых нужно помолиться. Никакого облегчения от кризиса коронавируса на горизонте не видно. Экономическое опустошение, вызванное кризисом, только усилит беспокойство иранского народа по поводу этой болезни и разожжет гнев по поводу того, как с ней справилось правительство. Режим превратил Иран из звена в сети цивилизаций в международную парию.

Автор: Хиллель Фриш профессор политических исследований и изучения Ближнего Востока в университете Бар-Илан и старший научный сотрудник исследовательского центра стратегических исследований Begin-Sadat Center for Strategic Studies.

Перевод Сергея Духанова.

Источник.      СП


Tags: Биологическая война, Израиль, Иран, США, Эпидемия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments