alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Сурков: мне интересно действовать против реальности

Фото: kremlin.ru


По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с Владиславом Сурковым.



25 января Вы сказали, что покидаете госслужбу и будете целый месяц предаваться медитации. Прошел ровно месяц. Как в итоге помедитировали?


— Результативно. Не то, чтобы я целый месяц просидел в позе лотоса или провисел вниз головой в позе летучей мыши. Медитация разная бывает. Я практикую такой один из видов, так называемое безмыслие. Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей.

И главное, мысли лезут сами, помимо моего желания. Их наплыв не поддается контролю и регулированию. Их слишком много и все больше, и больше. А голова ведь не резиновая. К тому же довольно маленькая. Я ведь еще маленький был. И подумал: «ну, б..» И мне показалось, что просто треснет моя бедная маленькая нерезиновая голова. Мозг захлебнется в мыслях.


Вот я и попытался остановить, перекрыть поток сознания. Это оказалось непросто. Задержка мышления, она как задержка дыхания — надолго не получается. Вот сколько вы можете не дышать? Минуту. Две-три. Пять, если вы очень крутой. А десять-двадцать минут это очень мало кто может. Если вообще это не трюк, не знаю. Так и не думать вы сможете не больше пяти минут. Если вы нормальный человек. Я, поскольку с детства занимаюсь, умею обходиться без мыслей до четверти часа. Это уже на грани. Не нужно пытаться повторить.


Безмыслие — это не какая-нибудь релаксация под звуки ситара. И не духовная медитация, при которой люди монотонным пением доводят себя до отупения. Которое называют почему-то просветлением. Безмыслие надо применять только в случае крайней необходимости.


Зачем мы задерживаем дыхание? Не для познания же истины и не для релакса и детокса. А для того, чтобы выжить в среде, в которой нельзя дышать — например, в воде. Задержка мышления точно так же нужна, если вы оказались в ситуации, когда мыслить вредно или невозможно. Чтобы пережить эту ситуацию и выйти из нее.


Вышли? Пережили?


— Определенно да.


Вы обещали рассказать о причинах отставки...


— Ты все-таки вспомнил. Надеялся заговорить и отвлечь рассуждениями о медитации. Да кому эти причины интересны? Может, в следующий раз?


Давайте в этот. Некоторым интересны.


— Не знаю. Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился...Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев* из «Коммерса». И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти.


Вы сами попросили об отставке? Или Вам предложили написать «по собственному»?


— Сам. Это была чистая самоволка.


Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили?


— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня.


Почему между Вашим заявлением и выходом указа об отставке прошло так много времени?


— Не знаю. Одна умная женщина мне сказала, когда затянулось это дело: «это они тебе, дураку, дают время одуматься.» Но полагаю, все проще. Понятно же, что моя бумажка ну далеко не приоритетный документ. Пока походила по кабинетам, там полежала, тут полежала...


Не жалко уходить? Не скучно будет без великих дел?


— Было бы жалко, не ушел бы. Цеплялся бы. Смирился бы с изменением контекста. Но давно пора.


Вы еще в 13-м году хотели уйти...


— Уже тогда понял, что мне нет места в системе. Я, конечно, создавал эту систему, но никогда не был ее частью. Это не проблема системы, это моя проблема. Чувствую отчуждение. Не потому, что мне что-то не нравится. Как раз нравится. Просто я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет.


Почему?


— Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. А когда новое создано, оно резко превращается в старое. Проект вступает в фазу стабильности, сам становится реальностью. Переходит на низкий энергетический уровень. Рутинизируется. И от тебя уже не требуется ничего нового. От тебя ждут только самоповторов. А зачем? Пусть другие повторяют за мной.


Я долго занимался внутренней политикой. Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить.


Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. В полной тогдашней тишине. Так все и случилось. Горжусь, что был участником.


Но прошли те же пять лет... Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном. Я бы об этом с самим собой ни за что не договорился. Так у меня появились и причина, и повод уйти окончательно.


Окончательно? Значит, возвращение не планируется?


— Не планируется. Невозможно.


Вы не разочарованы в системе, которую создавали, из-за того, что для Вас в ней в итоге не нашлось места?


— Нет, конечно. Наоборот. Это сильная система. Нужная для страны. Мое тщеславие навсегда удовлетворено тем, что я приложил руку и голову к строительству Нового Русского Государства. А если по ходу строительства этого мощного здания какой-нибудь отдельно взятый вольный каменщик вроде меня свалился с лесов, здание ведь от этого ни ниже, ни хуже не стало.


Люди гораздо покруче меня не находили себе места в собственных проектах. Джобса вот выдавили же когда-то из «Эппла». Ничего.


Политикой будете заниматься?


— Буду, конечно. Я всегда политикой интересовался. И до прихода на госслужбу. И после буду.


В чем это будет выражаться?



— Поскольку больших дел у меня пока нет, буду практиковать малые политические формы. А именно: кухонные дебаты. Или выступления в рюмочных для малознакомых собутыльников. Или сочинение трактата не для печати о предоставлении частичных избирательных прав ботам в качестве первого шага к эмансипации виртуальной личности.


Ну а если без шуток?


— А это и есть без шуток. Будущее вызревает не в мейнстриме. Не в президиумах. А как раз на кухнях и в рюмочных. И в странных трактатах. На темном и тихом дне информационного потока.


И какие идеи будете на кухнях продвигать?


— Ну ты же знаешь. По политическим убеждениям я русский. По политическим предпочтениям путинист. Отчасти еретического толка.


Что Вы думаете об Украине, о ее перспективах, о будущих отношениях с Россией?


Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Брошюра «Самостийна Украйна» есть, а Украины нет. Вопрос только в том, Украины уже нет, или пока еще нет?


Я, как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю , что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России так или иначе предстоит участвовать


Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой.


Что для Вас Донбасс?


— Донбасс для меня не что, а кто. Люди прежде всего. Замечательные люди. Захарченко, Ходаковский, Бородай, Пинчук, Болотов, Безлер, Толстых... Многие другие. Извиняюсь, что не перечислю всех. И что права не имею всех назвать. И что назвал живых в одном ряду с мертвыми. Они настоящие воины. Их не нужно, конечно, идеализировать. Разных людей война притягивает. Война дело мутное, муторное. Но нужное. Они взялись за эту тяжелую работу. И справились.


На Донбассе, там ведь и на гражданке жизнь не сахар. Все его жители прошли через тяжелые испытания. И сейчас там непросто. Все они герои. Как есть города-герои, так там весь народ-герой.


Донбасс вернется в состав Украины?


— У меня недостаточно сильное воображение, чтобы такое вообразить. Донбасс не заслуживает такого унижения. Украина не заслуживает такой чести.


На парижском саммите Вы видели Зеленского. Какое впечатление он произвел? Что Вы можете о нем сказать?



— Не лох. Во всяком случае, в Париже все приняли его за президента...У него легкость необыкновенная в мыслях.


Предстоящей реформой российской конституции интересовались?


— Мне неизвестны планы на эту тему. Документы не изучал. Читал то, что было в новостях. К тому же, там нет еще текста окончательного. Рано пока судить. Хотя какие-то обнадеживающие сообщения были. Вроде должны искоренить этот подрывной тезис, что международные договоры для России выше ее собственных законов. Давно пора эту норму убрать. Пока она есть, наша демократия не может считаться вполне суверенной.


Надеюсь еще, что будет покончено с мнимой независимостью местного самоуправления от госвласти. Ведь все знают, что нет ни экономических, ни социальных, ни психологических предпосылок для такой независимости. Любого губернатора спросите, он вам скажет — офф рекорд, конечно, но точно скажет — что давно пора встроить муниципалитеты в общую вертикаль госуправления. И прекратить профанацией заниматься ради видимости евроценностей.


Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества.


У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления. Она органична для нашей политической культуры и, мое мнение, ее надо формально-юридически закрепить.


Но повторю, пока рано выводы делать, нет текста окончательного, еще идет обсуждение. Посмотрим, что будет на выходе.


Идея упомянуть в конституции бога вызвала много споров...


— Слышал. Но как-то не думал об этом. Не знаю. Можно, конечно... В сущности, без разницы.


На мой взгляд, вообще-то, Богу ни жарко, ни холодно от того, что его запишут в конституцию. Ему от этого скорее смешно. Во всяком случае, тому богу, с которым имею дело я.


Где собираетесь работать?


— Слушай, не торопи меня. Я двадцать лет жизнь видел только из окна моего персонального автомобиля. Дай осмотреться. Похожу, потолкаюсь по рынку, найду что-нибудь. Я ведь с моим набором санкций и политической токсичностью совсем не на расхват. Скорее, наоборот — потенциальные бизнес-партнеры при моем появлении разбегаются кто куда. Тем интереснее задача.


У Вас есть враги? Можете их назвать?


— Надеюсь, что есть. Я ведь так старался. Называть без особых причин не положено. Вражда вещь интимная.


Ничего сенсационного для интервью не заготовили? Какой-то инсайд, может быть?


— Ни в коем случае. Корпоративная этика: всегда говори то, что думаешь; никогда не говори то, что знаешь.


Подробности от АК


*Владислав Сурков Владимиру Путину не помощник

Президент подписал указ об отставке главного куратора Украины и Донбасса

Помощник президента РФ Владислав Сурков уволен с занимаемой должности. Указ об этом подписал Владимир Путин. Документ был опубликован вечером во вторник на официальном сайте Кремля. В указе, вступающем в силу со дня подписания, говорится лишь об освобождении господина Суркова от должности помощника президента РФ: причина отставки не уточняется.

О том, что Владислав Сурков больше не планирует работать в Кремле, стало известно 25 января. Об этом в своем Telegram-канале в тот день сообщил близкий к нему политолог, глава Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. Он объяснил решение чиновника «сменой курса на украинском направлении». Тогда же господин Чеснаков написал: «Когда появится указ — определит президент. Решение Сурковым принято и не изменится. Мне это известно от самого Суркова». По данным “Ъ”, за несколько дней до опубликования указа Владимир Путин встречался с господином Сурковым.


Как ранее сообщал “Ъ”, направления, прежде закрепленные за Владиславом Сурковым, теперь будет курировать Дмитрий Козак, который с поста вице-премьера перешел на должность заместителя главы администрации президента. Собеседники “Ъ” не исключали, что господин Козак займется всем постсоветским пространством, в том числе существующими здесь интеграционными объединениями, включая Евразийский экономический союз и Союзное государство России и Белоруссии.


7 февраля Дмитрий Козак в новом качестве участвовал в сочинских переговорах президентов РФ и Белоруссии Владимира Путина и Александра Лукашенко.

Напомним, Владислав Сурков занимает пост помощника главы государства с сентября 2013 года. До этого он с 1999 года работал на разных должностях в администрации президента и в правительстве. Господин Сурков долгое время считался одним из главных кремлевских идеологов: при его участии создавался блок «Единство» и партия «Единая Россия», ряд прокремлевских молодежных организаций; благодаря ему же в политологический и идеологический обиход вошла концепция «суверенной демократии». После ухода в 2013 году с позиции вице-премьера господин Сурков стал помощником Владимира Путина. В последние годы в его компетенцию входили вопросы, связанные с Украиной,— в частности, он курировал ситуацию в самопровозглашенных республиках на юго-востоке страны. Господин Сурков принимал участие на экспертном уровне в работе «нормандского формата» (Россия, Франция, Германия, Украина). Кроме того, он многие годы занимается вопросами социально-экономического сотрудничества с государствами СНГ, а также с Абхазией и Южной Осетией. В Абхазии, напомним, в начале года произошел политический кризис, в результате которого пост президента покинул Рауль Хаджимба. Господину Суркову пришлось лично вылетать в Сухум и вести переговоры с властью и оппозицией.


В феврале 2019 года Владислав Сурков опубликовал в «Независимой газете» статью «Долгое государство Путина», в которой попытался, по собственному определению, объяснить, «что здесь вообще происходит». В ней, как и в более ранних статьях, автор отмечает, что России отведена «нескромная роль» в мировой истории, не позволяющая «уйти со сцены или отмолчаться в массовке».

По мнению политтехнолога Дмитрия Фетисова, к работе Владислава Суркова за последние годы накопилось много претензий. Среди них он называет кризис в российско-украинских отношениях, затянувшийся конфликт на востоке Украины, провал пророссийских сил на выборах в Верховную раду и политический кризис в Абхазии. «Новое руководство Украины открыто демонстрировало нежелание видеть в лице Владислава Суркова переговорщика со стороны России, похожего принципа придерживались и абхазские элиты. Такая ситуация не оставляла ему шансов работать в прежней должности»,— считает господин Фетисов. Возникшее «окно возможностей» в отношениях с Украиной требовало ухода господина Суркова, стоявшего у истоков самопровозглашенных ДНР и ЛНР, считает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев: «Он это понял, ему посоветовали, ушел из-за несогласия с изменением курса».

Глава Российской ассоциации политконсультантов Алексей Куртов не исключил, что причиной ухода господина Суркова могли послужить его профессиональные навыки, которые в сегодняшней действительности не очень востребованы: «Владислав Сурков может генерировать смыслы. Не действия, не направления, а именно ответы на вопрос "Почему?" Сейчас в политике, к сожалению, преобладает проектный подход, при котором такие навыки не очень востребованы. Думаю, что для Суркова найдется широкое поле применения себя. Это могут быть корпорации, играющие вдолгую, это может быть орган госуправления, занимающийся стратегическим планированием. Из большой политики он уйдет вряд ли».

Политолог Алексей Макаркин также считает, что экс-помощник президента не уйдет из политики, но «пока неизвестно, в какой форме он продолжит работу». «Сурков — политический человек. Он запомнился тем, что в нулевых продвигал "суверенную демократию" — идею, что Россия должна быть страной, которая продвигает демократические ценности, но понимание этих ценностей не такое, как на Западе,— напоминает господин Макаркин.— Он стремился к консолидации элит и позже пытался интегрировать в "Единую Россию" всех наиболее перспективных политиков». Одним из интересных опытов господина Суркова, по мнению политолога, была ставка на прокремлевские молодежные движения, которые должны были противостоять оппозиции: «Из этого на самом деле ничего не получилось. Когда в декабре 2011 года нужно было занять площади, на которые вышла оппозиция, они с этим не справились». Господин Макаркин также вспомнил про идею ребрендинга партийной системы, которую Владислав Сурков предлагал после протестов 2012 года,— создание новых, управляемых Кремлем партий: «Это прямое следствие архитектурного и зарегулированного подхода к политике, которое доминировало в нулевые годы».

Политолог Павел Салин сказал “Ъ”, что подводить итоги политической карьеры Владислава Суркова еще рано — сейчас можно говорить только о безоговорочном окончании его работы на украинском направлении. Господин Салин считает Владислава Суркова одним из создателей существующей в России политической системы. При этом, даже если система изменится, господин Сурков будет востребован и найдет подходящую для себя нишу: «Сейчас политика приобретает новую динамику, появляется много новых переменных, и у игроков появляются шансы занять новые места на политическом поле, в том числе и у Суркова. Скорее всего, это будет место во внутренней политике».

Владимир Соловьев, Кира Дюрягина  Коммерсант


Tags: Администрация Президента РФ, Будущее России рождается в каждом из нас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments