alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Академик - верный друг Западу спешит внести сомнение в нужность ещё одной ударной системы для РВСН

Академик рассказал, нужен ли России «ядерный поезд»

Академик Алексей Арбатов на международном Люксембургском форуме



ЖЕНЕВА, 5 дек - РИА Новости. Проект боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) "Баргузин", судя по всему, может быть возрожден, но нужно ли России такое оружие - вопрос, считает глава Центра международной безопасности ИМЭМО РАН академик Алексей Арбатов.


Так он прокомментировал заявление другого академика РАН - ведущего в России разработчика баллистических ракет Юрия Соломонова о том, что ракета "Ярс" создана не только для шахтного и мобильного базирования, но и под железнодорожный вагон. При этом официальная информация о возобновлении проекта "Баргузин" не публиковалась.



Не факт, что БЖРК нам нужен

"Конечно, это сигнал, что "Баргузин" может быть возрожден. Другой вопрос - рационально ли это с технической точки зрения. Грунтово-мобильные системы гораздо более универсальны: они не требуют железных дорог, мостов, их маршруты непредсказуемы, а по железным дорогам видно, что куда пойдет", - заявил Арбатов РИА Новости в Женеве в кулуарах заседания Люксембургского форума.


По словам академика, опыт советского БРЖК показал, что станции базирования "крайне уязвимы, и вовсе не факт, что по железным дорогам можно быстро их [такие комплексы] вывести из-под удара", плюс следует учитывать риск диверсий.


К сильным сторонам проекта он отнес больше возможностей для маскировки - "это несомненно, но очень дорого".


"Хватит ли нам денег и на грунтово-мобильный вариант, и на шахтный, и еще на третий вариант базирования? Стоит ли это делать?" - отметил Арбатов, один из авторитетнейших специалистов по стратегической безопасности.



В США "ядерного поезда" нет


Американцы, "с которых мы во многом берем пример - в основном в плохом", - в данном случае "не позволяют себе такой роскоши", напомнил ученый


"У них на замену "ядерной триады" будет одна наземная система, одна морская, одна воздушная. И все. Но они делают получше. Мы же делаем большое разнообразие, и далеко не всегда это идет не в ущерб качеству", - указал академик.


По его словам, "многие пишут", что БЖРК "разъедутся по всей стране", но забывают, что в предвоенный период любая железнодорожная сеть перегружена перемещениями войск и грузов - "вы представляете, если там будут носиться еще эти составы?"


"Можно же было придумать "Ярс" и на тяжелые бомбардировщики, и на подводные лодки, заместо "Булавы" сделать побольше, и на плоты поставить, и на морском дне разместить - но зачем? Надо здесь более рационально", - резюмировал Арбатов.


Что стало с советским "ядерным поездом"

Советский боевой железнодорожный ракетный комплекс с ракетой "Молодец" был снят с вооружения в 2005 году по договору СНВ-2. Пришедший ему на смену СНВ-3 не запрещает создание новых ракетных комплексов такого типа.


Предполагалось, что БЖРК нового поколения "Баргузин" разработают до 2018 года, однако в 2017-м "Российская газета" сообщила со ссылкой на источник в "оборонке", что работы по созданию нового БЖРК приостановлены.


Как это работает


"Баргузин" представляет собой состав, внешне неотличимый от обычного товарного поезда. В его вагонах устанавливаются три межконтинентальные баллистические ракеты с 30 боеголовками мощностью 550 килотонн каждая. Кроме того, на борту размещены командные пункты, технологические и технические системы, средства связи и размещен личный состав.


В случае угрозы ядерной войны БЖРК выходят на маршруты патрулирования и сливаются с потоком других железнодорожных составов. После приказа о боевом применении поезд останавливается и готовится начать атаку. Створки на крышах трех вагонов разъезжаются в стороны, а спрятанные внутри механизмы приводят в вертикальное положение пусковые контейнеры ракет. В течение нескольких минут происходит запуск.


РИА Новости




Ядерный экспресс. Почему ракетные поезда России не давали США покоя


08:00 28.11.2019 (обновлено: 08:07 28.11.2019)

Боевой железнодорожный ракетный комплекс © Фото : предоставлено пресс-службой РВСН


МОСКВА, 28 ноя — РИА Новости, Николай Протопопов. Высочайшая мобильность, непревзойденная скрытность и способность одним залпом уничтожить сразу несколько городов-миллионников — ровно 30 лет назад, 28 ноября 1989-го, на вооружение советских РВСН встали боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК). Под видом товарняков они курсировали по всей огромной стране, вызывая сильную головную боль у военного командования США. О самом незаметном оружии ракетчиков — в материале РИА Новости.


Тысяча километров в сутки


С развитием космических средств разведки обеспечивать скрытность базирования ядерного потенциала становилось все труднее. Уже в 1970-е стало ясно: большинство мест расположения наземных грунтовых пусковых установок хорошо известны потенциальному противнику и в случае крупномасштабной войны в них полетят десятки ракет. Именно поэтому комплексы шахтного базирования надежно укреплены и закрыты сверху многотонными бетонными "крышками", выдерживающими давление до ста атмосфер.


Впрочем, даже укрепив шахты, военные не оставляли попыток спрятать ракеты подальше от посторонних глаз. В СССР и США разработали подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК), способные незаметно выходить в районы боевого патрулирования. Затем конструкторы решили разместить ядерные ракеты в железнодорожном составе. В 1960-х американцы спроектировали ракетный поезд Mobile Minuteman. Успешно испытали и почти приняли на вооружение, но вскоре отказались от него из-за высокой сложности и дороговизны.


В СССР же довели проект до конца. У БЖРК было сразу несколько существенных плюсов: ядерный поезд мог беспрепятственно преодолевать до тысячи километров в сутки, а из-за минимальных внешних отличий от гражданских поездов его практически невозможно было вычислить на огромной территории Союза. Разветвленность сети железных дорог страны позволяла в кратчайшие сроки перебазировать БЖРК в любую точку. Благодаря этим комплексам при ядерном нападении у СССР сохранялся шанс для мощного ответного удара даже в случае уничтожения всего остального оружия.

Боевой ракетный железнодорожный комплекс © Фото : предоставлено пресс-службой РВСН

Смертоносный "Молодец"


Боевой железнодорожный комплекс — это десяток вагонов, три из которых приспособлены под пусковые установки МБР. В остальных — отсеки боевого управления и связи, жилые помещения, хранилища топлива и продовольствия. При разработке БЖРК конструкторы столкнулись с множеством непростых задач. Так, пусковая установка получилась слишком тяжелой: вместе с ракетой — порядка двухсот тонн. Из-за увеличившейся нагрузки на железнодорожное полотно часть путей пришлось усилить. Вагон поставили на восемь колесных пар вместо стандартных четырех. Кроме того, нагрузка с помощью особых устройств передавалась и распределялась между передним и задними вагонами.


Для БЖРК создали специальную твердотопливную ракету РТ-23УТТХ "Молодец". Десять ядерных боеголовок могли поразить цель на расстоянии более десяти тысяч километров. Эта ракета отличалась от привычных, например, тем, что для уменьшения габаритов обтекатель сделали складным: он раскрывался сразу после пуска.


Стотонную ракету длиной чуть более 20 метров укладывали в стандартный грузовой вагон. При необходимости поезд мог остановиться в любой точке маршрута и произвести пуск. Вагон, где находилась пусковая установка, закреплялся выдвижными опорами, контактная электрическая сеть отодвигалась в сторону, крыша поднималась, и ракета принимала вертикальное положение. После минометного старта МБР поезд почти сразу уходил с этого места.


Перед принятием на вооружение комплекс подвергли серьезным испытаниям: выполнили несколько пусков и проверили на устойчивость к ядерному взрыву. В одном из испытаний несколько пусковых установок и командный пункт ракетного поезда подставили под ударную волну мощностью в тысячу тонн в тротиловом эквиваленте. БЖРК выдержал.


Боевой ракетный железнодорожный комплекс

Боевой ракетный железнодорожный комплекс © Фото : предоставлено пресс-службой РВСН


Поезд преткновения


Первый БЖРК встал на боевое дежурство под Костромой в 1987-м, еще до официального принятия на вооружение. В последующие несколько лет в строй ввели еще семь полков, а к 1999-му РВСН развернули целых три ракетных дивизии, вооруженных таким комплексами.


Впрочем, ядерные поезда курсировали по дорогам страны всего несколько лет. Появление у СССР такого оружия и в таком количестве стало настоящим шоком для стран Запада. В 1991-м им удалось договориться с советским руководством, и боевое патрулирование отменили. Фактически главное преимущество БЖРК — скрытность — полностью свели на нет. В рамках договора СНВ-2, подписанного в 1993-м, США добились ликвидации всех комплексов. В 2005-м ракетные поезда окончательно сняли с вооружения, а двенадцать составов разобрали и утилизировали.


Тем не менее в начале нулевых в России всерьез заговорили о воссоздании БЖРК под новым именем "Баргузин". Предполагалось, что это будет внешне неотличимый от обычного товарного поезда железнодорожный состав. В его вагонах планировали разместить три межконтинентальные баллистические ракеты с тридцатью боеголовками мощностью 550 килотонн каждая. В 2016-м "Баргузин" успешно прошел первый этап проверки ракет — бросковые испытания.


И хотя в 2017-м "Российская газета" сообщила о приостановке работ по проекту, в Минобороны РИА Новости проинформировали, что полностью отказываться от ракетных поездов Россия не собирается. Более того, недавно генеральный конструктор Московского института теплотехники академик РАН Юрий Соломонов заявил о разработке унифицированного ракетного комплекса "Ярс" с возможностью базирования на поездах.


Боевой железнодорожный ракетный комплекс © Фото : ОАО "РЖД"


РИА Новости
Tags: Варварский Запад, Преступная безответственность, РВСН, РЖД, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments