alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Западная Европа вытягивает из Восточной не только трудовые ресурсы, но и социальное спокойствие

Светлана Сухова: Со всеми утекающими

Мир охвачен миграционной эпидемией

Западная Европа вытягивает из Восточной не только трудовые ресурсы, но и социальное спокойствие.


По данным Евростата, в Западную Европу перебрались 4,5 млн украинцев, 3 млн румын, 2,5 млн поляков и почти миллион белорусов. И это только за последние пять лет. Цифры впечатляют? Это еще что! На слушаниях в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге о проблемах трудовой миграции из Восточной Европы в Западную назывались и еще более впечатляющие данные. Так, по словам британского парламентария Джона Хоувэла, только за один 2016 год в Великобританию за лучшей долей и зарплатой перебрался миллион поляков — настоящий рывок. И это при том, что польская экономика, по его словам, выросла за последние 20 лет в два раза: «Люди всегда будут видеть, что трава зеленее с другой стороны». Но только ли дело в пресловутой пословице, что хорошо там, где нас нет? И какие последствия может иметь такое перемещение рабочей силы как для стран-доноров, так и государств-реципиентов?


Only business


Автор доклада, представленного в ПАСЕ, румын Ионут-Мариан Стро не скрывает, что перемещения рабочей силы с востока на запад континента «обусловлены главным образом экономическими мотивами». Люди ищут лучшей доли. При этом процесс затрагивает все большие массы людей — сначала в него включились государства бывшего соцлагеря из Восточной Европы (Польша, Румыния, Болгария), а сегодня в лидерах — бывшие республики СССР (Украина, Молдова, Белоруссия). Есть и своя особенность: рабочая сила из стран «первого эшелона» перемещается туда, где самые высокие зарплаты, например в Великобританию, Францию или скандинавские страны, а на их места приезжают мигранты из бывших советских республик. Так, в частности, происходит сегодня в Польше, где в строительстве и сельском хозяйстве полным-полно этнических украинцев. Более того, благодаря активизации процесса выдачи «карты поляка» («Огонек» писал об этом проекте в № 31 от 12 августа) уже 53 процента от общего числа иностранных студентов в Польше составляют украинцы, и этот процент продолжает расти.


По словам французского депутата Клода Керна, обычной стала ситуация, когда «грузины или украинцы работают в Польше, а поляки трудятся в Германии и Великобритании».

Неудивительно, что Польшу по-прежнему числят страной с одним из самых высоких миграционных потенциалов: согласно опросу 2013 года, почти 14 процентов поляков работали на чужбине с 2004 года (около четверти из них — более года), а сегодня 69 процентов поляков имеют членов семьи или близких друзей, живущих за границей, около 24 процентов намерены эмигрировать в ближайшем будущем. И большинство из них молоды: пять лет назад 90 процентов поляков в возрасте до 34 лет рассматривали для себя вероятность миграции. Польские власти, конечно, пытаются остановить процесс, приняв даже специальную программу поддержки польской диаспоры на 2015–2020 годы в Великобритании, но возвращаются единицы, а уезжают тысячи.


«Мог ли я когда-нибудь представить,— вопрошал во Дворце Европы лорд Ричард Белф,— что у меня будет домработница со степенью по политэкономии?!» А между тем британец обзавелся такой прислугой благодаря тому, что дипломированный специалист из Польши решила заработать денег на куда менее квалифицированной, но более оплачиваемой работе. «Мигранты в Кембридже, где я живу, в большинстве своем интегрировались, их дети уже не говорят на языке родителей, и что в этой ситуации прикажете делать? Высылать их на родину? Всех в их страны?» — жонглировал вопросами лорд. Ответы, впрочем, не звучали — акцент больше делался на масштабы явления. По словам Джона Хоувэла, «с 1990 по 2012 год 20 млн человек покинули Центральную, Восточную и Южную Европу, переместившись в Северную и Западную». Думал ли кто-нибудь, чем дело обернется, когда прощались с Берлинской стеной?..


Для оставшихся в лавке


«В такой ситуации необходимо, чтобы государства Восточной Европы приняли решительные меры, чтобы побудить их население остаться»,— заявил в ходе заседания ассамблеи француз Андре Рейшар. Вот только не расшифровал, кто и что конкретно должен сделать. Его соотечественник Клод Керн попытался сформулировать точнее: «Должны быть приняты меры по улучшению соцзащиты и повышению зарплаты в странах — донорах миграции». Проблема, однако, в том, что, даже если такие меры где-то и принимаются, быстрых и очевидных результатов они не дают. И дадут ли — большой вопрос. Об этом говорил, в частности, другой британец и тоже лорд Дональд Андерсон. «Вспомните, сколько было потрачено на то, чтобы подтянуть экономику и уровень жизни в Восточной Германии до уровня ФРГ!» — напомнил он. Ответ: 1,3 трлн евро. А тут не одна страна, а одиннадцать. Или десять, если без Чехии (по словам лорда Андерсона, «у Чехии относительно процветающая экономика, и она не имеет проблем с миграцией»). У Евросоюза нет 10 трлн «лишних» евро: бюджет ЕС на 2019 год не превышает 166 млрд. Стало быть, исходу быть и дальше, а главная европейская забота теперь — чтобы он не усилился.


Между тем шансы на то есть: украинцев за рубежом, например, уже осело почти 5 млн, или четверть трудоспособного населения страны. Но это только «видимый эшелон»: по словам директора института анализа и менеджмента Украины Руслана Бортника, на заработки подались от 7 до 10 млн граждан, а это — почти половина трудовых ресурсов. По мнению докладчика ПАСЕ, «трудовая эмиграция становится единственным способом для многих украинцев трудоспособного возраста достичь приемлемого уровня жизни». И даже если кто-то из украинских бизнесменов вдруг зачем-то возвращается на родину, то, как сказано в докладе, он неохотно начинает там бизнес. Да и стране от этого прямой убыток: мигранты присылают на родину до 30 млрд долларов ежегодно (МВФ предоставил помощь только на 3,4 млрд долларов). Под таким углом зрения миграция — благо. Но благо весьма условное: негатива куда больше. Согласно исследованиям Международной организации по миграции, каждый пятый ребенок на Украине, оставленный родителями, уехавшими на заработки, живет без них. По данным Министерства по делам семьи Украины, около 200 тысяч детей остались таким образом сиротами при живых родителях. Статистические данные тут больше напоминают сводки Совинформбюро: «В районах страны, наиболее пострадавших от эмиграции, почти четверть детей воспитываются одним из родителей».


С другой стороны, на Украине все еще не так плохо, как в Молдавии. На данный момент число уехавших на заработки там уже выше, чем на Украине,— 17,3 процента от общей численности населения, а не только от трудоспособного. А прогнозы даже мрачнее: базовый сценарий на 2035 год предусматривает, что из Молдовы уедет еще треть от числа уже эмигрировавших. По данным пограничной полиции страны, на 3,5 млн граждан Молдовы пять лет назад приходилось 762 тысячи мигрантов. За это время их число подросло и скоро составит треть от всего населения. По оценкам европейских исследователей, Молдова — страна с самым высоким сокращением населения в мире. Предполагается, что к 2100 году она потеряет 54,4 процента населения, притом что уже к середине века доля пожилых молдаван составит 50 процентов.


Строго по Чернышевскому


Ответ на классический вопрос «что делать?» ни одна из Европ — ни Западная, ни Восточная — не знает. Но усердно ищет. Беда в том, что проблема миграции вызывает когнитивный диссонанс в умах западноевропейских политиков. С одной стороны, они опасаются конкуренции для своей рабочей силы со стороны прибывающих, нарушения и без того хрупкого социального равновесия. С другой — они все заинтересованы в миграции. Разница лишь в степени заинтересованности.


Исследования показывают, что уже через пару лет развитые страны Европы начнут активно терять население. По некоторым оценкам, к 2050 году эта тенденция приведет к сокращению численности европейцев на 96 млн человек, в том числе на 83 млн в странах — членах Организации экономического сотрудничества и развития. Большой демографический спад (от 20 до 30 процентов) ожидается и за пределами ОЭСР. А население таких стран, как Латвия, Румыния, Хорватия, Россия, Литва и Грузия, сократится более чем на 15 процентов. Сильно пострадает и возрастная структура континента — численность трудоспособных европейцев резко сократится. Так что миграция — это выход. Тут сколько угодно можно сокрушаться о судьбах сирот, но факт остается фактом: как уже не раз бывало в истории человечества, проблемы одних вновь решаются за чужой счет.


Причем сделать хорошую мину при плохой игре не получится. ЕС и не скрывает, что намерен вытягивать из европейской периферии в первую очередь самых молодых и талантливых.


В ПАСЕ напомнили о программе «голубой карты» (аналог американской грин-карты) — упрощенной процедуре получения вида на жительства для представителей наиболее востребованных в ЕС профессий. Эту программу предложено и расширять, и упростить (признавать большее число дипломов, ускорять вынесение решений и т.д.). Плюс к этому стандартизировать подходы к миграции и миграционные процедуры (тесты, анкеты, более низкие пороги доходов для молодых сотрудников, общеевропейские базы данных спроса и предложения на представителей тех или иных профессий т.д.). Позволит ли это более развитым государствам ЕС получить новый толчок к развитию за счет притока «свежей крови», покажет время. Во всяком случае до тех пор, пока дисбаланс в уровне развития стран сохраняется, шансы на это крайне велики. И чем дольше длится такая ситуация, тем они все выше.


«Население моего родного города Оденбурга, что в 60 км от Вены, ежедневно почти в полном составе отправляется в Австрию — кто на работу, кто за покупками»,— заявил на сессии парламентарий Коломан Бреннер, представляющий на ассамблее относительно благополучную в миграционном плане и по уровню экономики страну — Венгрию. Что уж говорить о тех, кому не так повезло...


Авторы: Светлана Сухова Журнал "Огонёк" №41 от 21.10.2019, стр. 16



Коммерсант

Tags: ЕС, Кризис развития
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments