alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Крокодил, прикидываясь кроликом, сожалеет, что не имеет возможности прокусить сталь

Выступление генерального секретаря НАТО Столтенберга на конференции НАТО высокого уровня по контролю над вооружениями и разоружению

23 окт. 2019 - | Последнее обновление: 23 Oct. 2019 18:22

Выступление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга


Большое вам спасибо, Рэйчел и Такан.


И добрый день, дамы и господа.


Позвольте мне начать с возвращения вас в 1979 год. В то время я проходил военную службу в Норвегии в качестве призывника. И я очень хорошо помню учения, которые мы проводили, чтобы защитить себя от ядерного нападения. Когда я слышал ядерный сигнал тревоги, меня учили надевать куртку, капюшон и перчатки, чтобы прикрыть кожу. И чтобы «пригнуться и спрятаться».


В случае, если мы переживем первый взрыв, у нас на самом деле была щетка, чтобы очистить радиоактивную пыль как можно быстрее от нашей одежды. Вот так мы готовились к ядерной атаке в Норвегии в 1979 году. Мы упражнялись снова и снова. Потому что тревога ядерной войны была очень реальной в то время.


Это было тогда, когда развертывание советских ракет SS20 вызывало глубокую озабоченность у всех нас. Именно поэтому, в то же время, НАТО приняло знаменитое «двухколейное» решение. Развернуть новые ядерные ракеты в Европе в ответ на советскую угрозу. В то же время они стремятся к диалогу и переговорам о контроле над вооружениями.


Как мы все знаем, развертывание американских ракет было спорным. Протесты потрясли политический ландшафт по всей Европе. Но в конечном итоге, это двуединое решение подготовило почву для договора РСМД. И когда договор был подписан в 1987 году, мы все чувствовали себя в большей безопасности. И мы были в большей безопасности. Так что контроль над вооружениями имеет значение. Это укрепляет нашу безопасность.


Но сегодня мы видим, что глобальная архитектура контроля над вооружениями, которая так хорошо нам служила, разрушается.


Мы наблюдали это совсем недавно, когда распался договор о РСМД. На протяжении многих лет Россия размещала ракеты средней дальности наземного базирования в Европе, нарушая договор. Эти ракеты мобильны, легко скрываются и способны достигать европейских городов с ограниченным временем предупреждения. В течение нескольких лет Россия игнорировала неоднократные призывы союзников по НАТО вернуться к соблюдению своих обязательств. Ни один договор не сможет обеспечить нам безопасность, если он будет соблюдаться только одной стороной.


Негативный рекорд России по контролю над вооружениями выходит за рамки Договора о РСМД. Она приостановила свое участие в договоре об обычных вооруженных силах в Европе еще в 2007 году.* Договор, который все союзники по НАТО продолжают соблюдать. Россия также имеет опыт обхода Венского документа ОБСЕ, который предусматривает проведение инспекций военной деятельности и учений, а также снижает риск непреднамеренного конфликта. По сути, Россия никогда не открывала учений по обязательному наблюдению за Венским документом ОБСЕ. Но это проблема, которая выходит за пределы России. Речь идет не только о России. Речь также идет о других игроках, занимающихся разработкой ядерного оружия и передовых ракетных систем. Северная Корея и Иран, например, откровенно игнорируют или нарушают глобальные правила. И распространение опасных ракетных технологий по всему миру.


Кроме того, изменение глобального баланса сил и подъем Китая имеют последствия для существующего режима контроля над вооружениями. Китай сейчас имеет второй по величине в мире оборонный бюджет. И он наращивает размеры и изощренность своего ракетного арсенала.


Китай уже имеет сотни ракет с дальностью действия, которая была бы запрещена Договором о РСМД. А недавно он выставил на обозрение передовую межконтинентальную ядерную ракету, способную долететь до США и Европы.


Новая сверхзвуковая крылатая ракета. А также ассортимент новых беспилотников и противокорабельных ракет. Это показывает миру, как далеко продвинулся Китай. Но позвольте мне подчеркнуть: Китай не нарушает никакого договора о контроле над вооружениями. Но как крупная военная держава, она несет большую ответственность. И пришло время Китаю участвовать в контроле над вооружениями.


Новые технологии также меняют игру. Контроль над вооружениями традиционно сводится к подсчету боеголовок, контролю их количества и расстояний. Это все еще актуально. Но есть и новые угрозы на поле боя. Кибер, гиперзвуковое скольжение, беспилотники, автономные платформы вооружения, искусственный интеллект и биотехнологии. Они все могут быть вооружены. И вообще, их военное применение не ограничивается международными нормами и правилами.


Это также свидетельствует о том, что архитектура контроля над вооружениями подвергается серьезному стрессу. из России. От новых игроков. И от новых технологий.


Поэтому для того, чтобы контроль над вооружениями оставался эффективным, он должен быть адаптирован.


Я вижу четыре области, в которых мы могли бы действовать сообща для отражения этих новых реальностей.


Нам необходимо сохранить и осуществить договор о нераспространении ядерного оружия.


Нам необходимо адаптировать режимы контроля над ядерными вооружениями к новым реалиям.


Нам нужно модернизировать Венский документ.


И нам нужно подумать о том, как разработать новые правила и стандарты для новых технологий, в том числе передовых ракетных технологий.


Итак, во-первых, о ДНЯО. Цель НАТО - это мир без ядерного оружия.** И Договор о нераспространении ядерного оружия - это единственный способ добиться этого. Основополагающая сделка ДНЯО остается прочной: все государства будут стремиться к всеобщему и полному разоружению – то есть к миру без ядерного оружия. Все государства будут прилагать усилия для предотвращения распространения ядерного оружия. И все государства могут пользоваться благами мирного использования ядерной энергии. Вот уже 50 лет ДНЯО ограничивает распространение ядерного оружия.


Договор о запрещении ядерного оружия не является жизнеспособной заменой. Договор о запрещении не имеет механизма для обеспечения сбалансированного сокращения вооружений. Никакого механизма проверки нет. И это подрывает ДНЯО.

Так и с такими режимами, как Северная Корея, которые продолжают искать и разрабатывать это оружие, сохранение и осуществление ДНЯО имеет решающее значение.


Обзорная конференция, которая состоится в апреле следующего года, является важной возможностью для международного сообщества сделать именно это. Мы все должны воспользоваться этой возможностью и придать политическую энергию нашим обязательствам по ДНЯО. Это вопрос безопасности не только союзников по НАТО, но и всего мира.


Во-вторых, мы должны адаптировать режим контроля над ядерными вооружениями к новым реалиям. Договор РСМД ликвидировал целую категорию вооружений, способных нести ядерные боеголовки. Как прямое следствие, было уничтожено почти 3000 ракет. Когда в 1994 году вступил в силу первый договор СНВ, США и Россия были ограничены по 6000 стратегических наступательных вооружений каждый. Теперь, при новом старте, они ограничены не более чем 1550 каждый.


Эти договоры сработали. Они укрепили доверие, содействовали транспарентности и сократили число ядерных вооружений. Они сделали наш мир более безопасным местом. Мы должны сохранить то, что мы построили, и сохранить достижения, достигнутые благодаря этим договорам.


В мире после РСМД НАТО будет делать это, отвечая оборонительным, взвешенным и скоординированным образом на новую российскую ракетную угрозу. Мы видели призывы России к введению моратория на развертывание крылатых ракет с ядерным оружием в Европе. Это не является заслуживающим доверия предложением. Он игнорирует реальность на местах: Россия уже развернула свою новую ракетную систему в нарушение Договора о РСМД.


Так что пока и до тех пор, пока Россия не уничтожит новую систему, мораторий на развертывание не будет реальным предложением.


Однако и в то же время мы стремимся к конструктивным отношениям с Россией. Вот почему мы держим дверь открытой для содержательного диалога. Чтобы построить доверие. И мы надеемся заложить основу для возобновления прогресса в области контроля над вооружениями.


Мы также должны выйти за рамки двусторонних соглашений между Россией и США. Мы должны найти пути для включения других стран, таких как Китай. Я твердо убежден в том, что Китай, как и весь остальной мир, выиграет от повышения транспарентности и предсказуемости.


Это может занять некоторое время, чтобы заставить стороны сесть за стол переговоров. И я не говорю, что это будет легко. Но это будет правильно. Давайте не будем забывать, что на переговоры по ДНЯО ушло десятилетие, а по договору о РСМД-семь лет. И много лет, чтобы получить стороны к столу.


Поэтому мы должны работать над этим, потому что транспарентность и предсказуемость являются основой международной безопасности.


В-третьих, мы должны модернизировать Венский документ. В Европе происходит больше военных действий, чем мы видели за последние десятилетия. Так что союзники по НАТО и наши партнеры согласовали предложения по самому всеобъемлющему пакету модернизации Венского документа с 1994 года. Снизить риск просчетов и несчастных случаев на суше, в море и в воздухе. Чтобы придать большую прозрачность фотоконтролю, позволяя проводить внезапные проверки. А также ужесточить процедуры проверки, которые не были модернизированы и усовершенствованы за последние 25 лет.



Эти предложения только что были представлены всем государствам-участникам ОБСЕ в Вене. И мы рассчитываем на конструктивное участие всех членов ОБСЕ. Этот пакет мер, который мы представили, направлен на восстановление доверия, укрепление взаимной предсказуемости, снижение рисков и содействие предотвращению непреднамеренных конфликтов в Европе.


В-четвертых, нам нужно подумать о том, как разрабатывать новые правила и стандарты и применять их к распространению новейших технологий, в том числе передовых ракетных технологий. Новые технологии создают проблемы и открывают новые возможности. Гиперзвуковые ракеты, автономные системы вооружения и наступательный кибернетический потенциал разрабатываются специально для военного использования. И эти технологии могут иметь стратегические последствия. Конечно, мы не можем рассчитывать алгоритмы, как мы делаем боеголовки. Но и в этой области нам нужны прозрачность и предсказуемость. Например, путем разработки норм о военном применении определенных новых технологий.


В то же время мы должны также использовать некоторые из этих технологий для осуществления контроля над вооружениями более эффективным и менее интрузивным образом. И улучшите наши возможности проверки. Например, многое уже делается с помощью коммерческих спутниковых снимков для отслеживания ракетных испытаний Северной Кореи.


Нам также необходимо разработать новые инструменты для ограничения распространения передовых ракетных технологий.


Итак, если говорить конкретно: мы работаем над двумя комплектами предложений.



Во-первых, о том, как союзники могут более эффективно содействовать контролю в области разоружения, в том числе посредством использования новых технологий.



И во-вторых, о том, как контроль над вооружениями может помочь союзникам внести свой вклад в решение проблемы распространения ракет и распространения новых ракетных технологий, таких как гиперзвуковое скольжение.


НАТО имеет большой опыт содействия контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению. На первом саммите НАТО в 1957 году лидеры заявили, что они “примут все необходимые меры” для ограничения вооружений и обеспечения безопасности союзников. А десять лет спустя союзники согласились на доклад Хармеля.


Что высветило две основные функции НАТО. Одна из них-сдерживание агрессии и защита территории альянса. Другой - это поиск диалога. Так что контроль над вооружениями заложен в ДНК НАТО.


На протяжении десятилетий единая позиция и коллективные усилия союзников помогали обеспечивать беспрецедентные международные обязательства, которые обеспечивали безопасность всех наших стран. Мы поддержали развитие многих двусторонних, региональных и глобальных соглашений.


Союзники помогли провести переговоры по Договору о нераспространении ядерного оружия в нашей старой штаб-квартире вниз по улице. Соединенные Штаты тесно сотрудничали со своими союзниками по НАТО в отношении солей I и II, РСМД, СНВ I и II и нового Договора по СНВ.


НАТО также предоставила платформу для переговоров, согласования и осуществления режимов контроля над обычными вооружениями — Венский документ ОБСЕ, договор об ОБСЕ и Договор по открытому небу.


И сегодня союзники продолжают оставаться в полном соответствии с этими режимами.


Эти соглашения продемонстрировали, что их эффективное осуществление способствует укреплению доверия, взаимного доверия и предсказуемости.


Итак, дамы и господа,


Это трудные времена для контроля над вооружениями. Но мы и раньше переживали трудные времена. В прошлом для достижения знаковых соглашений требовались терпение, решимость и приверженность. НАТО будет и должна играть свою роль в обеспечении того, чтобы контроль над вооружениями оставался эффективным инструментом нашей коллективной безопасности – сейчас и в будущем.


Страны НАТО по-прежнему твердо привержены сохранению эффективного международного контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения.


А объединяя гражданских и военных офицеров, экспертов по ядерной и обычной технике из стран НАТО и стран-партнеров, НАТО обеспечивает уникальную платформу для дискуссий о будущем контроля над вооружениями.


Наша цель ясна. Поддерживать и укреплять глобальный порядок, основанный на правилах. Чтобы избежать гонки вооружений. И чтобы предотвратить войну.


Огромное спасибо.


НАТО




*В декабре 2006 года во время своего утверждения в Сенате США будущий Секретарь по обороне в администрации президента США Джорджа Буша-Младшего (затем - Барака Обамы) Роберт Гейтс заявил, что осенью 2007 года в России произойдёт революция. Правда, несостоявшуюся в 2007 году революцию силами «несогласных» планировщики перенесли на год: время после планировавшегося разгрома России в ходе операции Грузия-НАТО «Чистое поле» 8.8.8, которая осенью 2008 должна была перетечь в план «Русская Пустыня».


** Наличие у России ядерного оружия так и не позволило осуществить против нашей страны интервенцию типа интервенции НАТО против Югославии — полигона отработки методов уничтожения СССР, а затем - России с начала 70-х годов 20-го века. Примечания Александра Палкина.
Tags: НАТО, Российская Федерация, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments