?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Голливуд втягивается в холодную войну, всверливая в мозг американцев образ старо-нового "врага"
Для Вас
alexandr_palkin
Хороший день, чтобы умереть — со смеха15.02.2013 «Крепкий орешек» приезжает в охваченную беспорядками Россию, чтобы спасти мир от Москвы


«Эти русские — они же непредсказуемые», — предупреждают старика Брюса Уиллиса доброжелатели. «Я тоже», — ухмыляется он. И отправляется в охваченную массовыми беспорядками, поглощенную скандальными и купленными судами, коррумпированную Москву. Именно там (и частично в Чернобыле) происходит действие пятого «Крепкого орешка», — очередного и, похоже, последнего приключения находчивого полицейского Джона МакКлейна.


Справка: «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть» (A Good Day to Die Hard; США, 2013) — пятый боевик о неистребимом полицейском Джоне МакКлейне: на этот раз герой на пару с сыном разбирается с криминалом в Москве. Реж. — Джон Мур («Макс Пэйн»). В ролях — Брюс Уиллис, Джей Кортни («Джек Ричер»), Себастиан Кох («Жизнь других», «Черная книга»), Юлия Снигирь («Обитаемый остров»). 97 мин. 18+


В Москву герой Уиллиса прилетает «Аэрофлотом», чтобы вытащить из русской тюрьмы сына, пристрелившего (как это тут водится) кого-то в ночном клубе. Москва встречает гостя улыбчивым таксистом — поклонником американской культуры вообще и Фрэнка Синатры в частности. А еще — бардаком и пробками на дорогах. Увешанными огнестрелом восточными мужчинами в глянцевых костюмах. Судами, которые все считают заказными и нисколько не возмущаются. Что из этого вранье и клевета — решать вам. Подозреваю, что возмутительнее всего выглядит образ таксиста.


Сын в этом цветнике русской культуры, впрочем, чувствует себя вполне комфортно (потому что он на самом деле — агент ЦРУ и, следовательно, специально обучен хозяйничать тут как дома) и папиным попыткам вернуть его домой сопротивляется. В погоне за блудным сыном старик МакКлейн угоняет черный внедорожник и сокрушает на нем пробки, катясь поверх потока, давя кредитные машинки москвичей как скорлупу. Набухающая тем временем сюжетная интрига включает: какие-то выборы, на которые пытается повлиять ЦРУ крепкими руками МакКлейна-младшего, олигарха, метящего во власть, и другого олигарха, который уже пять лет сидит в тюрьме.


Важную роль в сюжете играет теория: авария на Чернобыльской АЭС случилась потому, что работающие там русские в этот вечер украли чересчур много урана.

.


Есть также папка с секретными документами, которая тридцать лет хранится в шкафчике в Припяти, — и ключ от шкафчика, который тридцать лет хранится под ковриком в гостинице «Украина». Сталинские высотки вообще ужасно нравятся режиссеру; к тому же они — единственный более-менее явный архитектурный признак Москвы, в основном снятой в Будапеште. Особенно режиссеру нравится, как высотки хрустят и крошатся, когда их обстреливают с вертолета.


Русский угар Брюса всемогущего венчают поездка в Чернобыль (по задумке сценаристов расположенный где-то в Подмосковье), купание в бассейне возле аварийного реактора и последующие шутки о том, что облысение герою уже явно не грозит.


Странно осознавать, что впервые полицейский Джон МакКлейн появился на экранах двадцать пять лет назад: когда большая часть нынешних посетителей кинотеатров еще в лучшем случае лежала в бессознательном возрасте, когда не было мобильных телефонов, зато был Советский Союз и химические завивки, а у Брюса Уиллиса была густая шевелюра. После двух продолжений МакКлейн сгинул на десять лет. Ну а в середине нулевых годов — когда Голливуд (как и другие массовые искусства, впрочем) вцепился в поисках вдохновения в собственный хвост, — все герои былых лет вернулись. И Джон МакКлейн тоже — с четвертым «Крепким орешком». Тогда многие сочли, что возвращаться ему не стоило — лучше бы «Орешек» остался трилогией с отменными началом и концом. Мне же лично всегда казалось парадоксальным, что «Крепкий орешек» вообще стал сериалом. Дело в том, что первый фильм был особенно хорош тем, что войну с целой армией там приходится принимать человеку поначалу сильно растерянному. Джон МакКлейн тогда злился, что вышла такая ерунда, потел от волнения и курил от нервов как паровоз. Был человеком, одним словом. В отличие от продолжений, где он был уже современным божеством, спасителем — и носителем комичного проклятья: вечно вроде бы случайно оказываться там, где творится захват и беспредел. Спаситель публике всегда нужен (и харизма Уиллиса тут вне конкуренции), как нужна и стабильность (позволяющая вечно ходить на фильмы с полюбившимся названием, стабильно же поругивая их за то, что они уже не те), поэтому шоу продолжается.


Впрочем, пятая часть практически не имеет отношения к тому, что известно под маркой «Крепкий орешек».


Это разухабистый трэш-боевик категории «сразу на видео», на второй план которого вклеен (как на билборды банка «Траст») Брюс Уиллис. Его нелепость граничит с намеренным саботажем со стороны сценаристов. Потенциальных развлечений тут два. Во-первых — дикий, отринувший все презренные законы физики, угар взрывов, столкновений и прочих побоищ. Во-вторых — садомазохистское чувство одновременной обиды и собственного интеллектуального превосходства, которым любят иногда тешить себя российские зрители, глядя непритязательные боевики про красную жару, красный октябрь и тому подобное. Трудно не заметить, что «Крепкий орешек» снят совершенно в традициях именно тех растрескавшихся от старости видеокассет времен холодной войны. Это, вероятно, кое-что говорит о том, что происходит с нашим имиджем в мире. Значительной части зрителей этот устрашающий образ, вероятно, даже польстит.


— Вы американцы все уроды, а думаете, что умные.


— Я вообще не думаю. Я в отпуске.


Елена Полякова.



Хороший день чтобы сходить к психиатру

Lirik85 > Рецензии


«Хороший день чтобы умереть» вероятно являет собой классический пример фильма, сделанного сумасшедшими. Явные проблемы с головой испытывал сценарист Скип Вудс, история болезни которого тянется еще со времен «Хитмана», режиссер Джон Мур, который умудрился испоганить уже вторую культовую франшизу за последние пять лет (а чего добился ты, уважаемый читатель?), и студия, которая, очевидно до сих находится под кайфом после живительной инъекции трехмиллиардных сборов «Аватара», раз утвердила такой сценарий.


Фильм, рожденный в воспаленном уме сценариста, повествует о группе не вполне адекватных персонажей, волею судьбы собравшихся в Москве, где в этот раз почему-то не идет снег (что уже настораживает). Как это часто бывает, в многострадальной России судят бывшего олигарха (поскольку все персонажи настолько невыразительны, что их имена моментально забываются, я буду называть его Ходоровским). У Ходоровского есть суперсекретная папка с компроматом на министра обороны России (поскольку его имени я тоже уже не помню, то назовем его Шойдюковым), который решил стать президентом.


Шойдюков, который как и все в этом фильме отличается высоким IQ, не находит ничего лучшего, чем поручить своим одаренным подручным во главе с неким Аликом (или Нариком — если судить по его поведению возможны оба варианта) взять штурмом здание суда когда туда привезут Ходоровского. Сложно ставить диагноз по фильму, но мое предположение заключается в том, что Шойдюков был болен острой формой мании величия — иначе трудно объяснить его пафосные прогулки в слоу-мо и тот факт, что единственным способом достать Ходоровского было взорвать здание, хотя по словам Шойдюкова, суд полностью находился под его контролем.


Плохие российские чиновники не единственные, кто участвуют в этой вакханалии безумия. ЦРУ, засылает своего агента, которого я буду звать Борном, и который по совместительству является сыном Макклейна, чтобы зачем-то вызволить Ходоровского. Каким образом выглядит процесс освобождения? Вначале Борн попытается кого-то убить от имени Ходоровского, чтобы уже на следующий день его повезли к нему на суд в качестве свидетеля обвинения и при этом посадили вместе с обвиняемым (ведь такое бывает постоянно). Затем, Борн просто дождется, пока незаметно подъехавшие на БТР`е люди Шойдюкова (про план которых он вообще-то не знал — но неважно, фантазии шизофреников часто слабо связаны между собой) взорвут суд, чтобы затем убежать вместе с олигархом из открывшейся от взрыва (!) клетки.


Уже в первой трети фильма можно заметить, что сошедший с ума режиссер очевидно страдает раздвоением личности и попеременно воображает, что он или Пол Гринграсс или по прежнему снимает «Макса Пейна». От Гринграсса нам досталась погоня по Москве выполненная с явным закосом под «Превосходство Борна», от «Макса Пейна» — многочисленные сцены в слоу-мо и эпизоды из игры, вроде расстрела из вертолета этажа высотного здания.


Пока злодеи гоняются за Борном по московским улицам на броневике (!) и получают кайф от тарана всех встречных автомобилей, в дело вступает Макклейн, который даже не успел поменять доллары на рубли и уже потихоньку начал впадать в старческий маразм. Иначе трудно объяснить тот факт, что во время погони он вдруг начал разговаривать сам с собой такими дурацкими и убогими репликами.


Впрочем, возможно все было намного прозаичнее — в фильме, Брюс Уиллис постоянно повторяет, что находится в отпуске. Вполне возможно, эта фраза была обращена не к зрителям, а к надоедливому режиссеру, который повсюду преследовал Уиллиса. Лично я думаю, что так и было — вконец измученный Уиллис решил по быстрому отснять пару дублей, лишь бы только Мур отстал от него — а потом из этого и сделали фильм.


Но не расстраивайтесь — все соки идиотии поджидают зрителя во второй половине. Мы увидим все: и московскую штаб-квартиру ЦРУ, в которой из-за финансового кризиса работает один лишь Коул Хаузер (и то, ему по всей видимости оставалось всего три дня до пенсии). И плохих парней, чей интеллект находится на уровне NPC из компьютерных игр 15 летней давности — особенно радует сцена, где они по одному вбегают в комнату и Макклейн спокойно расстреливает их из пулемета. И дочку Ходоровского — первоначально я решил что ей тоже не помешает курс фармакологии, но ее финальный поступок убедил в том, что она просто дура.


И в качестве главного приза, узнаем невероятную правду о том, кто виноват в Чернобыльской катастрофе, и о том, что обогащенный уран подобен вину — его нужно выдерживать в особых помещениях в течении минимум 25 лет, и лишь затем можно забирать и вести на продажу.


С технической точки зрения все это смотрится настолько же плохо, насколько звучит — музыка совсем не запоминающаяся, монтаж отвратителен, большая часть бюджета очевидно ушла на сцену погони, ибо затем наш глаз радует не самая дорогая компьютерная графика. Операторская работа изобилует дрожанием камеры в даже статичных планах и обилием сцен с приближением/удаленим дальних планов, что наверно является тайным фетишем оператора.


Все, за что так любили франшизу — колоритные злодеи, какая-то проработка персонажей, взаимодействие Макклейна с абсолютно непохожим напарником, сопровождающееся обилием искрометных диалогов и интересных ситуаций — все это исчезло вместе с последними остатками вменяемости режиссера и сценариста.


По итогам просмотра пятой части «Крепкого орешка» хочется посоветовать Джону Муру, Скипу Вудсу и чиновникам студии 20-й Век Фокс почаще ходить на профилактические обследования к психиатру. Достаточно было вовремя ввести лишь 10 кубиков хлорпромазина, чтобы избавить нас от мучений, вызванных измывательством над любимой франшизой.


А ведь здоровье посетителям кинотеатров еще пригодится — в ближайшие годы зрителя ждет еще больше много сиквелов, ремейков и ребутов, многие из которых делаются профессионалами уровня Джона Мура и Скипа Вудса. И если их не остановить, то от такого обращения с любимыми героями, можно ведь и сойти с ума. И кто тогда будет ходить в кино?

Кирилл Размыслович Белоруссия