alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Фактор глобальной беды: Бродящий по Вашингтону "истеблишмент" - толпы слабонервных сельских глупцов

The Washington Post: Телефонные переговоры Трампа с иностранными лидерами уже давно беспокоят помощников, оставляя некоторых в «искреннем ужасе»

Президент Трамп говорит с президентом Мексики Энрике Пенья Ньето по телефону в 2018 году, когда он объявляет, что Соединенные Штаты достигли соглашения с Мексикой о заключении нового торгового соглашения. (Jabin Botsford/The Washington Post)



Авторы текста статьи: Кэрол Д. Леониг, Шейн Харрис и Джош Доуси 4 октября в 7: 19 вечера  Перевёл Александр Палкин



В одном из своих первых телефонных переговоров с главами государств президент Трамп заискивал перед российским президентом Владимиром Путиным, рассказывая человеку, который приказал вмешаться в выборы Америки в 2016 году, что он был великим лидером и много извинялся за то, что не позвонил ему раньше.


В  другом случае он пообещал саудовским чиновникам, что поможет монархии войти в элитную группу семи, альянс ведущих демократических экономик мира.


Он пообещал президенту Перу, что доставит в его страну военный грузовой самолет C-130 за одну ночь, что явилось настоящим кошмаром с точки зрения материально-технического обеспечения, вызвавшим грандиозную борьбу в Западном крыле и Пентагоне.


А в более позднем разговоре с Путиным Трамп поблагодарил бывшего офицера КГБ за его руководство в налаживании дружбы с Ким Чен Ы-ном из Северной Кореи - его  соратником по авторитарному режиму, враждебному Соединенным Штатам.


Начавшиеся задолго до того, как откровения Трампа о взаимодействии с президентом Украины потрясли Вашингтон, трамповские телефонные переговоры с иностранными лидерами были, по словам бывших и нынешних чиновников, тревожным набором событий для его помощников и членов администрации. Они беспокоились, что Трамп будет давать обещания, которые он не должен выполнять, одобрять политику, которой долго противостояли Соединенные Штаты, совершать дипломатическую ошибку, которая поставила бы под угрозу критический альянс, или просто оказывать давление на коллегу для личной выгоды.


«В администрации Трампа было постоянное подводное течение [высокопоставленных сотрудников], которые были искренне потрясены тем, что они видели, что происходило во время этих разговоров по телефону», - сказал один бывший чиновник Белого дома, который говорил на условиях анонимности, чтобы обсудить частные разговоры. «Телефонные звонки, которые были смущающими, огромные ошибки, которые он совершил, месяцы и месяцы работы, которые были перевернуты одним импульсивным твитом».


Но телефонный разговор Трампа с украинским президентом Владимиром Зеленским 25 июля вышел за рамки того, совершил ли лидер свободного мира faux pas <неправильный шаг> c серьезными опасениями, что он занимался возможной преступленой деятельностью - основой для импичмента. Публикация на прошлой неделе жалобы информатора, утверждающего, что Трамп оказал давление на Украину, чтобы расследовать действия его политических соперников, а также выпуск грубой расшифровки июльского звонка, привели к тому, что демократы Палаты представителей начали расследование - импичмент против Трампа.


[ Последняя информация о расследовании-импичменте президента Трампа]


Украинский спор поставил новый акцент на неортодоксальном способе взаимодействия Трампа в дипломатических контактах с другими мировыми лидерами.

Критики, включая некоторых бывших чиновников администрации, утверждают, что поведение Трампа во время звонков иностранным лидерам иногда создавало ненужную напряженность с союзниками и посылало тревожные сигналы противникам или авторитаристам, что, якобы,  Соединенные Штаты поддерживают или, по крайней мере, не заботятся о правах человека или их агрессивном поведении в других частях мира.


Джоэл Уиллетт, бывший сотрудник разведки, который работал в Совете национальной безопасности с 2014 по 2015 год, сказал, что он был обеспокоен как описаниями президента, размахивающего на них руками, так и осознанием того, что поведение президента беспокоит и пугает карьерных гражданских служащих.


«Какое же это должно быть бремя, - застрять между вашим положением необходимого доверия в Белом доме и обязательством, которое вы можете чувствовать к американскому народу, прежде чем вам что-то сказать», - заявил он.


Белый дом не ответил на запрос о комментарии ни в четверг, ни пятницу.


Сенатор Линдси О. Грэм, союзник Трампа, сказал, что да, президент, подчас, высказывает свое мнение, расходясь во мнении с другими президентами, которые следуют протоколу. Грэм сказал, что он не видел ничего удручающего в телефонном разговоре президента 25 июля с Зеленским и сказал, что он ожидал, что это будет куда хуже, частично учитывая его собственный опыт общения с Трампом по телефону.


«Если вы возьмете половину моих телефонных звонков с ним, это не будет читаться так чисто и красиво», - сказал он, добавив, что президент там говорил как «нормальный человек».


Эта история основана на интервью с 12 бывшими или нынешними чиновниками, знакомыми с международными звонками президента. Данные должностные лица принимали непосредственное участие в телефонных разговорах, были проинформированы о них или позже прочитали стенограммы. Все говорили на условиях анонимности, чтобы обсудить личные разговоры президента с мировыми лидерами.


Первый звонок Трампа, который вызвал тревогу, был менее чем через две недели после его инаугурации. 28 января Трамп говорил с Путиным о том, что должно было быть обычной формальностью: принятие поздравлений иностранного лидера. Бывшие чиновники Белого дома описывали Трампа как «подобострастного» и «подхалимничающего», при этом добавили, что он также блуждал по разным темам без какой-либо ясной точки зрения, в то время как Путин, казалось, придерживался официальных тезисов для первого официального обмена мнениями.

«Он был такой: «О боже, мои люди не сказали мне, что вы хотите поговорить со мной», - заявил один человек, который непосредственно знал о разговоре.


Трамп последовательно поддерживал авторитарных лидеров, вызывая беспокойство среди помощников по поводу заботливых тонов, с которыми он обращался к китайскому президенту Си Цзиньпину, турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану и Путину.


«Мы не могли сразу понять, почему он был так добр к России», - сказал один бывший высокопоставленный чиновник администрации Х. Р. Макмастер ,тогдашний советник президента по национальной безопасности, начавший внутреннюю кампанию, чтобы заставить Трампа быть более скептически настроенным к русским. Чиновники выразили удивление, почему в обоих своих ранних звонках Путину он был так дружелюбен.


В другом обращении в апреле 2017 года Трамп сказал филиппинскому президенту Родриго Дутерте, который курировал жестокую кампанию, приведшую к внесудебным убийствам тысяч подозреваемых в наркоторговле, что тот делает «невероятную работу по проблеме наркотиков».


Личные цели Трампа просачивались в звонки. Он пристал к премьер-министру Японии Синдзо Абэ, по словам чиновника, знакомого с обращением, за помощью в рекомендации его на Нобелевскую премию.


«С людьми, которые могли бы что -то сделать для него - он был очень мил», - сказал один бывший сотрудник Службы безопасности. «Но не сидерами с дефицитом торгового баланса, сильными женщинами -лидерами, членами НАТО, с теми, кто имел тенденцию к проблемам»


Помощники ощетинились на пренебрежительный тон, с которым он иногда обращался к давним союзникам США, особенно к женщинам.


В летнем разговоре 2018 года с премьер-министром Терезой Мэй Трамп обратился к британскому лидеру с речью о вкладе ее страны в НАТО. Затем он оспорил вывод ее разведывательного сообщества о том, что правительство Путина организовало покушение на убийство и отравление бывшего российского шпиона на британской земле.


«Трамп был полностью подкуплен идей, что было достоверное сомнение в отравлении», - сказал один человек, информированный о разговоре. «В течение целых 10 минут разговора Мэй говорила, что это очень вероятно, а он говорил, что он не уверен».


Трамп иногда брал на себя безответственные обязательства перед иностранными лидерами, которые прилетели на переговоры в США и на заключение международных соглашений, например, когда он сказал саудовской королевской семье, что  поддержит вступление их страны в G-7.


«Большая семерка должна быть - союзниками, с которыми мы разделяем самые общие ценности и самую глубокую приверженность поддержанию порядка, основанного на правилах», - сказал бывший чиновник.


Россия была исключена из группы в 2014 году за нарушение международного права, когда она вторглась на Украину и аннексировала Крым. Трамп публично выступил за то, чтобы Россия была допущена обратно. Саудовская Аравия, которая угнетает женщин и имеет послужной список нарушений прав человека, не была подходящим кандидатом на членство, сказал бывший чиновник.


Саудовская Аравия не была допущена к этой группе.


Звонки с иностранными лидерами часто были высокоорганизованными событиями в прошлых администрациях.


«Когда я был в Белом доме, там проходил очень серьёзный совещательный процесс поглощения президентом информации от людей, которые имели глубокие предметные знания о странах и отношениях с их лидерами. Подготовка к разговорам по телефону воспринималась очень серьезно», - сказал Виллетт. «Сейчас это похоже на фристайл и экспромт».


Трамп отверг большую часть протоколов и подготовку контактов, связанных с иностранцами , даже когда его команда национальной безопасности пыталась установить цели для каждого разговора.


Вместо этого Трамп часто стремился использовать звонки, как способ подружиться с тем, с кем он разговаривал, сказал один из нынешних высокопоставленных чиновников администрации, защищая президента. «Значит, он может сказать что-то ужасное для внешнего мира, но в своем сознании он пытается построить отношения с этим человеком и видит лесть, как способ сделать это».


По словам нескольких бывших чиновников, президент сопротивлялся длительным брифингам перед звонками или чтению в ходе подготовки. Макмастер, предпочитавший предоставлять президенту информацию, которую он мог использовать для принятия решений, смирился с тем, что Трампу надо давать небольшие записки-карточки с маркированными основными моментами и пунктами разговора.


«У вас было максимум две-три минуты», - сказал один из бывших высокопоставленных чиновников администрации. «А потом он все равно обычно говорил то, что хотел сказать».


В результате сотрудники возмутились, когда Трамп столкнулся на их плохой информированностью в некоторых звонках и даже непонятливостью. В разговоре с китайским Си Цзиньпином Трамп неоднократно повторял, как сильно ему понравился некий шоколадный торт, рассказал один из бывших чиновников. Президент публично описал десерт, который они оба имели в апреле 2017 года, когда Трамп и Си встретились на президентском курорте Мар-а-Лаго, как «самый красивый кусок шоколадного торта, который вы когда-либо видели».


Трамп предпочитал звонить из резиденции, что расстраивало некоторых сотрудников СНБ и помощников Западного крыла, которые хотели быть под рукой, чтобы дать президенту советы в режиме реального времени. Если он задерживал звонок в Овальном кабинете, помощники собирались вокруг стола и передавали ему записки, чтобы попытаться удержать звонки в необходимых рамках. В нескольких случаях тогдашний глава администрации Джон Ф. Келли приглушал призывы попытаться вернуть президента на путь истинный, сказали два чиновника.

Тим О'Брайен, биограф и критик Трампа, сказал, что эти звонки соответствуют стилю Трампа, как бизнес-лидера.


«Когда он должен был звонить инвесторам в публичную торговую компанию, они должны были беспокоиться, что он будет нарушать закон о ценных бумагах и лгать о прибыли компании», - сказал О'Брайен. «Когда он отправлялся на встречу с регуляторами в Комиссию по контролю за казино, его адвокаты всегда волновались под присягой, что он скажет что-то  в публичной обстановке, что будет юридически вредно».


Хотя звонки с иностранными лидерами обычно планируются заранее, Трамп несколько раз звонил премьер-министру Канады Джастину Трюдо и президенту Франции Эммануэлю Макрону без предупреждения, как будто они были друзьями, сказал бывший чиновник администрации.


После того, как некоторые ранние резюме звонков Трампа с лидерами Мексики и Австралии просочились в прессу в 2017 году, Белый дом ужесточил ограничения на то, кто мог получить доступ к стенограммам и лучше отслеживал тех, кто имел на хранении копии. Например, вице-президент Пенс все еще получал вежливую копию любого звонка иностранного лидера, но теперь его сотрудники должны были подписать её, когда она транспортировалась в его офис, а также расписываться, когда они возвращали или уничтожали документ.


Некоторые бывшие чиновники говорили, что со временем сотрудники привыкли к странности некоторых звонков, даже если они все еще находили их тревожными.


«Люди действительно цепенели перед ним, высказавшись ему о том, что он не должен был делать», - заметил один бывший сотрудник национальной безопасности.


Но чиновники, которые служили в Белом доме до конца 2018 года, все же были шокированы жалобой осведомителя об усилиях «заблокировать» записи звонка Трампа 25 июля. В жалобе говорилось, что чиновники Белого дома приказали перенести расшифровку в высокозащищенную компьютерную систему, известную как NICE, которая обычно зарезервирована только для информации о наиболее чувствительных программах разведки на уровне кодовых слов.


- Неслыханно, - сказал один бывший чиновник, отвечавший на иностранные звонки. «Это просто поразило меня».


Кэрол Леонниг является журналистом-расследователем в The Washington Post, где она работает с 2000 года. Она получила Пулитцеровскую премию в 2015 году за свою работу о сбоях в системе безопасности и неправомерных действиях внутри Секретной службы.


Шейн Харрис отвечает за разведку и национальную безопасность для этой должности. Он был писателем в The Wall Street Journal, Foreign Policy и других изданиях. Он также написал две книги, The Watchers и @ War. Следуй


Джош Доуси-репортер из Белого дома для газеты The Washington Post. Он присоединился к газете в 2017 году. Ранее он освещал Белый дом для Politico, а также Нью-Йоркскую ратушу и губернатора Нью-Джерси Криса Кристи для The Wall Street Journal.


The Washington Post



Продолжение темы: Скандальную жалобу анонимного разведчика на Трампа перевели на русский: полный текст

Tags: Варварский Запад, Госпереворот, Кризис мозга, Кризис развития, США, Трамп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments