?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ведущий эксперт США по Сирии: Асад "не может быть побежден на поле боя, на данном этапе.."
Для Вас
alexandr_palkin
СМО    Вызовы смены режима в Сирии

Собеседник: Эд Хусейн, старший научный сотрудник по ближневосточным исследованиям Совета по международным отношениям (СМО)

 Интервьюер: Бернард Гверцмэн, редактор-консультант
5 февраля 2013

Перевёл Александр Палкин

Хотя Эд Хусейн (СМО) считает, что президент Сирии Башар аль-Асад неизбежно падёт, он также считает, что сирийская оппозиция понимает, что Асад «не может быть побежден на поле боя, на данном этапе, как это изначально считали возможным многие». Осознание этого, говорит он, было стимулом в минувшие выходные в Мюнхене для предложения со стороны лидера сирийского оппозиции Моаза аль-Хатиба о том, чтобы договориться об урегулировании с помощью союзников Асада - России и Ирана. Хусейн считает, что переговоры будут вестись либо через Иран или русских, или через обоих, но «будут ли они успешными - это уже другой вопрос». Что касается нападения Израиля на сирийские грузовики, перевозящие в конце прошлой недели современные зенитные ракеты Хизбалле в Ливан, Хусейн говорит, что Израиль имеет оправдание. «Если оружие отправляется, поскольку это требуется, к Хезболле, которая будет потом его использовать против гражданских жителей или израильских интересов безопасности, Израиль находится полностью в своём праве ответить ударом», - говорит он.




Сирийские гражданской войне более чем двадцать один месяц и до сих пор в поле зрения нет перспектив её завершения. Большинство экспертов считают, что в настоящее время это - военный тупик. Что вы видите, что происходит в будущем?

В долгосрочной перспективе, и это неизбежно, президент Башар аль-Асад так или иначе падёт. Он не может удержать власть в то время, как большинство правительств и населения в регионе, как и большинство участников международного сообщества настроено против него. Баланс сил в Сирии, в связи с сектантством, присутствием аль-Каиды, поддержкой Сирии, которую она получает от России, Ирана, Хезболлы и, в некоторой степени, даже из Ирака, вероятно, позволит Асаду удержать власть в краткосрочной перспективе. Но в долгосрочной перспективе, он не сможет оставаться у власти в условиях отечественного военного сопротивления, сектантского недоверия, враждебности региона и солидарной глобальной изоляции против него. Шокирующее развитие событий в конце прошлой недели, когда Моаз аль-Хатиб, новый глава оппозиционного Сирийского национального совета, протянул руку, чтобы поговорить с режимом Асада с помощью русских и иранцев - ближайших союзников Асада, свидетельствует о том, что лидер оппозиции теперь понимает, что, на данном этапе, Асад не может быть побежден на поле боя, как это многие изначально считали возможным.

Прежде прочих мест, предложение Хатиба было впервые обнародовано на его странице в Facebook. Он был подвергнут критике со стороны других членов его коалиции, которые не хотят говорить с Асадом. Как вы думаете, переговоры на самом деле возможны?

Мирное урегулирование на данном этапе для Асада было бы победой. Но мирное урегулирование дает оппозиции время для перегруппировки, для выявления в своих сетях экстремистстов аль-Каиды и искоренения их. Переговоры, по крайней мере, на ближайшее будущее, находится в наилучших интересах обеих сторон, но они играет в пользу Асада больше, потому что, в конечном итоге, гарантирует его пребывание у власти. И это показывает, что оси против Асада не удалось либо удалить его или достаточно поддержать оппозицию.

Но, как говорится, я думаю, что главная забота Хатиба и причины подвигающие его вести переговоры без оппозиционных фракций, это - масса невинных людей, оказавшихся в самой Сирии. Я думаю, что он искренен в своём сочувствии к миллионам людей, которые живут в страхе быть убитыми аль-Каидой или силами Асада. Этот избирательный округ будет его поддерживать. Рядовые граждане внутри страны увидят его и сирийскую оппозицию, как реально открытых для конструктивного диалога, а не террористами, как их пытался изобразить Асад. Это также придаёт Хатибу высокий моральный уровень.

Организация Объединенных Наций в течение нескольких месяцев была представлена специальным посланником в Сирии, в настоящее время в этой роли выступает ветеран алжирских дипломатов Лахдар Брахими. Возможно ли, что Организация Объединенных Наций могла бы здесь стать посредником?

Я не думаю, Брахими или его офис имеет больше доверия в глазах сирийского правительства, особенно по сравнению с их любимыми союзниками - русскими и иранцами. Если россияне и иранцы могут помочь посреднику в каких-то договоренностях, то это хорошая новость для простых сирийцев в краткосрочной перспективе. Но я подозреваю, что они не будут в состоянии апедложить что-нибудь, что это маловероятно, просто потому, что слишком много сейчас в Сирии убеждённых борцов и слишком много внешних сил (например, Турция, Саудовская Аравия, Катар), которые питают оппозицию наличными деньгами и оружием. Так что, если Брахими или русские, или Иран, или способная к решению этого вопроса оппозиция пришли бы к какому-то соглашению, то это бы раскололо оппозицию и вооруженных групп продолжали бы борьбу, но на более низком уровне. Проще говоря, при прочих равных условиях, посредничестве ООН проходит через Москву.

Может ли это побудить Асада добровольно уйти в отставку?

Я не вижу Асада добровольно оставляющего власть, это не произойдет. Но мое недавнее обсуждение с иранцами показывает, что так или иначе могли бы быть «свободные и справедливые выборы», в которых будет участвовать ни только Асад, но будут и другие претенденты. Но Асад не имеет демократическую кость в своём теле, он не собирается соперничать с Моаз аль-Хатибом.

Обсудим кратко инцидент, который был в заголовках большинства СМИ прошлой недели, имея в виду израильское нападение на конвой грузовиков с зенитными ракетами для Хизбаллы в Ливане, и о сопутствующем ущербе, нанесенном научно-исследовательскому центру в Дамаске. Как вы думаете, Израиль теперь будет принимать более активное участие в делах Сирии?

Я не думаю, многие из нас проливали слезы об ущербе, причиненном исследовательской лабораторию, и у меня нет желания об этом говорить. Но более важным является вопрос, вы спросите: «Израилитяне стали более вовлечёнными»? Ответом, судя по сигналам, исходящим из Иерусалима,  является слово: «Да». Израильтяне говорили о создании буферной зоны и они следит за развитием событий на Голанских высотах гораздо более серьёзно, чем это было два года назад. Любые обсуждения с высокопоставленными израильскими действующими генералами или спецслужбами всегда предоставляют свидетельства того, что в то время как они рады возможности устранения Асада, они глубоко обеспокоены тем, кто его заменит. Хотя люди могут найти это нежелательным, но если сирийская территория станет похожей на территорию Пакистана - дом для террористов, то это полностью оправдывает право Израиля на подавление противника в зародыше. Отсутствие ударов будет означать ожидание ударов от Хезболлы и серии терактов, которая будут запущена против Израиля. Существует мышление некоторых представителей международного сообщества, что вы не можете нарушать суверенитет другой страны. Но территориальный суверенитет означает контроль преступных элементов внутри страны. И это не суверенная страна, если она - дом для баз террористов угрожающих [другой] стране. Потому что Пакистан по-прежнему позволяют аль-Каиде и другим экстремистам [поселиться в пределах своих границ], поэтому он, к сожалению, открыт для атак дронов. То же самое относится и к Сирии. Если оружие отправляется, поскольку это требуется, к Хезболле, которая будет потом его использовать против гражданских жителей или израильских интересов безопасности, Израиль находится полностью в своём праве ответить ударом. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган осудил это решение , назвав Израиль террористическим государством. Но он что будет делать, если Турция будет объектом террора КРП с баз в Сирии?

Они будут делать то же самое, что и израильтяне, очевидно.

Именно так.

То, что мы не упомянули, - Соединенные Штаты. Была история, изданная к концу недели, в который сказано, что Хиллэри Клинтон и прежний директор ЦРУ Дэвид Петраеус создали схему тайного снабжения мятежников оружием
, но что президент Обама отверг этот проект. Соединенные Штаты действительно не хотят слишком вовлекаться, не так ли?

Одной из причин того, что Обама возражал против плана Петреуса и Клинтон было связано с президентскими выборами в США. Но я думаю, Обама озабочен тем, что будет на следующий день после ухода Асада: не унаследует ли администрация Обамы Ирак второго уровня с сектантским конфликтом и шансами на ещё больший пожар в регионе? В целом, я думаю, что администрация Обамы не отводит своих глаз от мяча. Да, как некоторым хотелось бы, такого не было, но было участие через своих союзников, будь то Саудовская Аравия, Катар, или Турция, да и Соединенные Штаты по-прежнему остается крупнейшим вкладчиком в помощь в размере 360 млн долларов в гуманитарной катастрофе, которая разворачивается. Я понимаю, что американские спецслужбы очень внимательно следят за перемещением химического оружия. Есть веские аргументы в пользу неучастия Соединенных Штатов в военном конфликте, и это важно понимать, что перспектива быть вовлеченными может привести к еще большему количеству убитых людей, большему хаосу и распространению нестабильности.

Вы удивлены, что Асаду удалось остаться у власти в течение почти двух лет?

Нет, нисколько. Я помню дискуссии с коллегами в начале этого конфликта, которые говорили, что Асад уйдет в течение шести недель, а затем расширили срок до двух месяцев, а затем до шести месяцев. В каждой точке, моей догадкой было «нет», потому что я жил в Сирии, я поддерживал контакты с людьми и я посещал регулярно эту страну до конца 2010 года. Однако, как бы мы не ненавидли Асада на Западе, в Сирии он был, по крайней мере до начала конфликта, очень популярным президентом. Я подозреваю, что в течение последних двух лет, рост аль-Каиды внутри страны сделал перед людей выбир между непрерывностью власти, какой она была до восстания против Асада, которая гарантировала, по крайней мере, какое-то единство в Сирии и созданием страны, которая разделена, распалась в сектантской борьбе и убийствах меньшинств. И когда люди в Сирии смотрят на современный Египт, страну, которая гораздо более однородна [чем Сирия], они [спрашивают себя: они] хотят идти по этому пути с ежедневным протестами и насилием? Если это может происходить в однородном Египте, без межконфессиональной напряженности, что же произойдет в Сирии? Может Асад выжить? В долгосрочной перспективе, нет, но в краткосрочной перспективе, я подозреваю, что он будет продолжать жить, потому что, тем не менее, и это неприятно для нас, массы внутри крупных городов Сирии еще не отвернулась от него.

Сделайте прогноз: Вы ожидаете, будут ли своего рода переговоры?

Да. Не вести переговоры - это не в интересах любой из сторон. Но будут ли они успешными - это другой вопрос.