alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Пётр Акопов: Путин не примет коллективную безответственность «Большой семерки»

Трамп не считает «Большую семерку» клубом либеральных демократий  
  
       
Фото: Michael Kappeler/dpa/picture-alliance/ТАСС


Главным итогом саммита «Большой семерки» в Биаррице стало углубление разногласий между ее участниками, в первую очередь США и европейскими странами, практически по всем ключевым проблемам. Вопрос о коллективных отношениях «семерки» с Россией вызвал раскол в клубе, при этом по сравнению с 2014 годом США и Европа практически поменялись ролями.

Встреча лидеров западного мира задумывалась ее организатором Эммануэлем Макроном как собственный бенефис – но несмотря на все старания, аплодисментов президенту Франции не дождаться ни с какой стороны. Не запомнится саммит в Биаррице и как международная премьера Бориса Джонсона – новый глава британского правительства хотя и привлекал внимание уже одними своими манерами, остался в тени Дональда Трампа и хозяина саммита.

В центре внимания уже третью встречу подряд был, естественно, американский президент – которому, как всегда, нравится говорить своим партнерам по «семерке» то, что ему хочется и что он считает важным, а не то, что они хотели бы от него услышать. В этот раз США разошлись с Европой почти по всем пунктам – и наиболее наглядно это проявилось в разговоре о России.

То, что тема возвращения России в клуб, то есть возобновления «Большой восьмерки», станет одной из главных на саммите, было понятно еще до его начала – причем не только из-за слов Трампа, но и вследствие слов и дел Макрона, пригласившего за три дня до саммита в окрестности все того же Биаррица Владимира Путина.

И это при том, что Россия не просится ни в какую «восьмерку», а разногласий у участников «семерки» хватает и без русской темы.

Действительно, о чем бы не говорили в Биаррице семь мужчин и одна женщина (а «семерка» на самом деле состоит из восьми участников, ведь в нее входит еще и Евросоюз, чей глава Дональд Туск участвовал в саммите), ни о чем они не могли договориться.

Торговые войны? Европу волнует американская политика протекционизма – но тут Трамп не намерен с ней считаться, и постоянно намекает на то, что не боится вести войну на два фронта и вслед за торговой войной с Китаем готов, при необходимости, вступить в тарифную схватку и с Евросоюзом.

Ситуация в Сирии? Трамп прямо сказал, что если европейцы не заберут плененных американцами боевиков ИГИЛ, прибывших в свое время из Германии, Франции и других стран, то он отпустит их, чтобы они сами возвращались на свои малые европейские родины.

Иран? Давление на который американцев приводит к тому, что европейцы не знают, как им совместить желание сохранить обширные связи с персами (да и просто сохранить свое право на самостоятельную внешнюю политику) и нежелание попадать под американские санкции. Тут Эммануэль Макрон пошел на хитрость и пригласил в Биарриц Джавада Зарифа, главу иранского МИДа – но Трамп не захотел с ним встречаться, а потом американцы и вовсе опровергли сообщения о том, что «семерка» якобы поручила президенту Франции вступить в переговоры с Ираном. Действительно, поручение определить «наиболее эффективный способ ведения диалога с Ираном», данное Франции, сложно назвать мандатом на переговоры.

Трамп вообще не любит никаких посредников – ему уже пытался предложить свои услуги на иранском фронте даже Синдзо Абэ. А сейчас в Биаррице «неблагодарный» Трамп не разделил его озабоченности последними испытаниями северокорейских ракет – они же не межконтинентальные.

Если европейцы всячески пытались добиться от Трампа согласования позиций «коллективного Запада» по тем или иным вопросам (а зачем еще нужна «Большая семерка», если не для выработки общих подходов или хотя бы стремлением к ним, на худой конец, хотя бы к снижению разногласий?), то президент США, напротив, как будто специально не отказывал себе в удовольствии в очередной раз попытаться заставить своих «партнеров» согласиться с американской позицией. Наиболее ярко это проявилось в истории с обсуждением вопроса о возвращении России в «Большую восьмерку».

После всей артподготовки, которую провели на эту тему Макрон и Трамп, каждый исходя из своих соображений, американский президент решил перехватить русскую тему у Макрона. И заявил, что с Россией будет лучше, чем без нее, нужно восстанавливать формат «восьмерки», да и вообще, он «безусловно, возможно», пригласит Владимира Путина на следующий саммит в Нью-Йорке в мае следующего года – в качестве гостя (хозяин встречи сам выбирает гостей не из членов «семерки»).

На субботнем ужине в Биаррице семь мужчин и одна фрау горячо обсуждали – стоит ли им всем вместе встречаться с Путиным. Нельзя, конечно, сказать, что «Путин испортил им ужин» (или даже «Трамп испортил ужин Путиным»), но западная пресса употребляет термины «ожесточенные споры» и «ссора» довольно легко.

Как пишет The Guardian (в статье «Требование Трампа о возвращении России вызывает ссору в Биаррице» она ссылается на дипломатов, участвующих в саммите):

«Трамп настойчиво утверждал, что Владимир Путин должен быть снова приглашен, через пять лет после того, как Россия была исключена из тогдашней G8 в связи с аннексией Крыма. Из остальных лидеров, находившихся за столом, только Джузеппе Конте, уходящий в отставку премьер-министр Италии, предложил Трампу поддержку, согласно этому отчету. Синдзо Абэ из Японии остался нейтральным. Остальные – Борис Джонсон из Великобритании, Ангела Меркель из Германии, Джастин Трюдо из Канады, Дональд Туск, президент Совета ЕС, и президент Франции Эммануэль Макрон – решительно выступили против этого предложения».

Интересный расклад: США и Италия с одной стороны, Великобритания, Германия, Франция и Канада – с другой, при нейтралитете Японии (действительно, Абэ и к НАТО-то никакого отношения не имеет). При этом Франция ведет откровенно двойную игру.

В чем суть разногласий? Макрон, который сам и запустил тему возвращения России (хотя и тут он был не первым – еще год назад, накануне прошлого саммита, ее поднял Трамп), поняв, что Трамп у него ее перехватил, стал уточнять, что преждевременное возвращение России было бы неправильным. То есть вначале «прогресс в минском урегулировании», то есть решение украинского кризиса, а потом возвращение к «восьмерке».

Это говорится публично – а вот непублично, во время ужина, приводятся более откровенные аргументы. О том, что возвращение без условий станет катастрофой для Украины, моральной и геополитической капитуляцией Запада перед Россией и признанием полной победы Путина. Или, говоря словами The Guardian:

«Большинство других лидеров настаивали на том, что это семья, клуб, сообщество либеральных демократий, и по этой причине они сказали, что нельзя позволить президенту Путину, который этого не отражает, вернуться».

Понятно, что Трампу слова о либеральном клубе смешны – он играет в реальную геополитику. Как пишет The Guardian, «это не такая уж важная вещь для Трампа. Он не разделяет эту точку зрения»:

«Трамп утверждал, что по таким вопросам, как Иран, Сирия и Северная Корея, имеет смысл, чтобы в зале находилась и Россия. Таким образом, для него это действительно представляет принципиальное отличие».

Причем Трамп, судя по всему, первым поднял русскую тему за ужином – «удивив своих коллег своим пылом в этом вопросе»:

«Трамп настаивает на возвращении России со времени саммита G7 в Квебеке в прошлом году и, похоже, был полон решимости возобновить это требование, подняв его в дискуссии по поводу политики в отношении Ирана.... Разногласия привели к горячей словесной перепалке во время ужина в субботу вечером... В этом отношении ... обстановка стала напряженной, если не сказать больше, – сообщил европейский дипломат».

Выслушав возражение своих коллег, Трамп, похоже, сообщил им, что им все равно придется смириться с тем, что Путин приедет:

«В следующем году настанет черед Трампа выбирать внешних гостей, так как наступает его очередь принимать саммит G7 на фоне его кампании по переизбранию. В воскресенье европейские дипломаты сделали ставку на то, что в верхних строках его списка гостей будет Путин».

Так пишет The Guardian, а американский WSJ приводит слова представителя администрации США о том, что «Трампу ответили отказом, и лидеры пришли к общему мнению, что сейчас слишком рано» возвращаться к формату G8», напоминая, что «Трамп позже заявил, что никакого решения не приняли».

Конечно, коллеги по «семерке» не могут ни в чем убедить Трампа – не только потому, что русская тема является для него прекрасным поводом играть на их нервах. Еще бы – в 2014-м США в лице Обамы жестко давили на Европу с тем, чтобы она вводила санкции и подключалась к политике изоляции и блокады России. В Берлине и Париже не особенно хотели включаться в американский поход против «региональной державы» на полную катушку – но атлантическая солидарность тогда еще имела волшебное воздействие на них.

И вот теперь – точнее, начиная с прихода в Белый дом Трампа – выясняется, что США хотят вернуться к старому формату взаимодействия Запада с Россией. А Европа, на которую, на время прихода к власти Трампа, повесили еще и обязанности «хранителя ценностей либерального западного сообщества», не может сделать это просто так, без соблюдения целого ряда идеологически важных процедур. Иначе что получится? Приказали США наказать Россию – наказываем, приказали вернуть – возвращаем.

Никуда не годится – ведь тем самым расписываемся в отсутствии реального суверенитета и самостоятельности в международных делах. А Европа не такая – вот, видите, как по Ирану с США бодаемся – мы независимые, идейные и принципиальные. И хотя нам и нужно восстановление отношений с Россией, и мы сами, каждый на уровне своих стран, этим занимаемся, да и санкционную войну можно ослабить, но это должно идти по нашей, европейской инициативе – а не вследствие шантажа Трампа.

При этом присутствие Владимира Путина на майском саммите «Большой семерки» в Нью-Йорке стало бы на самом деле большим подарком для европейцев – облегчавшим для них объяснение с атлантическими центрами силы в их собственных странах, выступающих за продолжение политики жесткого сдерживания России: а что, это же не мы, это все сумасброд и изоляционист Трамп, он его позвал, мы ни при чем.

Но, увы, такой возможности у них не представится – Трамп вполне возможно и позовет Путина в Нью-Йорк в мае следующего года, но вот только президент России на встречу с «семеркой» туда не поедет. Путин уже озвучил единственный приемлемый формат отношений с коллективным Западом – если хотите, приезжайте в Россию на отмененный вами же саммит 2014 года. Только в этот раз он пройдет не в формате «восьмерки», а как «семь» и «один».

Быть не хозяином, а гостем, да еще и одним из, да еще и в Майами, Путин в общении с западными лидерами точно не согласится. Даже если перед тем Дональд Трамп окажется на параде в честь юбилея Победы на Красной площади – потому что тут будут двусторонние отношения и двусторонняя же любезность. А не коллективная безответственность.


Текст: Петр Акопов

Деловая газета «Взгляд»
Tags: g7, g8
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments