?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Киссинджер и Бжезинский, втянув СССР в Афганистан, не думали, что сделают США охраной наркоплантаций
Для Вас
alexandr_palkin

Чем советский Афган отличается от американского

Партизаны против сверхдержав

Фото: google.com


Исполняется 40 лет с начала непрерывных афганских войн. Они чрезвычайно дорого обошлись и самому Афганистану, и двум сверхдержавам.



Приход к власти в крайне отсталой, находящейся на этапе раннего феодализма и полностью исламизированной стране коммунистической партии (Народно-демократической партии Афганистана – НДПА) совершенно дестабилизировал обстановку и вызвал почти полное отторжение со стороны местного населения. Соответственно руководство НДПА стало очень настойчиво обращаться за помощью к Москве, которая в конце концов не смогла отказать. При этом советское руководство совершенно серьезно ожидало, что в Афганистан в ближайшее время вторгнутся войска США. На самом деле ничего подобного у американцев и в мыслях не было. Зато появление ВС СССР в Афганистане в декабре 1979 года вызвало панику в Вашингтоне. Там решили, что советские войска собираются выйти к Персидскому заливу, чтобы лишить Запад нефти. Но что в США осознали сразу – возможность «устроить Советам свой Вьетнам».



Против НАТО и примкнувшего Китая



Постепенно в стране начало разворачиваться антисоветское партизанское движение. Население и так было настроено против правительства, тем более оно не переносило иностранных оккупантов (в чем когда-то могли убедиться англичане).



При этом СА, как и любая другая регулярная армия, готовилась к классической, а не к противопартизанской войне. Она собиралась противостоять НАТО на европейских равнинах и НОАК на сопках Маньчжурии или в монгольских степях, но не отрядам из местного населения в горах и пустынях Афганистана. Точно так же 15 годами ранее американцы оказались совершенно не готовы к борьбе с партизанами в джунглях Вьетнама.



“ Пришло понимание того, что с партизанами лучше всего бороться их же методами ”



С другой стороны, как в то время Москва, а поначалу и Пекин активно помогали Ханою, так и афганские партизаны быстро получили иностранную поддержку. Естественно, ее вдохновителями и организаторами стали США и Великобритания. Пакистан выступил плацдармом для приема и распределения этой помощи и для базирования боевиков, к тому же его военнослужащие (спецназ и летчики) участвовали в боевых действиях. Огромный финансовый и организационный вклад в деятельность антисоветских партизан внесла Саудовская Аравия. Активнейшим участником коалиции стал Китай, который в тот момент считался «16-м членом НАТО» (кстати, страну тогда возглавлял обожаемый как там, так и у нас реформатор Дэн Сяопин).


Антиправительственные силы наиболее широко применяли советское по происхождению оружие. Гораздо более простое в освоении, чем западное (значительная часть партизан была неграмотна, подавляющее большинство остальных имело лишь начальное образование), оно, кроме того, давало возможность пополнения запасов за счет трофеев. Основными поставщиками стали Египет и Китай (последний обеспечивал партизан копиями советского оружия собственного производства). Западные образцы появлялись у душманов лишь в том случае, если ему не было советских аналогов либо их по каким-то причинам оказывалось недостаточно. То есть на самом деле не менее 90 процентов погибших с нашей стороны были убиты либо китайским оружием, либо советским же, которое мы в гигантских количествах и почти бесплатно поставляли в 60–70-е годы «братскому» Египту.



Дополнительной неприятностью для советского командования стало быстрое разложение афганской армии под действием, во-первых, исламской пропаганды, во-вторых, постоянных конфликтов в НДПА и соответственно в афганской власти. Дезертирство и переход на сторону противника не только солдат, но и офицеров, в том числе старших, приняли массовый характер уже в 1980 году. А среди тех, кто формально не дезертировал, очень многие работали на противника. По политическим причинам советские войска не могли проводить операции в одиночку. Но взаимодействие с афганской армией приводило к тому, что почти в ста процентах случаев планы операций оказывались у партизанских командиров. В итоге те наносили нашим войскам значительный урон или быстро уходили из контролируемых районов, избегая разгрома. Советский контингент не имел возможности постоянно удерживать занятые территории (для этого просто не хватало людей, он на самом деле, а не только по названию был очень ограниченным) и передавал их афганской армии. А та немедленно их оставляла, причем, как правило, без боя.

Фото: media. voltron. voanews. com


Значительные силы распылялись по множеству гарнизонов, которые начинали оборонять сами себя. Еще более значительные силы требовались для охраны коммуникаций и проводки колонн снабжения. На активные действия почти ничего не оставалось, а пассивная оборона еще никому никогда победы не приносила.



Наконец, значительная часть советской техники была создана для войны в Европе и на Дальнем Востоке, но не в афганских природно-климатических условиях. И планирование операций по инерции проходило по шаблонам классической войны на совершенно других ТВД.



Постепенно советское командование делало выводы из происходящего. Началась модернизация бронетехники. Стала меняться тактика. В частности, пришло понимание того, что с партизанами лучше всего бороться их же методами. Соответственно все большую роль в ведении наступательных боевых действий стали играть не мотострелки, а ВДВ и спецназ. Незаменимыми их помощниками, как, впрочем, и всего ограниченного контингента, были боевые Ми-24 и многоцелевые Ми-8.



В итоге во второй половине 80-х в Афганистане сложилась ситуация стратегического пата. Советские войска не могли не то что разгромить противника, а хотя бы частично перекрыть бесконечный поток оружия и боевиков из Пакистана. С другой стороны, партизаны были неспособны провести какое-то крупное наступление и захватить хотя бы самый отдаленный от Кабула провинциальный центр, чтобы провозгласить его своей «столицей».



Однако СССР к этому моменту уже стоял перед экономической катастрофой, что делало продолжение войны невозможным. Кроме того, в стране развернулась «гласность», из-за чего сравнение с Вьетнамом становилось еще более точным: теперь войну начало активно отвергать общественное мнение.



14 апреля 1988 года были подписаны соглашения, по которым советские войска до февраля 1989-го полностью выводились из Афганистана, а Пакистан и США прекращали поддержку партизан. Москва выполнила свою часть соглашений полностью, Исламабад и Вашингтон даже не имитировали их выполнение, а Лондон, Эр-Рияд и Пекин как бы вообще «ни при делах». То есть это была полная и безоговорочная капитуляция СССР. История Вьетнама повторилась почти полностью: армия проиграла не столько противнику в бою, сколько собственному политическому руководству и общественному мнению.

Фото: news.tj



Общие потери ВС СССР убитыми составили 13 833 человека, а с учетом других силовых ведомств – 14 453. Официальные потери в технике – 147 танков, 1315 БРДМ, БМП и БТР, 433 орудия и миномета, 118 самолетов и 333 вертолета.



После ухода советских войск все ожидали крушения режима в Кабуле и его армии за несколько дней. Однако, как выяснилось, за вторую половину 80-х афганская армия стала достаточно боеспособной. Битва за Джелалабад в марте – июне 1989 года окончилась сокрушительным поражением антиправительственных сил (теперь называть их партизанами было уже странно), которые только убитыми потеряли 12 тысяч человек. Столь же печально для них закончились и наступления на другие крупные города.



Однако в конце 1989 года начались активные разборки как внутри НДПА и афганской армии, так и между антиправительственными группировками. После развала СССР прекратилась военная помощь Наджибулле, после чего Афганистан на несколько лет погрузился в хаос и войну всех против всех. В 1995-м пакистанская разведка на саудовские деньги при полном согласии США создала талибов, которые в июне 1996 года взяли Кабул. Это стало первым шагом к следующей войне.



Она, уже американская, начиналась в Афганистане, как известно, после 11 сентября 2001 года. Квалифицированные как нападение на США, теракты позволили задействовать 5-ю статью Североатлантического договора. Впрочем, в тот момент Америку поддерживали почти все вплоть до КНДР.



Коалиция с маком



Главными противниками международной коалиции в Афганистане были талибы (не менее 50 тысяч активных боевиков), контролировавшие 90 процентов территории страны. Оставшуюся часть удерживала группировка, известная как Северный альянс (до 15 тыс. чел.). Ею руководил Ахмад Шах Масуд, некогда один из главных полевых командиров антисоветских сил во время «нашей» афганской войны, а затем ближайший союзник России, которая вместе с Узбекистаном и Ираном в 90-е годы поддерживала Северный альянс против талибов.



“ Коалиция устранились от борьбы с посевами опиумного мака, чтобы не злить полевых командиров ”


При этом вооружение как Северного альянса, так и талибов было крайне примитивным. И те, и другие пользовались почти исключительно тем, что осталось от прекратившей существование афганской армии. Талибы получали некоторое количество оружия из Пакистана, Северный альянс – из России, Ирана и Узбекистана. После начала западной операции все изменилось, теперь важнейшим фактором (по крайней мере на первом этапе) стало колоссальное техническое превосходство США и их союзников.



Война началась вечером 7 октября 2001-го с традиционных для США и НАТО массированных авиационно-ракетных ударов по позициям противника. Уже к концу года Соединенные Штаты и их союзники установили полный контроль над Афганистаном. Потери составили всего 12 человек, причем все они считались небоевыми.



А война перешла в противопартизанскую фазу, которую принято сравнивать с советской афганской кампанией. Сравнение это, однако, откровенно некорректно по ряду причин.



Главная в том, что в 80-е годы антисоветские силы в Афганистане получали широчайшую поддержку (людьми, деньгами, оружием) со стороны коалиции в составе США, Великобритании, Саудовской Аравии, Пакистана и Китая. За талибами после 2001-го не было никого. Соответственно сравнение противников неправомерно, талибы в этом смысле на порядок слабее душманов, притом что советским войскам в то время даже не снились разведывательные и боевые беспилотники или высокоточные боеприпасы, которые сейчас в огромных количествах есть у войск США и НАТО.



Вторая причина некорректности сравнения в том, что 40-я армия воевала в Афганистане «по полной программе», в том числе на земле. Антиталибская коалиция всячески избегала «контактных» действий. Именно поэтому на ее вооружении почти не было танков. Европейские контингенты всю войну отсиживались на своих базах, покидая их лишь по острой необходимости. Англосаксы (американцы, англичане, канадцы, австралийцы) воевали активнее, но все равно несопоставимо с Советской армией.

Фото: armytimes.com


Плюс проблема снабжения, крайне сложная в условиях горно-пустынного бездорожья. 40-я армия решала ее своими силами, именно на охрану колонн и коммуникаций приходилась значительная часть потерь советских войск. Западная коалиция полностью свалила этот вопрос на ЧВК. Уничтожение талибами грузовиков на территории Пакистана или самого Афганистана становилось лишь финансовой проблемой, но не военными потерями. Потери ЧВК вообще никто нигде не учитывает.



Наконец нельзя не упомянуть того, что западная коалиция полностью устранилась от борьбы с посевами опиумного мака, чтобы не злить местных полевых командиров и самих крестьян. Столь незатейливый характер покупки лояльности аборигенов заметно снижал потери коалиции.



Именно с учетом того, что талибы в течение всей войны не имели никакой внешней поддержки и тем более собственного ВПК, а технологический разрыв между воюющими сторонами был просто космическим (советским войскам в 80-е такое технологическое превосходство над противником даже не снилось), можно сказать: западная коалиция провела свою афганскую войну гораздо хуже нашего ограниченного контингента. Талибы в отличие от душманов почти не воевали, тем не менее, потеряв в начале войны почти все, сегодня они контролируют значительную часть страны. Афганская война, как и ливийская в 2011-м, показала, что сегодняшнее НАТО из-за гипертрофированной боязни потерь не может вести никакую войну, а попытка избежать потерь с помощью «высокоточности» и «высокотехнологичности» делает ведение войны невозможным уже по финансовым соображениям.



В 2014 году коалиция официально завершила войну в Афганистане и с 2015-го начала новую миссию по поддержке и обучению национальных сил.



К середине 2018 года США потеряли 2372 человека убитыми, коалиция в целом – 3458 человек. Можно отметить, что страны бывшего СССР, которые в 80-е так рвались на свободу, в частности, из-за войны в Афганистане, суммарно потеряли 46 человек уже на новой войне там же. Страны же Варшавского договора Москва воевать в Афганистане не заставляла. А вот под руководством Вашингтона они потеряли там суммарно 94 военнослужащих.



В настоящее время единственная задача Вашингтона в Афганистане – уйти, не потеряв лица. Для этого в Катаре американцы активно ведут переговоры о сдаче страны талибам с условием, что те не начнут снова любить «Аль-Каиду». Вполне вероятно, что договорятся.



Александр Храмчихин,  заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 23 (786) за 18 июня 2019 года  ВПК