?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Наблюдательный нищий. Как жалость стала орудием шпионажа
Для Вас
alexandr_palkin

При словах «шпион», «шпионская история» или «шпионский фильм» мы сразу представляем себе лихо закрученный сюжет с участием секретных агентов со стреляющими авторучками, скрытыми камерами, тайными переходами государственных границ и другими приключениями. Однако существует в мире и другой шпионаж, не такой известный, однако ничуть не менее интересный и захватывающий!

В середине XVIII века в Шеффилде, в Англии, жил и работал часовых дел мастер по имени Бенджамин Гентсман. Тогдашняя сталь – которую называют «цементной» или «томлёной» – была очень низкого качества, и часовые пружины, сделанные из такой стали, часто ломались. Гентсман придумал переплавлять куски цементной стали в маленьких огнеупорных тиглях, добавлять кое-какие добавки – флюсы – и хорошенько перемешивать; в итоге у него получилась совершенно другая сталь – с отличными механическими качествами. Из неё часовые пружины получались просто превосходные. Продажа нового сорта стали приносила отличные барыши, и свой секрет Гентсман тщательно оберегал и не доверял никому.

Как-то раз поздним зимним вечером в ворота мастерской Гентсмана постучал грязный и оборванный нищий, замёрзший и голодный. Гентсман дал нищему кусок хлеба и разрешил погреться в углу литейной мастерской. Нищий просидел в мастерской всю ночь, и не сводил глаз с Гентсмана и его рабочих, тщательно запоминая каждое действие, каждую производственную операцию. А через какое-то время другие железодельные мастерские Шеффилда тоже начали выпускать прекрасную сталь – ничуть не хуже, чем у Гентсмана! Оказывается, под личиной грязного нищего прятался богатый владелец железного завода Сэмюэл Уоркнер, который, воспользовавшись добротой хозяина, украл его секрет приготовления стали. Перед нами – один из первых надёжно задокументированных случаев так называемого «промышленного шпионажа».


Случай с Гентсманом – далеко не единственный в истории. Например, в начале XIX века Бразилия зарабатывала огромные деньги на продаже каучука – основного сырья для производства резины. Каучук добывали из сока каучукового дерева, гевеи бразильской, и больше нигде в мире это дерево не произрастало. Бразильские власти предпринимали любые меры для того, чтобы никто не мог вывезти из страны саженцы гевеи или даже семена. Однако и здесь сработал промышленный шпионаж – в 70-х годах XIX века англичане сумели выкрасть семена гевеи и привезли их в Королевский Ботанический Сад в Лондоне. Они вывели новые культурные сорта этого дерева и основали в Малайзии (в то время колония Британская Малайя) обширные плантации. За какие-то 20 лет малайский каучук, более дешёвый и качественный, полностью вытеснил с рынка бразильский!

Плантация и семена гевеи – каучукового дерева


Хорошее или плохое явление промышленный шпионаж? Это сложный вопрос. С одной стороны, это кража чужих секретов, то есть вещь как минимум нечестная и некрасивая. Однако с другой – промышленный шпионаж разрушает монополии, то есть не даёт первоначальному обладателю секрета извлекать сверхприбыль за счёт своего исключительного положения...



Источник