alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Выступление Директора Службы внешней разведки Российской Федерации С.Е.Нарышкина в Уфе

Выступление Директора Службы внешней разведки Российской Федерации С.Е.Нарышкина на 10-й международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, на тему «Об обеспечении национальной безопасности и устойчивого социально-экономического развития государств в условиях роста «гибридных» угроз», Уфа, 18 июня 2019 года

Уважаемые участники конференции,

Дамы и господа,

Как показал только что представленный нам фильм, «гибридные» угрозы выступают существенным, а зачастую ключевым фактором дестабилизации как конкретных стран, так и всей системы международных отношений. Кто-то скажет, что это явление «старо как мир». В конце концов, противостояние мировых центров силы исторически принимало «гибридную» форму – то есть не сводилось к военным столкновениям, но всегда охватывало и социальную, и экономическую, и духовную сферы. В известном смысле «гибридными» были и «холодная война», и Наполеоновские войны, и даже Пунические войны между Римом и Карфагеном.

Однако у текущего момента есть принципиальная, качественная новизна. В XXI веке противоборство идет на фоне такого уровня взаимной зависимости государств, народов и людей, который был немыслим в предыдущие эпохи. Глобализация и информационно-технологическая революция сделали мир очень тесным. Настолько тесным, что авантюры и даже просто слухи, порожденные в одной части мира, могут вести к обвалу национальных валют в другой. Фальшивые новости, растиражированные соцсетями и СМИ, оказывают влияние на региональные и глобальные процессы. Широкое распространение мобильного Интернета открывает невиданные возможности для оказания воздействия на поведение и инстинкты человека в самых отдаленных уголках планеты. Естественно, что в этих условиях роль невоенных инструментов в отношениях между государствами растет. Это, впрочем, не отрицает значимость обладания мощными вооруженными силами. Многие убеждены, что «мягкая» и «умная» сила должны опираться на «твердую» – в этом суть «гибридного» конфликта. Сторонники такой политики, видимо, исходят из всем известного принадлежащего, как считается, Аль Капоне высказывания о том, что «добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом».

Наиболее выпукло «гибридные» угрозы национальной безопасности проявляются в сферах, где степень интеграции стран и регионов особенно высока. Так, в экономическом пространстве задействуются, прежде всего, противоречащие международному праву односторонние санкции и торговые барьеры. Ни для кого не секрет, что за последние несколько лет они стали излюбленным методом политики США. Что особенно тревожно, режимы ограничений вводятся абсолютно произвольно, спонтанно, импульсивно. Их инициаторы не учитывают не только долгосрочные последствия, но и мнение ближайших экономических партнеров. Последний яркий пример – включение в американские террористические списки иранского Корпуса стражей исламской революции – той самой организации, которая внесла огромный вклад в борьбу с ИГИЛ на территории Сирии и Ирака.

Крайне деструктивной является практика экстерриториального применения американских законов, когда Вашингтон, просто запрещая другим странам сотрудничать с неудобными для них игроками, фактически создает себе конкурентные преимущества в торговле. Таким образом, санкции ударяют не только по тем, против кого они введены, но и по многим другим экономическим субъектам, которые вынуждены перестраивать хозяйственную деятельность и нести дополнительные издержки. Нарушаются глобальные цепочки производства и поставок сырья, товаров и услуг, что оказывает негативное воздействие на всю мировую экономику.

Представляется ненормальным, что США, ведя себя столь агрессивно и непредсказуемо, продолжают оставаться держателем основной резервной валюты. На фоне объективного укрепления многополярности монопольное положение доллара в международных экономических отношениях превращается в анахронизм. Постепенно доллар приобретает токсичный характер. Использование американской валюты сопряжено сегодня с такими серьезными рисками, что все большее количество государств оправданно задумывается о поиске альтернативных инструментов для внешнеторговых операций и постепенно уходит от использования доллара в международных расчетах.

Еще более разрушительный эффект «гибридные» методы оказывают на сферу общественного сознания и поведения. Под предлогом «раскрепощения людей» по всему миру идет процесс агрессивного размывания традиционных ценностей, навязывания потребительских установок, формирования негативного отношения к любым формам авторитета, прежде всего государству. Принадлежность к стране и нации, ценности семьи и веры – сегодня все это отметается во имя абстрактной индивидуальной свободы. Для продвижения подобной линии задействуется целая армия СМИ, НПО, транснациональных корпораций и отдельных, скажем так, «филантропов» типа одиозной личности Джорджа Сороса.

Особенно возмущает то, что главным объектом обработки выступает молодежь. Свойственные молодым людям категоричность суждений и поступков, поиски правды и справедливости цинично пытаются направить в сторону отрицания и разрушения. Еще Ф.М.Достоевский предостерегал против такого развития русской и мировой истории в своем провидческом романе «Бесы». К настоящему моменту эти процессы достигли невиданной интенсивности и размаха.

Полем все более ожесточенной борьбы за сознание становится не только настоящее и будущее, но и прошлое. Речь идет об исторической памяти государств и народов, которую пытаются стереть и подменить. В последнее время Россия сталкивается с нарастающими попытками принизить роль нашей страны в победе над нацизмом. Не могут не вызывать недоумения призывы возложить на СССР равную с Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны. Особенно когда они звучат из уст представителей стран, являвшихся пособниками нацистов. И если кому-то не дает покоя «пакт Молотова – Риббентропа», то не стоит забывать и про предшествовавший ему предательский раздел Чехословакии. Наша страна потеряла в той войне не менее 26 миллионов (!) человек. И мы никому не позволим оскорблять их память. Никто не забыт и ничто не забыто!

Наши отцы и деды погибали на полях настоящей войны, наши дети и внуки становятся невольными участниками «гибридных» конфликтов. Конечно, они не так кровопролитны, но последствия их не менее чудовищны, ведь они убивают не только тело, но и душу. Вызывает крайнюю тревогу набирающая обороты международная кампания по пропаганде приема наркотиков. На площадке ООН «нарколибералы» во главе с Канадой ведут дело к размыванию глобального режима наркоконтроля. Западные научные учреждения и СМИ фактически рекламируют прием каннабиса и ЛСД как – вдумайтесь только – «эффективных средств повышения самооценки, лечения алкоголизма и депрессии». С целью ускоренного размывания понятия о половой принадлежности, ценностей семьи и брака реализуются программы продвижения прав ЛГБТ-сообщества, распространения идей радикального феминизма. Отсюда недалеко и до открытого признания необходимости «модерирования» человеческой природы, например, с помощью технологий искусственного интеллекта или генной терапии. По сути, дело идет к тому, чтобы сделать из людей разобщенных, страдающих невротическими расстройствами индивидов с постоянно измененным состоянием сознания. Понятно, что такие индивиды являются идеальным объектом для манипуляций, особенно если в руках у них – подключенный к сети «айфон».

Обработанное таким образом общество – идеальная мишень для так называемых цветных революций. В них «гибридные» методы воздействия на противника получают свое наивысшее развитие. Как это происходит на практике, мы, к сожалению, наблюдали неоднократно. На территории той или иной страны, выбранной в качестве жертвы, создаются либо развиваются разнообразные сетевые структуры – общественные, творческие, научные, религиозные, националистические. Список, что называется, можно продолжить. Главное, чтобы они были организованы по горизонтальному принципу и сохраняли значительную автономию от государства.

Перед ними ставится задача сбора сведений об актуальных и «тлеющих» конфликтах, межклановых противоречиях, острых социально-экономических проблемах. Параллельно данная сеть используется для оказания воздействия на обстановку в стране и – при необходимости – запуска деструктивных процессов. Спусковым крючком при этом может послужить все, что угодно: разгон мирной демонстрации, как в Ливии или Сирии, смерть «простого человека» из толпы, как в Греции или Тунисе, «махинации» на выборах, как в Грузии или на Украине.

В нужное время идущие по сети протестные колебания синхронизируются. Под грузом многочисленных вызовов старая политическая система рушится, а к власти приводится новая сила. В общественное сознание по тем же подконтрольным каналам внедряется новая модель поведения. Все это сопровождается масштабной пропагандистской кампанией в мировых СМИ, призванной убедить население в безальтернативности такого развития событий, а также оправдать внешнее вмешательство, если оно понадобится. Наиболее наглядно мы видим реализацию такого сценария в Венесуэле.

Фактически, речь идет о создании универсального алгоритма проведения тайных акций влияния в непрерывном режиме и в глобальных масштабах. Эта подрывная работа никогда не прекращается, ведется в отношении не только врагов, но и друзей и нейтральных сил, в условиях мира, кризиса и войны. Ее стоило бы сравнить с деятельностью вируса: он может десятилетиями разрушать организм человека, не проявляя себя, а когда бывает обнаружен, бороться зачастую уже поздно.

Говоря о «гибридных» угрозах, нельзя не затронуть такую сферу, как киберпространство. Оно стремительно становится источником серьезных вызовов национальной безопасности. Киберпространство уже превратилось в самостоятельную операционную среду. Здесь есть собственная виртуальная экономика и криптовалюты, сложилось особое общество, представленное пользователями соцсетей, действует криминальное «подполье». Мир стоит на пороге настоящей «цифровой революции». Она не только обеспечит источники продолжения роста мировой экономики, но и, возможно, кардинально трансформирует планетарный баланс геополитических сил.

При этом перспективы согласования международно-правовых норм взаимодействия в данной области пока не просматриваются. Главная причина в том, что наши западные партнеры, похоже, рассматривают киберпространство не как сферу сотрудничества, а как еще одну арену борьбы со своими геополитическими конкурентами – Россией, Китаем, крупными региональными державами. Новая Киберстратегия США предусматривает возможность проведения превентивных кибератак. «Парижский призыв к доверию и безопасности в киберпространстве», представленный в ходе Всемирного форума по управлению Интернетом в ноябре прошлого года, также содержит идею о допустимости межгосударственных конфликтов в цифровой среде. Наверное, кому-то кажется, что киберпространство – идеальное поле для «гибридной» войны. Ведь киберметодами можно разрушить инфраструктуру целых государств, не проливая при этом ни единой капли собственной крови. Однако последствия ведения боевых действий в этой новой, еще не отрегулированной международным сообществом сфере могут быть непредвиденными и крайне разрушительными, в том числе для самих нападающих.

Еще одним инструментом «гибридной» войны за глобальное доминирование служит, как это ни чудовищно прозвучит, международный терроризм. К сожалению, нам известны примеры, когда под предлогом борьбы с этим злом происходит прямое, подчас военное, иностранное вмешательство во внутреннюю политику суверенных государств. Избирательные обвинения в поддержке терроризма – излюбленный предлог для организации международного давления на «неугодные» режимы. Не менее безответственны попытки делить террористов на «плохих» и «хороших», иными словами на своих и чужих, и при этом манипулировать и теми, и другими.

Нечто подобное происходит сейчас на Ближнем и Среднем Востоке. Так называемые приверженцы демократии ввергли Ливию в анархию и хаос. Теперь многие на Западе раскаиваются в содеянном, столкнувшись с потоком мигрантов из бывшей Джамахирии. В Сирии на поддержку отрядов вооруженной оппозиции потрачены миллиарды долларов, но у западных стран так и не получилось отделить «умеренные» формирования от террористической «Джабхат ан-Нусры». Теперь же эти экстремисты, спасаясь от ударов сирийских правительственных войск, начинают наводнять европейские города.

Особо подчеркну: заигрывать с терроризмом в современном взаимосвязанном мире – смертельно опасно. Можно, наверное, рассчитывать на то, что после свертывания проекта по созданию «халифата» на территории Сирии и Ирака джихадистский фронт переместится куда-нибудь подальше от Европы, в частности в Афганистан или Центральную Азию. Особенно если эти расчеты подкрепляются вполне конкретными действиями, например по переброске туда боевиков. Не надо только забывать, что как раз пример Афганистана наглядно продемонстрировал: управляемость террористических группировок условна, в итоге они все равно выходят из-под контроля и начинают нести угрозу тем странам, которые их поддерживали.

Возможно, самое опасное в нынешней ситуации – это то, что «гибридное» противостояние начинает разъедать саму систему международных отношений, сложившуюся после Второй мировой войны и долгое время служившую миру и безопасности в масштабах всей планеты. Мы с тревогой наблюдаем за тем, как наши западные партнеры во главе с США постепенно отказываются от базовых правил и многосторонних режимов даже в таких важнейших для стратегической стабильности вопросах, как контроль над вооружениями и ОМУ. Произвольно толкуют международное право, нанося военные удары по территории суверенных государств, убивая десятки и сотни тысяч мирных граждан. Впрочем, само понятие права превращено в посмешище после введения британцами в юридический оборот выражения «хайли лайкли», которое другие страны Запада сочли достаточным для массового выдворения российских дипломатов (на что получили зеркальный ответ).

На этом фоне многие региональные державы также начинают вести себя более агрессивно. В результате происходит цепная реакция, коллективные механизмы реагирования на вызовы подвергаются еще большей эрозии. На смену взвешенному принятию решений приходит импульсивность, верх берут эгоистические подходы. Возрастает риск так называемых случайных конфликтов, которые возникают из-за односторонних и спонтанных действий отдельных игроков и с трудом поддаются просчету.

Уважаемые участники конференции,

В обозримой перспективе граница между состояниями войны и мира, гражданским и межгосударственным противостоянием продолжит стираться. Широкие слои населения по всему миру окажутся втянутыми в конфликты разной степени интенсивности. «Гибридная» война грозит стать частью повседневности, начать рассматриваться как «нормальное» положение вещей. Это будет расшатывать саму философию сдерживания, фундаментальную для современной системы глобальной и региональной безопасности. В итоге даже небольшой провокации может оказаться достаточно для эскалации напряженности до неконтролируемой фазы и запуска общепланетарного кризиса. Всем участникам международного сообщества стоит иметь в виду вероятность такого развития событий при планировании внешней политики, чтобы не допустить скатывания мира в окончательный хаос.

Россия, пережившая за последние сто лет две страшные – отнюдь не «гибридные» – войны, не устает призывать других участников международного сообщества преодолеть эгоистические устремления и отказаться от соблазна использовать «гибридные» инструменты в геополитических целях. Сейчас нужно не играть в «гибридные» игры, выясняя, кто наиболее преуспел в этом деле, а вести диалог о путях совместного реформирования глобального миропорядка.

Только окончательное оформление многополярной архитектуры, основанной на равноправном взаимодействии различных центров силы и интеграционных объединений, обеспечит процветание и безопасность для всех. Только внутри «больших пространств», таких как «большая Евразия», «единая Европа» или, например, латиноамериканская цивилизация, отдельным, даже небольшим странам может быть гарантировано независимое поступательное развитие, свободное в том числе и от разрушительного влияния «гибридных» угроз.

Если так называемому коллективному Западу не хватает зрелости и мужества для того, чтобы встать на правильную сторону истории и идти в указанном направлении, остальным странам и народам придется проектировать глобальное будущее без него. Россия готова взять на себя такую ответственность. Совместно с нашими союзниками и друзьями по ЕАЭС, СНГ, ОДКБ, ШОС, БРИКС мы будем двигаться по пути повышения коллективной безопасности как на пространстве Евразии, так и в глобальных масштабах. Уверен, к этому процессу все активнее станут подтягиваться и те здравые силы в западных странах, которые осознают стоящие перед мировым сообществом риски и элементарно заинтересованы в самосохранении.

Спасибо за внимание.


МИД России

Tags: СВР РФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments