?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Военная медицина нуждается в скорой помощи
Для Вас
alexandr_palkin

Рецепт на случай катастрофы

Военная медицина нуждается в скорой помощи


При постоянно проводимых российскими войсками маневрах не слышно о тренировках по формированию санитарных эшелонов, совместных учениях с гражданскими медучреждениями, призывом медперсонала и развертыванием госпиталей. Хотя потери уже в первые дни боевых действий могут оказаться выше расчетных («Остаться в полуживых»).


Последствия применения ядерного оружия – отдельный разговор. Вопрос о готовности к боевым действиям на сухопутном ТВД с использованием термобарического оружия, которое американцы за последние годы серьезно модернизировали. По опыту войны во Вьетнаме потери от него могут составить до 30 процентов личного состава за операцию.




Одна из последних американских разработок – бомба GBU-43/B (Massive Ordnance Air Blast) создана Альбертом Уимортсом. Длина – 10 метров, 8,5 тонны взрывчатого вещества. В 2003 году ВВС США провели два испытания на полигоне в штате Флорида. Вакуумный или термобарический боеприпас по мощности почти не уступает ядерному. Эксперт ЦРУ охарактеризовал их действие так: «Направленность объемного взрыва является уникальной и крайне опасной для жизни. Сначала на людей, оказавшихся в зоне поражения, действует высокое давление горящей смеси, а затем – разрежение, фактически вакуум, разрывающий легкие. Все это сопровождается тяжелыми ожогами, в том числе и внутренними, так как многие успевают вдохнуть топливно-окислительный премикс».



11 сентября 2007 года о термобарической бомбе заговорили и у нас как о самом мощном неядерном оружии. «Результаты испытаний созданного авиационного боеприпаса показали, что он по своей эффективности и возможностям соизмерим с ядерным», – сказал экс-начальник ГОУ Генштаба ВС РФ генерал-полковник Александр Рукшин. Речь шла о термобарическом оружии. Но мало кто занимается изучением последствий его применения.



Красный крест цвета хаки



В НАТО сегодня особо актуальна проблема создания на случай войны запасов донорской крови и плазмы. Западные военные медики придают этому первостепенное значение. Не менее важным считается наличие в армейских госпиталях перевязочных материалов, растворов и жидкостей для лечения ожогов, в том числе полученных в результате применения различных огнеметных систем и зажигательных боеприпасов. Ведь каждый, кто не прикрыт броней, – в зоне особого риска.


А как у нас обстоят дела с новыми заживляющими препаратами, средствами спасения и оказания первой медицинской помощи в крупномасштабных боевых действиях?



Еще в 2011 году в открытой печати появилось врачебное руководство «Военно-полевая хирургия локальных войн и вооруженных конфликтов», подготовленное под редакцией Евгения Гуманенко и Игоря Самохвалова специалистами ВМА им. Кирова. Ряд авторов побывали в Афганистане и делились опытом оказания первой медицинской помощи в полевых условиях. Но о последствиях применения термобарических боеприпасов и рекомендациях по оказанию неотложной помощи пострадавшим от них там ничего и не сказано. Хотя в советское время воздействие взрывной декомпрессии на живые организмы исследовалось в Институте медико-биологических проблем.



Опыт Великой Отечественной говорит: раненые выживали, если получали неотложную квалифицированную медицинскую помощь в течение шести – восьми часов. Сегодня это время сжимается до 60 минут, что связано с возросшей эффективностью современного оружия.



В стране есть специалисты, прекрасно сознающие эту проблему и бьющие тревогу. В недавнем прошлом начальник Центрального военного клинического госпиталя им. Вишневского, доктор медицинских наук, профессор, генерал-майор медслужбы Юрий Немытин в 2018 году обратился со служебной запиской к начальнику Главного военно-медицинского управления Минобороны РФ.



В основу плана обеспечения войск ложится понимание замысла командира и количественно-качественная характеристика вероятных санитарных потерь по месту и времени. Каждый руководитель-медик должен быть подготовлен в оперативно-тактическом плане, уметь маневрировать силами, средствами и объемом медпомощи по всем составляющим построения войск. Это достигается постоянным участием должностных лиц медслужбы в КШУ, КШТ и других мероприятиях, проводимых в составе соединений (объединений), а также в ходе специальных учений. Новый облик военно-медицинских сил и средств предполагает достаточность мобильных медподразделений (частей), способных двигаться за войсками. Они должны развертываться полностью или частично в зависимости от складывающейся оперативно-тактической и медицинской обстановки, выполнять установленный объем помощи, взаимодействовать с другими управлениями. Например, умение определять порядок и последовательность применения противником средств вооруженной борьбы способствует определению рубежей наибольших и наименьших потерь. А знание своих войск обеспечит правильный порядок и последовательность развертывания этапов медицинской эвакуации, баз МТО. Поэтому всесторонняя подготовка руководящего звена медслужбы – жизненная необходимость.




Эффективность, считает Немытин, достигается приближением этапов эвакуации к районам возникновения санитарных потерь, сокращением сроков оказания всех видов помощи, готовностью к работе в условиях военного времени и катастроф с полутора-двукратной перегрузкой. Нужны спецгруппы усиления к выдвижению на рубежи, где раненым и пострадавшим будет оказана исчерпывающая помощь (госпитальная база военного округа или Центра). А также создание условий для ранней и последующей реабилитации.



Медслужба должна отвечать Военной доктрине, когда войска могут проводить боевые операции в стране, предупреждая вторжение, или по решению политического руководства действовать на территории других государств. В связи с этим необходимы, считает Юрий Немытин, поправки в основные законодательные акты (ФЗ-323 от 29.11.2011 и ФЗ-326 от 21.11.2010), которые предоставят министру обороны РФ право определять объемы медпомощи на этапах медицинской эвакуации, а также порядок финансирования медорганизаций, участвующих в обеспечении боевых операций.



Навык быстрой помощи




«В советское время на основании приказа министра обороны начальникам военно-лечебных учреждений предоставлялось право выделять под указанные категории больных и пострадавших до 10 процентов коечного фонда, – напоминает Немытин. – Сегодня эта задача решается проще. Подобная категория больных может поступать в систему федеральных и территориальных программ обязательного медицинского страхования».



Очень многое зависит от управления системой медобеспечения. От знания оперативно-тактической и медицинской обстановки на основных направлениях ТВД зависят своевременное высвобождение и перемещение этапов эвакуации, взаимодействие с организациями Минздрава РФ по территориальному принципу. Все должно быть направлено на повышение качества и преемственности помощи раненым и пострадавшим на основе соответствующих стандартов («Указания по военно-полевой хирургии МО РФ» и «Указания по военно-полевой терапии МО РФ»). В нынешней геополитической ситуации представляется целесообразным завершить создание группировок сил и средств медслужбы по направлениям с подчинением их оперативному командованию, а по специальным вопросам – Главному военно-медицинскому управлению Минобороны России.



Особое внимание следует уделить медицинским подразделениям войскового звена медслужбы, которые надлежит привести в соответствие с федеральным законодательством, установленными порядками и стандартами оказания помощи. Основным ее видом следует считать первичную медико-санитарную помощь (доврачебную и врачебную). А совершенствование профессиональных навыков, полагает Немытин, осуществлять прикомандированием до трех месяцев к организациям, оказывающим специализированную помощь, в том числе в экстренной и неотложной формах.




С учетом дефицита мобзапасов и их несоответствия современным требованиям, предъявляемым к оказанию медпомощи, на первом этапе надо создать объединения, предназначенные для формирования первого отделения госпитальной базы (ГБ) на основе окружных военных госпиталей.



ГБ военного округа видится в таком составе:


окружной военный госпиталь с четырьмя-пятью филиалами – первое отделение с управлением ГБ;



базовый военный госпиталь с тремя-четырьмя филиалами – второе и последующие отделения ГБ, эвакуационные приемники;




медицинский отряд (специального назначения) – мобильная часть ГБ;



центр госсанэпиднадзора с филиалами по направлениям;



центр обеспечения медицинской техникой и имуществом с филиалами по направлениям;



судебно-медицинская лаборатория;



патологоанатомическая лаборатория;



части и подразделения транспортной и аэромобильной эвакуации (за счет сил и средств Центра и военных округов с последующим созданием собственных медицинских аэромобильных группировок).



Целесообразно в ближайшее время завершить создание госпитальной базы Центра (ГБЦ) на основе двух медицинских объединений – ГВКГ им. Бурденко и 3-го ЦВКГ им. Вишневского. Медпомощь в ГБЦ должна носить окончательный характер. Первое отделение ГБЦ предлагается сформировать на базе 3-го ЦВКГ им. Вишневского ввиду выгодного территориального расположения (транспортной доступности).



И все же главное не в структуре, какой бы идеальной она ни была. Нужны навыки. Но исследовательское КШУ по созданию ГБЦ из военно-медицинской организации мирного времени по указанию начальника Генерального штаба МО РФ было проведено на базе ЦВКГ им. Вишневского аж в 2000 году. По его результатам подготовлен приказ замминистра обороны по тылу (руководитель учений), в котором подтверждена целесообразность внесенных предложений. С тех пор ничего подобного не организовывалось.



Необходимо проведение нового масштабного специального исследовательского медицинского учения. Его результаты помогут сделать расчеты и детализировать предложения по перепрофилированию военно-медицинских организаций – основы госпитальной базы на особый период. Важно отработать взаимодействие военно-медицинских подразделений и гражданских медучреждений. А главное – надо ежегодно наращивать эти возможности в ходе приведения подразделений, частей и военно-медицинских организаций в высшие степени боеготовности, установленные Генштабом ВС РФ. Каждый солдат и офицер должен быть уверен, что в бою ему будет оказана необходимая помощь.



На состоявшемся в марте 2019 года расширенном заседании Комитета по обороне Госдумы было отмечено, что сегодня медподразделения войскового звена оснащаются современными мобильными комплексами на базе пневмокаркасных сооружений с унифицированным полевым оборудованием. Создаются системы санитарно-авиационной эвакуации с применением медицинских модулей для транспортировки с поля боя до госпиталя. То есть произошли серьезные подвижки в организации военно-медицинского обеспечения войск. Но и проблем хватает. Найти решения можно только в ходе крупномасштабных фронтовых учений с участием военных и гражданских медучреждений.

Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 19 (782) за 21 мая 2019 года



ВПК


  • 1
палкин, ты охренел, что ли?!
это же не приносит прибыли! одни убытки!
а бабы и так, за даром нарожают.

Последняя извилина срослась?

Читай внимательно: это о ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЕ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ!

Не в складушки, не в ладушки... Помнишь, что дальше?

Edited at 2019-05-21 22:21 (UTC)

Re: Последняя извилина срослась?

дааа, палкин...
у тебя с пониманием проблемы... :)

Это и тебя касается

Жопу тебе бомбой оторвёт, а пришивать будет НЕКОМУ. Умрёшь, истекая кровью

Re: Это и тебя касается

буржуям на меня насрать. бабы новых нарожают.

  • 1