?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Денисова пещера как международная лаборатория
Для Вас
alexandr_palkin
Оригинал взят у aprosh  в Алтай в центре древней ойкумены-2   Окончание.


Денисова пещера как международная лаборатория


Сейчас мы находимся на новом этапе раскопок в Денисовой пещере и исследований палеолита Алтая в целом. Летом 2018г. мы провели здесь уже второй специальный симпозиум, посвященный проблеме перехода от среднего к верхнему палеолиту, в том числе обсуждали новые результаты, полученные при анализе материалов «Дениски». На симпозиум были приглашены ученые примерно из десяти стран, при этом мы не стремились к расширению числа участников, а постарались собрать ведущих специалистов, работающих с этой проблемой.

АКАДЕМИК А.П.ДЕРЕВЯНКО. ИЗ ДИСКУССИИ НА МЕЖДУНАРОДНОМ СИМПОЗИУМЕ, ДЕНИСОВА ПЕЩЕРА, ИЮЛЬ 2018Г. У археологов нет четкого определения «верхнего палеолита», также как у антропологов нет четкого определения, что такое «человек современного вида». Ближний Восток дает нам много примеров постоянного смешивания среднепалеолитических культурных традиций с позднепалеолитическими, что могло быть следствием меняющихся экологических условий. Временной интервал 60—40 тыс. лет предшествовал последнему ледниковому периоду, однако и в это время, как и всегда, климат претерпевал межвековые и внутривековые изменения, когда похолодания сменялись потеплениями, и наоборот.
В Денисовой пещере верхнепалеолитические орудийные формы появляются в слоях отложений, датируемых возрастом около 100 тыс. лет, и число их растет по мере продвижения вверх. В слое 12 они составляют заметную часть всех найденных каменных орудий. А в более «молодом» слое 11 (50—40 тыс. лет) верхнепалеолитический набор уже преобладает. Там же обнаружено и большое число украшений и изделий из кости, что позволяет отнести этот слой к верхнему палеолиту. Среди них– ​такой очень важный элемент материальной культуры, как костяные иглы, свидетельствующие об умении шить. А уникальные украшения– ​каменное кольцо и хлоритолитовый браслет, носящие следы шлифовки и полировки, – доказывают, что человек овладел этими техническими приемами намного раньше, чем считалось

За три года, прошедших с предыдущего собрания, нам удалось сделать очень многое. Во-первых, мы получили большую серию точных датировок, что совершенно необходимо для подтверждения любой гипотезы, связанной с древним человеком. Ведь чтобы что-то доказывать или отрицать, нужно знать точные хронологические границы событий, о которых идет речь. Сейчас для Денисовой пещеры с помощью наших коллег из Европы и Австралии мы получили более ста таких бесспорных датировок, которые очень хорошо согласуются между собой.



Для палеолитических слоев Денисовой пещеры уже получено около 170 датировок с использованием различных методов в лабораториях Европы и США. Судя по последним данным, пещера была заселена более чем 300 тыс. лет назад. На фото – отбор образцов для OSL-датирования в центральном зале пещеры. Фото С. Зеленского
Для палеолитических слоев Денисовой пещеры уже получено около 170 датировок с использованием различных методов в лабораториях Европы и США. Судя по последним данным, пещера была заселена более чем 300 тыс. лет назад. На фото – отбор образцов для OSL-датирования в центральном зале пещеры. Фото С. Зеленского


Во-вторых, что чрезвычайно важно, был расшифрован геном костного образца, названного Денисова‑11. Оказалось, что эта древняя особь представляла собой гибрид между разными первобытными людьми. С учетом секвенированной ДНК можно утверждать, что родителями этой особи были денисовец и неандерталка. Более того, оказалось, что в роду у отца-денисовца несколько поколений назад также был, по крайней мере, один неандертальский предок.

Сейчас палеогенетики освоили метод извлечения древней ДНК непосредственно из пещерных отложений. И хотя эта методика еще нуждается в усовершенствовании, она дает уникальный материал для археологов и антропологов.
С использованием этого подхода удалось обнаружить ДНК денисовцев в 15-м слое восточной галереи Денисовой пещеры, который датируется возрастом более 200 тыс. лет. Как известно, немногочисленные костные антропологические останки были найдены в более поздних слоях. Секвенирование извлеченной из них ДНК показало, что большая часть из них принадлежит денисовцам, а некоторые– ​неандертальцам.
Кроме того, неандертальская ДНК была извлечена из отложений 14-го слоя возрастом 190—200 тыс. лет. Самое поразительное, что в этом хронологическом периоде неандертальцы не были «замечены» ни на Ближнем Востоке, ни в Средней Азии, ни на Кавказе– ​в это время они только формировались. Этот факт заставляет задуматься…

Эти сенсационные данные еще раз доказали, что у древних популяций, сформировавшихся на разных территориях, шел постоянный обмен генами. Другими словами, они скрещивались, и при том успешно, так как давали фертильное потомство, что возможно только в том случае, если скрещивались подвиды, а не разные виды человека.

Эти открытия, сделанные на Денисовой пещере, и побудили меня несколько лет назад сформулировать новую гипотезу становления человека с участием разных человеческих подвидов. Основанием для нее послужил целый пласт интересных фактов, касающихся Денисовой пещеры, уникальность которой в том, что здесь одновременно были обнаружены антропологические находки, связанные как с денисовцами, так и с неандертальцами.

Интересно, что в отложениях Денисовой пещеры подробно прослежена эволюция каменной индустрии денисовцев, но нет никаких следов присутствия неандертальцев. Хотя мы имеем хорошее представление о каменных орудиях неандертальцев по раскопкам в пещерах Окладникова и Чагырская в том же Горном Алтае, которые наш институт ведет уже многие годы. И мы можем точно сказать, что эти изделия совершенно отличаются от тех, что были сделаны денисовцами.



Украшения из бивня мамонта, относящиеся к раннему этапу верхнего палеолита, обнаруженные в 11-м слое южной галереи Денисовой пещеры: фрагменты диадемы (слева)и кольцо (справа). Фото А. Федорченко
Украшения из бивня мамонта, относящиеся к раннему этапу верхнего палеолита, обнаруженные в 11-м слое южной галереи Денисовой пещеры: фрагменты диадемы (слева)и кольцо (справа). Фото А. Федорченко

Каким же образом в отложениях пещеры могли оказаться останки сразу двух групп древних людей? Этому могут быть только два объяснения. Первое– ​каннибализм как результат антагонистических отношений между денисовцами и неандертальцами. Второе– ​скрещивание между ними, смешанные «браки». Вероятно, такие отношения были достаточно случайными и кратковременными, и денисовцы не восприняли ничего из неандертальской технологии обработки камня.

В Денисовой пещере не обнаружены следы материальной культуры неандертальцев– ​только денисовцев. Зато они широко представлены в алтайских пещерах Окладникова и Чагырская. Большое количество обнаруженного там каменного инвентаря разительно отличается от денисовского: неандертальцы использовали преимущественно технику двусторонней обработки камня, тогда как денисовцы– ​пластинчатую.
То есть, несмотря на то, что денисовцы и неандертальцы жили на соседних и даже перекрестных территориях и, безусловно, регулярно встречались, они демонстрируют большую приверженность к своим орудийным традициям. Вероятно, их орудийные наборы при всех своих различиях были одинаково успешны в тех экологических условиях. Лишь в нижнем горизонте пещеры Окладникова (возраст 44—453 тыс. лет) у неандертальцев появляются пластинчатые орудия и нуклеусы для скалывания пластин

По существу, неандертальцы никогда и не жили в Денисовой пещере продолжительное время. Но с денисовцами они могли встречаться на охоте, на фуражировке, так как жили на сопредельных территориях, были «соседями». И эти вполне мирные встречи неандертальцев и денисовцев– ​теперь реальный, установленный факт, что тем более удивительно, потому что эти эпизоды истории человека отстоят от нас десятки тысяч лет.

За рубежом мне постоянно задают вопрос: почему такая высокоразвитая культура, как денисовская, появилась на самом краю древней ойкумены?

 Начало работ в южной галерее Денисовой пещеры. Фото С. Зеленского

Дело в том, что многие представляют Сибирь как страну вечного холода, тем более когда вспоминают о ледниках в плейстоцене. Но на самом деле ледники были далеко на севере, у нас же здесь не было покровного оледенения, лишь ледники высоко в горах. При этом в субтропиках и тропиках человек мог практически круглый год жить на растительной пище. На Алтае же, даже в самое комфортное время, человек имел возможность использовать «подножный корм» лишь в течение летних месяцев– ​все остальное время он был вынужден охотиться. Но охота в первую очередь означает коллективность. Отсюда– ​необходимость в повышении коммуникативных навыков, передаче опыта как в  отношении приемов обработки камня, так и методов самой охоты. Все это привело к развитию когнитивных способностей древнего человека. Неудивительно, что здесь сформировалась такая яркая культура.

Академик РАН А. П. Деревянко, научный руководитель (директор в 1983–2015 гг.) ИАЭТ СО РАН, и нынешний директор института, член-корр. РАН М. В. Шуньков. Стационар «Денисова пещера». 2018 г. Фото С. Зеленского

И то, что денисовцы жили на краю заселенного мира, также сыграло важную роль, потому что, к примеру, Дальний Восток в то время был настоящим «проходным двором»: постоянные миграции, смена населения и т. д. С точки зрения обмена генами– ​это хорошо, но не с точки зрения развития самобытной культуры.

И еще один важный вопрос, на который пока нет однозначного ответа: куда «делись» сами денисовцы, история которых «записана» в многочисленных слоях пещерных отложений?



Молодые сотрудники лаборатории палеогенетики Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка (Германия), занимающиеся изучением алтайского палеолита: К. Пост и Ф. Мафессони. Фото С. Зеленского
Молодые сотрудники лаборатории палеогенетики Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка (Германия), занимающиеся изучением алтайского палеолита: К. Пост и Ф. Мафессони. Фото С. Зеленского

Могу лишь сказать, что индустрию денисовцев мы прослеживаем в пещере с горизонта возрастом 300 тыс. лет. Останки гибрида неандертальцев и денисовцев были обнаружены в слое возрастом 130—140 тыс. лет. Возраст же самого верхнего, 9-го горизонта пещерных отложений, где также обнаружены артефакты денисовцев, – ​примерно 35—30 тыс. лет.

Как известно, если на территорию приходит другая человеческая популяция, она, как правило, приносит свои технологии, свои приемы обработки камня. Тем более если это будет более «продвинутый» человек современного вида. Но не только в Денисовой пещере, но и нигде в Южной Сибири, на Алтае мы не обнаружили ни более совершенной каменной индустрии, ни резкой смены технологий обработки камня.

Рядом, в долине Ануя, где были открыты стоянки возрастом 30—25 тыс. лет, – ​все та же денисовская каменная индустрия. То же самое и на притоке Ануя, Караколе, где были найдены следы присутствия человека 30 и 25 тыс. лет назад. Единственный след современного человека (по данным секвенирования ДНК) был обнаружен на Ишиме в Тюменской области в виде фрагмента бедренной кости возраста примерно 45 тыс. лет.

Так что никто, и мы в том числе, не можем сегодня сказать, что случилось с денисовцами– ​творцами этой высокой культуры, и когда сюда пришли так называемые современные люди. В самом верхнем, 9-м горизонте Денисовой пещеры тоже найдены костные останки, но кому они принадлежат, еще предстоит установить.



3D-цифровая модель Денисовой пещеры и обнаруженных в ней находок. 3D-презентация компании «Триметари Консалтинг» (Санкт-Петербург)

Работа продолжается. Сейчас на Денисовой пещере начаты раскопки очень перспективной южной галереи, которая сначала длится метров на десять, а потом резко сужается и уходит дальше. Кто знает, какие неожиданные открытия там нас ждут?

Литература

Деревянко А. П. Шуньков М. В. Откуда пришел Homo sapiens // НАУКА из первых рук. 2015. Т. 65/66. № 5/6. С. 36–56.

Паабо С. В поисках утраченных геномов: от неандертальца – к денисовцу // НАУКА из первых рук. 2015. Т. 65/66. № 5/6. С. 20–35.

Шуньков М. В. Денисова пещера – все меняется, ничто не исчезает // НАУКА из первых рук. 2010. Т. 34 № 4. С. 38–57.

Buzhilova A., Derevianko A., Shunkov M. The Northern Dispersal Route: Bioarchaeological Data from the Late Pleistocene of Altai, Siberia // Current Anthropology. 2017. V. 58. N. S17. P. S491–S503.

Mednikova M. B., Shunkov M. V., Markin S. V. Robusticity of Hand Phalanges: Relevance to the Origin of the Altai Neanderthals // Archaeology, Ethnology & Anthropology of Eurasia. 2017. V. 45. N. 3. P. 126–135.

Slon V., Hopfe C., Weib C. L., et al. Neandertal and Denisovan DNA from Pleistocene sediments // Science. 2017. V. 356. N. 6338. P. 605–608.

Slon V., Mafessoni F., Vernot B. et al. The genome of the offspring of a Neandertal mother and a Denisovan father // Nature. 2018. V. 561. N. 7721. P. 113–116.

Редакция журнала благодарит к. и. н. М. Б. Козликина (ИАЭТ СО РАН, Новосибирск) за помощь в подготовке публикации

Журнал «Наука из первых рук», 29 Дек 2018, «Обращаясь к старому, открываешь новое», том 80, №5/6.