?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
«По нашим материалам люди смогут узнать, что происходило в Сирии»
Для Вас
alexandr_palkin

Генерал-лейтенант Краснов о расследовании громких преступлений в САР

Заместитель председателя Следственного комитета России (СКР) Игорь Краснов, курирующий следствие в центральном аппарате ведомства, рассказал “Ъ” о расследовании громких дел. При этом впервые генерал-лейтенантом юстиции Красновым была приоткрыта тайна следствия по делам, возбужденным в связи с событиями в Сирии.

«Собрано огромное досье на игиловцев»

— На каком основании ваши следователи работают в Сирии?

— Согласно положениям протокола от 18 января 2017 года к Соглашению между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы вооруженных сил РФ на территории САР 2015 года, преступления, попадающие под юрисдикцию российской стороны, расследуются в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством России. Для этого в местах дислокации российской авиагруппы действуют компетентные органы РФ, в том числе Следственный комитет. При этом предусмотрено непосредственное взаимодействие с правоохранительными органами Сирии. В случае необходимости и по согласованию с сирийской стороной процессуальные действия компетентными органами РФ могут проводиться и вне мест дислокации российской авиагруппы.

Кроме того, учитывая требования Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, нами по дипломатическим каналам, через МИД России, с сирийской стороной согласован объем отдельных следственных и процессуальных действий, которые необходимо провести следователям СКР на территории Сирии.

— То есть нельзя говорить, что война все спишет? Уголовные дела возбуждаются по каждому факту нападений на военнослужащих, их гибели или ранений?

— По каждому случаю проводится доследственная проверка, по результатам которой принимается соответствующее процессуальное решение. В Сирии находится и наше военное имущество, которому может быть причинен ущерб в результате террористических акций с использованием, например, мин и беспилотников. Эти случаи также оказываются в нашей юрисдикции. В производстве российских следователей находятся и уголовные дела о применении сторонниками террористической организации ИГИЛ запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК). Все помнят события 5 декабря 2016 года в сирийском городе Алеппо, когда террористами из тяжелых вооружений был обстрелян российский военный госпиталь. Погибли и были ранены представители одной из самых гуманных профессий — медицинские работники, пострадали мирные люди. Следователями был произведен детальный осмотр места происшествия, восстановлена картина происходивших событий. Нет никаких сомнений в том, что лица, причастные к этому ужасному преступлению, которые еще не уничтожены, в ближайшее время предстанут перед российским либо сирийским правосудием.


— Насколько я помню, ваши следователи уже вели похожее расследование — дело «Война» — о действиях террористов на Северном Кавказе.

— По каждому случаю проводится доследственная проверка, по результатам которой принимается соответствующее процессуальное решение. В Сирии находится и наше военное имущество, которому может быть причинен ущерб в результате террористических акций с использованием, например, мин и беспилотников. Эти случаи также оказываются в нашей юрисдикции. В производстве российских следователей находятся и уголовные дела о применении сторонниками террористической организации ИГИЛ запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК). Все помнят события 5 декабря 2016 года в сирийском городе Алеппо, когда террористами из тяжелых вооружений был обстрелян российский военный госпиталь. Погибли и были ранены представители одной из самых гуманных профессий — медицинские работники, пострадали мирные люди. Следователями был произведен детальный осмотр места происшествия, восстановлена картина происходивших событий. Нет никаких сомнений в том, что лица, причастные к этому ужасному преступлению, которые еще не уничтожены, в ближайшее время предстанут перед российским либо сирийским правосудием.

— Насколько я помню, ваши следователи уже вели похожее расследование — дело «Война» — о действиях террористов на Северном Кавказе.

— Между этими делами есть принципиальная разница, поскольку мы впервые, работая за пределами Российской Федерации, разбираемся в обстоятельствах преступлений, совершенных террористической организацией и незаконными вооруженными формированиями в САР. С помощью российских и сирийских спецслужб собранно огромное досье на игиловцев, доказательства совершенных ими преступных деяний.

— Каким образом может быть реализован этот материал?

— Для привлечения к уголовной ответственности конкретных участников террористических организаций как в России, так и в Сирии.

Возможно, доказательства, получаемые нашими следователями, будут использованы в международных судебных инстанциях для привлечения к ответственности всех лиц, совершивших противоправные деяния на территории Сирии. Я убежден, что в Сирии прекратятся боевые действия и именно благодаря собранным нами материалам люди во всем мире смогут узнать, что там происходило на самом деле.

— Как именно проводятся следственные действия на войне?

— Первичное дознание в соответствии с законом может провести командир подразделения. Например, составить схему, написать рапорт, сфотографировать. За профессиональный осмотр места происшествия, сбор доказательств и расследование отвечают уже наши следователи, безопасность которых обеспечивают российские военнослужащие и сотрудники сирийских спецслужб, с которыми мы также находимся в постоянном контакте. Следует отметить, что сирийцы пытаются оказать всяческую помощь российским следователям. Это касается как обеспечения мер безопасности на местах производства следственных действий, так и поиска очевидцев преступлений и лиц, их совершивших. Примером такого сотрудничества может служить уголовное дело об убийстве в ноябре 2015 года российского пилота Олега Пешкова. Только совместные и согласованные с сирийской стороной мероприятия позволили провести весь комплекс следственных действий и собрать данные о злоумышленниках. При этом необходимо понимать, в каком регионе эти следственные действия проводятся. Там едва ли не каждое место происшествия — район бывшего боестолкновения, как правило усеянный разного рода боеприпасами, в том числе взрывного действия. Когда у наших военных и сирийцев нет возможности произвести полную ликвидацию этой опасности в освобожденных районах, выручают саперы. Вот и делайте выводы о следствии на войне. И безусловно, огромная благодарность нашим военнослужащим, без участия которых следователям практически невозможно было бы эффективно работать. Ведь иногда, как в случае с героем России пилотом Олегом Пешковым, чтобы попасть на место его гибели, приходится проводить целые операции!

— Территория находилась под контролем боевиков?

— Туда мы не могли попасть очень долго, примерно около года. Все это время, кстати, расследование обстоятельств гибели пилота продолжалось. В итоге в провинции Латакия было обнаружено место крушения российского бомбардировщика, установлены позиции членов незаконных вооруженных формирований, с которых велся огонь по катапультировавшимся пилотам, найдено помещение, в которое злоумышленниками было доставлено тело Олега Пешкова, а также получены другие важные доказательства. На основании совокупности собранных нами доказательств в отношении десяти граждан Сирии вынесены постановления о привлечении их в качестве обвиняемых. Они объявлены в международный розыск и заочно арестованы судом.

— Ваши сотрудники непосредственно проводят следственные действия с задержанными в Сирии боевиками?

— Мы допрашиваем не только их, но и военнослужащих сирийской армии как свидетелей, как очевидцев событий, по которым расследуем уголовные дела. С разрешения сирийских властей (процедуру согласования я упоминал выше) допрашиваем лиц, которые обвиняются в совершении преступления, и гражданских лиц из числа родственников боевиков. Разрешение требуется, потому что обвиняемые находятся в сирийской юрисдикции и компетенции. Не вмешиваясь в сирийские расследования, уважая суверенитет Сирийской Арабской Республики, мы проводим свои следственные действия и для того, чтобы узнать о других лицах, состоящих в ИГИЛ. Эта информация аккумулируется и систематизируется и будет использована для привлечения к уголовной ответственности боевиков, которые из Сирии захотят вернуться в Россию.


— На недавней встрече с журналистами председатель СКР Александр Бастрыкин сказал, что российские компетентные органы готовятся к возвращению около 2 тыс. бывших боевиков из САР.

— Мы допрашиваем не только их, но и военнослужащих сирийской армии как свидетелей, как очевидцев событий, по которым расследуем уголовные дела. С разрешения сирийских властей (процедуру согласования я упоминал выше) допрашиваем лиц, которые обвиняются в совершении преступления, и гражданских лиц из числа родственников боевиков. Разрешение требуется, потому что обвиняемые находятся в сирийской юрисдикции и компетенции. Не вмешиваясь в сирийские расследования, уважая суверенитет Сирийской Арабской Республики, мы проводим свои следственные действия и для того, чтобы узнать о других лицах, состоящих в ИГИЛ. Эта информация аккумулируется и систематизируется и будет использована для привлечения к уголовной ответственности боевиков, которые из Сирии захотят вернуться в Россию.

— Они могут вернуться под чужими именами, как беженцы через страны Европы или через государства Центральной и Средней Азии на Северный Кавказ. Поэтому активно бороться с терроризмом надо на чужой территории, чтобы вместе с ними эта беда не пришла в нашу страну.

Интервью подготовил Максим Варывдин


Коммерсант