alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Давос ушел по-английски. Повестка форума не поднялась выше Brexit






Фото: Arnd Wiegmann / Reuters




Несмотря на традиционно широкую повестку, основной темой зимней сессии Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе стал выход Великобритании из ЕС, вернее, последствия происходящего для Евросоюза, поскольку они могут быть для Брюсселя даже опаснее, чем для Лондона. Представители британского правительства в Давосе обсуждали соглашения о свободной торговле с основными партнерами после марта 2019 года и рекламировали широкие возможности инвестиций в Великобританию после Brexit, явно имея в виду, что проблемы ЕС в этом году могут сделать страну более привлекательной для вложений, чем Европа или развивающиеся рынки.

На фоне отсутствия на форуме в Давосе политических лидеров крупных экономик тема выхода Великобритании из ЕС к 25 января стала основной, но в неожиданном контексте: обсуждались не столько проблемы этой страны, сколько развитие событий после жесткого варианта Brexit. 29 января премьер-министр Великобритании Тереза Мэй представит парламенту второй вариант сделки с ЕС — «план Б», который с большой вероятностью будет отвергнут так же, как и первый. Далее наиболее вероятный сценарий — экстренные переговоры с ЕС о новой паузе из-за проблемы границ в Ирландии и, видимо, запуск механизма жесткого Brexit де-факто.

Основным занятием большой делегации Великобритании в Давосе были переговоры о подтверждении торгового режима с ключевыми партнерами. Официально объявлялось о переговорах министра внешней торговли Великобритании Лиама Фокса с представителями Южной Кореи, Гонконга, Израиля и Колумбии. Ранее такие переговоры (по заявлению министра, успешные) велись с Австралией, Канадой, Чили и Новой Зеландией: стороны в целом согласны подписать соглашения по торговле на уровне «как в ЕС или лучше» в ближайшие месяцы, Великобритания рассчитывает заключить их до 29 марта 2019 года, когда автоматически должен включиться режим жесткого Brexit. И господин Фокс, и министр финансов Великобритании Филип Хэммонд, и ряд других политиков 22–25 января неоднократно подчеркивали, что последствия жесткого сценария преувеличены, тогда как основные комментарии представителей ЕС, в первую очередь Еврокомиссии и Германии, сводились к тому, что дальнейшие уступки Великобритании в вопросе Brexit невозможны.

Очевидно, что Великобритания останется крупнейшим торговым партнером ЕС и главнейшим инвестиционным хабом в любом сценарии Brexit. Вопрос лишь в том, кто в паре Великобритания—ЕС будет потом более привлекателен для инвестиций. Представители правительства Великобритании в Давосе отчетливо давали понять: есть основания полагать, что эта страна, несмотря на «транзитный» спад 2019–2020 годов, выигрывает. Министерство экономики Великобритании накануне сессии ВЭФ цитировало данные Deloitte и UNCTAD о прямых иностранных инвестициях в мире (данные о ПИИ обычно плохо рассчитываются из цифр национальных платежных балансов) в 2019 году, согласно которым в режиме ожидания Brexit экономика Великобритании наращивала привлечение инвестиций на 20%, тогда как в ЕС отмечался острый спад — на 70%.Несмотря на то что глава финансового ведомства Великобритании по-прежнему оценивает жесткий сценарий как проблемный для страны, основной кулуарной темой дискуссий в Давосе (на открытых мероприятиях 24–25 января представители ЕС старательно уходили от содержательных тем, самым острым было выступление премьер-министра Ирландии Лео Варадкара о планах единого корпоративного налога в ЕС, который эта страна отвергает) стали перспективы экономики Евросоюза после Brexit.


Напомним, темпы роста ВВП Великобритании в последние годы выше, чем в зоне евро, и часто выше, чем во всем ЕС (показательно, что на этой неделе британский фунт укреплялся). Предмет давосских обсуждений — события, которые может спровоцировать жесткий Brexit для экономик Франции, Италии, Испании, Португалии и в меньшей степени — Нидерландов и Германии. Политики готовятся к этому: накануне Давоса Франция и Германия, например, подписали новое рамочное стратегическое соглашение о сотрудничестве, обновляющее Елисейское соглашение 1963 года. Тем не менее рассчитать последствия Brexit для ЕС в 2019–2020 годах очень сложно: хрупкость роста ВВП ЕС продемонстрирована в 2016–2018 годах, любое триггерное событие ближайших месяцев, наложившееся на Brexit, может испугать инвесторов. В любом случае у Великобритании в сравнении с ЕС есть множество преимуществ: это более крепкая банковская система, инвестиционные потоки, замкнутые на Лондон (вопреки ожиданиям массового бегства банковских и финансовых структур из Сити не произошло). Наконец, приток капитала в Великобританию в 2015–2018 годах может объясняться среднесрочным «бегством от рисков» капитала из ЕС: страна в этом смысле может рассматриваться как европейская альтернатива инвестициям в США, а вложения в нее — как гарантия сохранения рынка Великобритании после Brexit.


В целом «британская ситуация» анекдотическим образом перекликается с главной темой из рубрики «происшествия» в Давосе. 22 января на переезде поезд швейцарской SBB столкнулся с автомобилем Volkswagen, местные СМИ сообщили о гибели трех британских бизнесменов, находившихся в автомобиле. Через несколько дней сообщения были уточнены: никаких британцев в немецком автомобиле не было, кто именно оставил пустой немецкий автомобиль на переезде в Давосе — неизвестно.Все значимые давосские комментарии корпоративных лидеров относительно Brexit в основном выглядели критическими по отношению к правительству Терезы Мэй. Так, глава Airbus Том Эндерс заявил, что компания может свернуть производство в Великобритании (там производятся крылья для значительной части лайнеров Airbus), а Sony сообщила о переводе европейской штаб-квартиры из Великобритании в Нидерланды. Однако все заявления этого рода явно описывают сценарий, при котором Brexit среднесрочно дестабилизирует только рынок Великобритании, но не ЕС — последнее не гарантированно. Отметим, для России как политически самого уязвимого сейчас представителя развивающихся рынков традиционные связи с Лондоном как мировым финансовым центром — плюс в текущей ситуации, а перспективы проблем в ЕС на фоне Brexit — недооцениваемая угроза с лета-осени 2019 года.


Дмитрий Бутрин, Давос

Коммерсант

Tags: Британия, Давос, ЕС, Кризис мозга, Кризис развития
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments