?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Михаил Морозов: Полиция разрешает бандитам отнимать жилье у одиноких стариков
Для Вас
alexandr_palkin

Законопослушные граждане беззащитны перед лицом матерых преступников в погонах


Поводом для этих заметок стал очередной эпизод из личной жизни. Случай обыденный, характерный и, тем не менее, показательный. Мою 91-летнюю мать в очередной раз терроризировали бандиты, промышляющие отъемом жилья у престарелых и не очень москвичей. От этих организованных банд страдают не только жители столицы.

Звонок по городскому телефону. Называют по имени, отчеству, приводят личные данные: мы из пенсионного фонда. Сейчас к вам придут наши социальные работники - документы переоформить, по дому помочь… Говорят уверенно, нахраписто. На такие удочки нередко клюют доверчивые старики и оказываются далеко от столицы или на кладбище.

Поразмыслив немного, моя мать обратилась в полицию, там обещали помочь. Но защищать ее от непрошеных гостей пришлось мне. Потому как полиция на подобные заявления не реагирует. В этом я убедился несколькими месяцами ранее, когда бандиты пытались силой вломиться в родительскую квартиру под предлогом «замены окон». Действовали нагло, напористо, явно не боясь, что их могут схватить стражи порядка. Наряд полиции, вызванный через «02», на вызов не приехал. На официальную жалобу начальнику ГУВД Москвы был ответ: все в рамках закона. Закона, какого? Блатного? После этого эпизода я окончательно утратил веру в правоохранительную систему. Мать, все еще наивно полагающая, что нынешние стражи закона и порядка — наследники лучших традиций милиции, эту веру еще не потеряла.

Не так давно отгремевший день полиции-милиции, ныне символично отмечался как 300-летний юбилей. Мол, мы оттуда, из российско-советского прошлого. За высокопарными выступлениями и поздравлениями были забыты острейшие проблемы правоохранительной системы: коррупция, палочная система, сращивание с криминалом. Ни слова о том, что законопослушные граждане беззащитны перед лицом наглеющих преступников в погонах и без. Нет, они, конечно, не все жестокие убийцы, лишившие жизни, как полицейский из Иркутской области 60 человек, но бояться их уже приходится.

Помнится, министр внутренних дел Колокольцевобратился с поздравлением к личному составу полиции. Пафосно, но дежурно. Похоже, сам министр не верит в то, что говорит: «Основой успешной работы остаются выдержка и самообладание, ответственность и готовность в любую минуту прийти на помощь». Но не сказано «кому придти на помощь» — власти, которой требуется защита от бузотеров и оппозиционеров, или обычному человеку, который в наше время все чаще остается один на один с преступниками? «И сегодня личный состав ведомства ведет непримиримую борьбу с преступностью, стоит на защите национальных интересов государства, оберегает покой и безопасность граждан»… Гигантский разрыв между этими словами и реальностью не виден разве что только из окон министерского кабинета.

Передо мной бумаги, которые кричат о конкретном преступлении, угрозе жизни молодому отцу двух малолетних детей. Настоящая банда преступников, бандитов, которые не только ныне вольготно себя чувствуют в центре России, в Москве, но и во многих случаях срослись с этой самой полицией, терроризирует законопослушных граждан. На заявление о преступлении получен стандартный ответ: в возбуждении уголовного дела отказать. Преступление оставлено без наказания.

Бандитам продемонстрировали: можете продолжать, гражданам - сидите тихо, а то — убьем. Ситуация обыденная и, похоже вполне устраивает высоких лиц в МВД и в правительстве Москвы, куда мы обращались с просьбой о помощи и за разъяснениями.

Не знаю ни одного человека, из тех, кто уповал на полицию за последние 10 лет и получил от нее «помощь», о которой говорит министр. Да и мой многолетний личный опыт такого общения говорит: никакой защиты от преступников в полиции найти невозможно. Будь то угроза жизни, ограбление, кража, попытка мошенничества, нападение и так далее. В худшем случае сам жалобщик станет объектом вымогательства или издевательства. В лучшем случае на заявление о преступлении будет дан формальный ответ и отказ в возбуждении какого-либо дела: уголовного или административного. Этому в нынешнем МВД научились. И это знает любой, кто хоть раз сталкивался с реальной работой полиции. Каков итог?

По словам Колокольцева, за последние пять лет количество убийств сократилось на 27%, разбойных нападений и грабежей — почти на 50%. Кроме того, стало меньше угонов автомобилей и квартирных краж. Министра не смущает то, что эти цифры в корне противоречат криминальной теории и оперативной практике, которые говорят о том, что в периоды кризисов и падения доходов преступность растет.


По информации ФСИН, число сидельцев в России сокращается стремительно: за последний год — с 630 тыс. до 572 тыс. А за 10 лет количество заключенных снизилось чуть ли не на треть, больше чем на 200 тыс. человек. Такого в истории России еще не бывало, и случилось только при министре Колокольцеве. Что это? Феномен человеческой природы? Рождение нового типа человека? Уникальные российские условия, где люди искоренили в себе вредные наклонности и криминальные пороки? Нет, это результат неустанной работы МВД по пресечению всяких попыток граждан жаловаться на преступников в полицию, защищать себя, свои семьи от криминала. И бандиты обнаглели. Они знают: им ничего не будет, а в случае чего их защитит «куратор» в погонах. Суды и следователи фактически отказывают гражданам в самозащите, особенно с применением гражданского, разрешенного оружия. В большинстве случаев. «Превышение необходимой обороны» — козырь, которым узурпировавшие право на оружие «правоохранители», бьют всякого, кто осмелится самостоятельно дать отпор криминалу. Но порой даже не понятно от кого защищаться, от бандитов или от полиции, которая нередко стоит рядом…

Как доложил не так давно замначальника Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко, в России резко возросло число осужденных за различные преступления сотрудников правоохранительных органов, что требует строительства новых колоний для их содержания. Представитель тюремного ведомства, конечно же, считает, что это результат борьбы с коррупцией. Но на самом деле это свидетельство полной деградации правоохранительной системы, которая охвачена откровенным криминалом и в которой закон не соблюдает каждый второй. Они просто не могут не попадаться. Уже набили оскомину рассказы о дорогих иномарках, шикарных виллах полицейских, приобретенных на мизерные зарплаты. Дело дошло до того, что как только ловят банду грабителей, мошенников, убийц, среди них или над ними обязательно находится человек в погонах. Целые сферы криминального бизнеса, такие, например, как угон автомобилей, «курируют» полицейские и без их участия (не говоря уже о противодействии) он бы давно уже схлопнулся.

При этом глава МВД разъезжает по всему миру и учит других бороться с преступностью. Не так давно даже в ООН выступал, предлагал помощь российской полиции в проведении миротворческих операций. Хотя впору приглашать иностранных полицейских для защиты россиян от преступников.


От этого лицемерия (а также от повсеместной коррупции и кумовства) из системы бегут последние наследники милицейских традиций, люди, воспитанные в другой системе ценностей. Живой пример. Никогда не видел счастливее человека, чем мой давний знакомый, который на следующий день после достижения выслуги для максимальной пенсии покинул высокий пост в центральном аппарате МВД. Этот молодой еще настоящий профи, отдавший «служению Родине» (выражение министра) три десятка лет, входивший, кстати, в президентский резерв, бежал от системы как ошпаренный, стремясь примирить свою совесть с реальной действительностью. И обрел баланс и успокоенность только на гражданке. Уходит поколение «дядь Степ», а дальше кто? Захарченки с их маниакальной жаждой наживы, да серые люди системы, которые способны работать только по ее правилам.

«Убеждён, что, сохраняя связь и преемственность поколений, личный состав и впредь будет преумножать славу органов внутренних дел, сделает все возможное для дальнейшего укрепления российской государственности», — говорит Колокольцев. Бессмысленно рассказывать министру о той дискуссии, которая разгорелась вокруг Дня полиции в соцсетях. Люди вспоминали, как и чем им помогали правоохранители. В мелочах: вытаскивали из кювета машину, везли на своих авто раненых в больницу, по-крупному: защищали от мошенников и бандитов. Могу и я припомнить пару таких эпизодов. Но они связаны с милицией. Полиция же ни мне, ни друзьям из соцсетей ни разу не помогла. Представляете, сотни и тысячи людей не могли добрым словом вспомнить полицию. Только негатив, только такие выводы: лучше вообще от полицейских держаться подальше.

Так к кому же обращаться простым законопослушным гражданам?

Генпрокуратура отфутболит обращение тем же полицейским, которые сами нарушают закон и на которых мы жалуемся. Так же поступает администрация президента, если, конечно у жалобщика достанет сил туда дойти или преодолеть все виртуальные преграды в интернете. Суды, куда нас посылает высшая власть, редко встают на сторону рядового гражданина. Практически невозможно добиться там правды, если вы столкнулись с беззаконием со стороны госслужащих или госструктур. Да и путь в суды долог и непреодолим для простого гражданина. Остаются правозащитники. Они бы могли вскрыть всю ту пропасть беззакония, в которую погружается Россия. Но есть ли такие в России? Сомнительно. Может ли защитить права граждан генерал МВД, коим является Татьяна Москалькова — уполномоченный по правам человека в РФ? Вопрос риторический. Кстати, она категорически отказалась отвечать на острые вопросы автора этих заметок. Очень занята: большой объем международных контактов…


Еще есть Совет при президенте РФ по правам человека. Он как раз сейчас обновляет свой состав. Мне не раз доводилось обращаться к его членам. Их волнует: удобно ли сидят преступники в тюрьмах, как живется гомосексуалистам в Чечне, какова судьба известных режиссеров, блогеров. Все то, на чем можно «раскрутиться», получить популярность и, возможно, гранты, деньги. Например, член Совета Бабушкин рьяно защищает право убийцы Цеповяза кушать в колонии красную икру и крабов. Но реальные проблемы миллионов российских граждан, права которых ежедневно нарушаются, им не интересны. Кстати, именно поэтому в новом составе Совета не будет такого яркого и самоотверженного правозащитника, как Максим Шевченко. Он вышел из совета как раз по этим причинам. По словам главы Совета Михаил Федотова, его состав обновится наполовину. Но это вряд ли изменит ситуацию.

Вывод один: страна, благодаря деятельности всех этих структур, все дальше погружается в беззаконие и беспредел. И, кажется, это устраивает власть и прежде всего самих правоохранителей, которые в случае чего смогут защитить себя и свои интересы. А об остальных, называемых «народ», они вспоминают только в праздничных речах.

Коррупция, крышевание и отъем бизнеса, сращивание с преступностью, отказ от выполнения своего долга — вот лишь некоторые «недостатки», которые отличают нынешних работников внутренних дел. И никакие сериалы о «хороших ментах», праздничные поздравления и тосты не изменят ситуацию. Ее может изменить лишь политическая воля, а она не просматривается.



Источник