alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Организация земледельческих артелей на Урале в конце XIX века

Оригинал взят у gusev_a_v в Уральские колхозы императора Александра III




У современных людей слово «колхоз» ассоциируется исключительно с годами советской власти. Для современного читателя коллективизация – это нечто, присущее исключительно власти большевиков. Однако первые попытки коллективизации на Урале начались ещё в период царствования Александра III — миротворца. Какими же были эти царские колхозы?

Именно теме царских колхозов посвящена работа уральского историка С.А Пьянкова «Ссуда на коллективизм: организация земледельческих артелей на Урале в конце XIX века».





Здесь необходимо пояснение: советский колхоз существовал в нескольких формах. Основной из которых и была как раз сельскохозяйственная артель. Колхоз – это «коллективное хозяйство» — название неофициальное. По документам подавляющее большинство советских колхозов являлись сельскохозяйственными артелями.




В статье А.С. Пьянкова речь идет о последних годах царствования Александра III и начале царствования его сына Николая II. Это статья о первых попытках коллективизации на Урале в условиях самодержавия. Наиболее активным сторонником сельскохозяйственной артели на Урале был секретарь Шадринской уездной земской управы Н. Г. Федоров.

По замыслу Федорова, основной целью создания земледельческих артелей была помощь безлошадным крестьянам в восстановлении их экономической состоятельности.

Согласно его проекту, артель должна была состоять из 6 безлошадных хозяев. Один из членов артели избирался старостой, который и руководил работой кооператива. В каждом населенном пункте, где были учреждены артели, назначался особый попечитель, который должен был наблюдать за исполнением условий устава. Имущество артели: лошади, орудия, семена и весь урожай с артельных запашек— должно было находиться в коллективной собственности (а не в собственности каждого хозяйства в отдельности). Урожай артели делился на семенной фонд, на выплату податей, а оставшаяся часть должна была храниться для выдачи ссуд членам артели, нуждающимся в семенах (предполагалось, что артельщики, кроме общей запашки, будут вести и свое личное хозяйство). Обосновывая необходимость и выгоду организации артелей, Федоров писал:

«…помощь в отдельности каждому бедняку, во-первых, непосильна, во-вторых, безрезультатна. Каждый бедняк в отдельности является очень беспомощной единицей. Дайте ему в руки хоть 100 руб., пользы будет мало. Такая помощь поможет бедняку только временно свободно вздохнуть и отчасти поплатиться с долгами. Другой должен быть результат, если мы сплотим бедняков в артель, призовем их к самодеятельности, окажем им единовременную помощь на таких условиях, чтобы они всегда могли бороться с нуждою, если мы укажем им средства, чтобы при всех трудных обстоятельствах они могли получать нужную помощь сами у себя, в своих артелях, и облегчим им средства для платежа продовольственных долгов и других недоимок».

Как видно из сказанного, царская сельскохозяйственная артель имела много сходства с советской сельскохозяйственной артелью (колхозом).

И ещё цитата из статьи:

«В июне 1892 г. Н. Г. Федоров, используя частные благотворительные средства, организовал 55 артелей: 47 из них состояли из безлошадных домохозяев, 1 — из имевших по одной лошади и 7 артелей было смешанных. Каждая из безлошадных артелей, кроме посевных семян, получила 2 лошади, 2 одноконных плуга Воткинского завода и соху-курашимку, а так-же, простейшие сельскохозяйственные машины (молотилки и веялки)».

В 1894 г. губернское земство собрало первые сведения о деятельности артелей, чтобы определить их хозяйственную состоятельность. Всего в Шадринском уезде было обследовано 63 артели. На момент создания артелей в них насчитывался 401 член, 85 — вышли из артелей в первый же год их существования, 30 человек было исключено, вновь принято — 45. В итоге к 1894 г. в состав артелей входило 323 крестьянина.

В царствование Николая II правительство взяло курс на капитализацию села. Это были так называемые «столыпинские реформы», проводимые крайне жестокими мерами. Именно в этот период в обиход вошли такие фразы «как столыпинский галстук» — виселица, и «столыпинские вагоны» — вагоны для перевозки арестантов.

Целые губернии переводились на военное положение. Военно-полевые суды-пятерки за считанные минуты выносили смертные приговоры. В стране не хватало палачей.

Огромные массы крестьян разорялись и уезжали в города, становясь пролетариатом – горючим материалом всякой революции. Миллионы крестьян кинулись искать лучшую долю на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке…

Подавляющее большинство переселенцев на «дальневосточный гектар» окончательно разорившись, возвращались – бросив сельское хозяйство и оседая в городах.

А оставшиеся жители села начали делиться на зажиточных «кулаков» и их неимущих батраков.

В «столыпинской» системе хозяйствования сельхозкооперативам места не нашлось и возродились они уже в новом качестве уже только в годы советской власти.

Что касается сельхозкооперативов как принципа ведения хозяйства, то он выжил, окреп. В современных США существуют тысячи сельхозкооперативов, среди которых есть и вполне успешные.

И если бы Николай II не свернул «уральский эксперимент» с сельхозартелями, который начался в годы правления его отца, то неведомо каким путем пошла бы история…


Анатолий Гусев

Газета «Толкучка» №89 от 30 нобря 2018г.


Tags: История России, Коллективизм, Российская Империя, Русское Общество и Русский Мир, Сельское хозяйство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments