?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
150 лет подписанию Санкт-Петербургской декларации о запрете любых видов разрывных руль
Для Вас
alexandr_palkin
В 2018 году мир отмечает еще один юбилей: в России была подписана Санкт-Петербургская декларация о запрете применения во время войны разрывных пуль – первый межгосударственный договор об ограничении использования вооружений. В спецпроекте ТАСС – о том, как это было и как после этого менялся мир.  Война по правилам


...Предложение Баранцова, которое все поддержали

В 1867 году в России начинаются испытания
бескапсюльных пуль, ведутся исследования и в других странах, в том числе в Австрии, Пруссии и Англии. Отмечалось, что при стрельбе в предмет, имеющий небольшую плотность (хлеб, паклю, тело животного), он разрывался на 10 и более частей. В то же время пули специального назначения проигрывали сплошной пуле в дальности и кучности боя и были эффективны исключительно при точной прицельной стрельбе: ящики с боеприпасами взрывались только при прямом попадании. При этом во время войны имелась большая вероятность случайного попадания разрывными пулями в человека, которые нанесли бы ему смертельную рану. Тем не менее многие европейские специалисты, в частности из Англии, выступали за использование разрывных патронов. В правительственных кабинетах Российской империи существовала другая точка зрения.


Ознакомившись с результатами испытаний, начальник Главного артиллерийского управления Александр Баранцов написал специальный доклад военному министру Дмитрию Милютину, в котором предложил заключить межгосударственный договор о запрещении или ограниченном применении разрывных снарядов. «Нет сомнения, что для взрыва зарядных и патронных ящиков разрывные пули могут принести действительную пользу. Что же касается до употребления разрывных пуль как средства, усиливающего поражения и раны, наносимые отдельным людям и лошадям, то, конечно, в этом случае разрывные пули можно считать чисто варварским средством, не оправдываемым никакими боевыми требованиями», – написал Александр Баранцов.
Александр БаранцовАлександр Баранцов  начальник Главного артиллерийского управления



Титульный лист доклада товарища генерал-фельдцейхмейстера генерал-адьютанта Баранцова А. А. военному министру Милютину Д. А. «О неупотреблении разрывных пуль» от 12 апреля 1868 года


Доклад был отправлен Дмитрию Милютину 12 апреля 1868 года. Его главным достоинством стало то, что впервые вопрос о введении нового средства поражения противника рассматривался не только с точки зрения военной целесообразности, но и с позиции гуманизма.


«Война есть такое зло, которое желательно, однако ж, сделать сколь можно менее жестоким для человечества, и поэтому нет причины вводить такие смертоносные средства, которые только увеличивают бедствия и страдания людей без всякой пользы для прямой цели войны», – написал в одном из своих писем начальнику Главного артиллерийского управления Дмитрий Милютин, который поддержал предложение Александра Баранцова о запрете или ограниченном использовании разрывных пуль.
Дмитрий МилютинДмитрий Милютин военный министр


Дальше события развивались стремительно. Военный министр 4 (18) мая 1868 года отправил письмо государственному канцлеру князю Александру Горчакову (одобрил идею проведения международного совещания и предложил вообще отказаться от всех видов разрывных пуль), а тот, в свою очередь, проинформировал императора Александра II. В последней инстанции также поддержали инициативу Баранцова – и подготовительная работа началась. В мае 1868 года Александр Горчаков направил иностранным правительствам циркуляр, в котором предложил провести международное совещание и обсудить запрет или ограниченное использование разрывных пуль (только бескапсюльных) во время войны. В документе, помимо прочего, говорилось, что Россия снимет эти снаряды с вооружения, если другие государства также примут эти меры. Предложение приняли все страны, за исключением США.
Divider


17 (29) мая иностранным государствам был разослан второй циркуляр с проектом протокола международного договора. Основное содержание этого проекта вошло впоследствии в текст Декларации. В протоколе констатировалось, что успехи цивилизации должны по возможности уменьшить бедствия войны, и поэтому оружие, которое не только выводит людей из строя, но и наносит им мучительные смертельные раны, не должно применяться воюющими армиями, так как «употребление подобного оружия было бы противно законам человечности». В ответ правительства Австрии, Испании, Турции, Швеции, Бельгии и Греции заявили, что они принимают предложенный протокол. Позже к ним присоединился лондонский кабинет.


При этом Франция, Дания, Швейцария, Португалия и Баден выступили за изъятие из арсеналов не только бескапсюльных пуль, обладающих более разрушительными свойствами, но и
капсюльных. Пруссия вдобавок предложила значительно расширить круг вопросов, обсудив возможность запрещения таких средств поражения, как снаряды, покрытые или наполненные ядовитыми веществами, разрубленный свинец, стекло, цепные ядра и книппели, из современных средств – изобретение лорда Дандональда – снаряд, наполненный ядовитыми газами, способный, по мнению изобретателя, отравить население большого города. Позже изобретение было отвергнуто английским правительством.


Патроны со взрывчатой пулей образца 1863 года. Фотография. 1990-е годы


Большинство государств согласилось обсуждать предложение Пруссии. Инициатива Берлина не понравилась лишь Франции и Англии. В депеше из Парижа от имени маркиза де Мутье говорилось, что французское правительство дает свое согласие на запрещение разрывных пуль, однако не намерено обсуждать все усовершенствования в области артиллерии.



Главный секретарь английского правительства лорд Артур Стэнли заявил, что предложение Пруссии идет вразрез с интересами его страны, так как боеспособность английской армии, значительно уступающей по численности силам континентальных государств, поддерживается исключительно успехами науки и усовершенствованием военной механики.



Еще одни испытания пули и подписание Санкт-Петербургской декларации 1868 года

Основная работа по подготовке документов для участников военного совещания, которое было решено провести в Санкт-Петербурге, легла на плечи постоянного члена Артиллерийского комитета генерал-лейтенанта Александра Ферсмана.Чтобы окончательно выяснить разницу между капсюльными и бескапсюльными снарядами и сделать соответствующее заключение, Ферсман провел испытание стрельбой по мягким предметам. С 10 саженей (более 20 м) палили по хлебу, сосновым ящикам и поленьям, а также по лошади.



Обсуждение вопроса о неприменении на войне взрывчатых и зажигательных пуль состоялось в ноябре 1868 года в здании Военного министерства, где прошли три заседания военной конференции с участием уполномоченных 18 государств: Австрии, Баварии, Бельгии, Дании, Великобритании, Вюртемберга, Греции, Италии, Нидерландов, Персии, Португалии, Пруссии, России, Турции, Франции, Швейцарии, Швеции и Норвегии.



Предложение о запрете любых видов разрывных руль единогласно поддержали все страны. Сложность заключалась только в точности формулировки этого решения. В некоторых языках отсутствуют равнозначные «пуле» понятия. Пришлось придумать универсальный термин, которым в итоге стал «снаряд». Но возник другой вопрос – разрывные пули какой массы стоит вывести из употребления. В ходе дискуссии участники конференции решили, что вес пули должен составлять не более 400 г. Возражения возникли только у представителя Швеции, который заявил, что это слишком большая величина для пули, но он в итоге согласился с мнением большинства. 29 ноября (11 декабря) 1868 года Декларация о запрете применения во время войны разрывных пуль была подписана. Стороны обязались в случае войны между собой отказаться от их использования как в сухопутных, так и в морских войсках.


В последующем к этому международному соглашению, призванному соблюсти принцип гуманизма и человеколюбия, присоединились и другие страны. Вопрос об отмене использования других средств поражения противника, поднятый ранее Пруссией, участники конференции рассматривать не стали.

Влияние Санкт-Петербургской декларации на международное гуманитарное право

С момента принятия Санкт-Петербургской декларации прошло уже 150 лет, однако о нем до сих пор говорят, отмечая его значимость. Почему? В документе были сформулированы основополагающие принципы, которые легли в основу развития права, регулирующего ведение военных действий.


Принцип проведения различия между воюющими (комбатантами) и военными целями и гражданским населением, гражданскими объектами. Законно нападать на первых, но не на вторых.


Принцип соразмерности: запрет на действия, которые ведут к разрушениям или человеческим потерям, но при этом не соответствуют цели ослабления военных сил неприятеля.


Запрет на причинение излишнего страдания: нельзя использовать средства и методы ведения военных действий, которые увеличивают страдания людей, выведенных из строя, или делают их смерть неизбежной.


В преамбуле Декларации говорится о том, что существуют «границы, в которых потребности войны должны остановиться перед требованиями человеколюбия». Это означает, что нельзя прибегать к любым средствам и методам ведения военных действий, ссылаясь на военную необходимость.



На фоне успешных переговоров в Петербурге и создания новых видов оружия в мире по инициативе России в конце XIX – начале XX веков пройдет несколько мирных конференций, по итогам которых будут подписаны важные для международного гуманитарного права договоры. Многие из них содержат явные ссылки на Санкт-Петербургскую декларацию.

Источник