alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Виктор Мараховский."Оружие возмездия": в Америке бушует вирус советского периода

«Оружие возмездия»: в Америке бушует вирус советского периода

Вначале — новости из мира справедливости. В официозной литовской газете "Республика" вышла серия статей о том, что Калининградская область, в сущности, принадлежит Литве. Что там жили родственники литовцев пруссы, которые затем слились с немцами и понастроили много культурных жемчужин. Что эти жемчужины варварски разрушили русские в 1945-м, изничтожив и изгнав пруссаков. И что теперь "вызовом для Литвы и всей Европы" является изгнание из области агрессивной российской армии и переформатирование нынешних ее жителей в литовцев.


Эта мощная идея была встречена в России с ленивым юмором.


Одновременно на другой половине глобуса — в городе Лос-Анджелесе — произошло эпохальное событие. Решением городских властей со своего места в Гранд-парке был снят и увезен с глаз долой символ геноцида и угнетения коренных американцев — статуя Христофора Колумба. Снос был проведен при стечении народа, активистов в индейских нарядах и участии членов городского совета. Ранее День Колумба был заменен в американском мегаполисе на День Исконных Жителей.


…Внимание, вопрос. Почему призывы к восстановлению исторической справедливости в России и Америке сегодня имеют столь различный эффект?

Тут вот в чем вся штука. В нашей стране сегодня жанр "платить и каяться" — почти не имеет аудитории. Это лет тридцать назад, перед самым крахом СССР, он действовал убойно — в первую очередь на неокрепшую психику интеллигенции. Данная прослойка позднесоветского общества, выросшая под гнетом и одновременно на содержании у государства, сочетала в себе необъятную наивность с необъятной же властью над умами. И поэтому истории об угнетаемых веками прибалтах, кавказцах и среднеазиатах принимались ею безоговорочно, а затем с надрывом пересказывались обычным гражданам через СМИ. Призывы каяться перед порабощенными народами были повсеместны, а чувство вины перед носителями уникальных культур, подвергнутых русификации, индустриализации и центральному отоплению, — было просто приличным.


Время многое исправило. Во-первых, многие интеллигенты, провалившись из искусственного мира советских учреждений в угарный реализм 90-х, стали смотреть на мир иначе. Во-вторых, из освободившихся союзных республик начали прибывать русские: лишенные прав, жилья, имущества, — а иногда покалеченные и потерявшие родных. Этих никем не воспетых беженцев были миллионы, и они тоже кое-что подправили в российской картине мира.


Заметим, кстати, что "обработка империи комплексом вины" вполне в открытую поддерживалась из-за рубежа. И участвовали в ней не только заграничные диаспоры, но и серьезные институты — по самое USAID. И как только их отстранили от управления российским информационным пространством, — напор покаяний резко ослабел.


Как ни парадоксально прозвучит, но именно резкость и катастрофичность советского краха в известном смысле спасли Россию. Наиболее толерантные к "вирусному маркетингу" покаяния группы общества или просто не пережили катастрофы, или растеряли все свое влияние, или избавились от иллюзий. Уничтожение российской мощи было слишком открытым и поспешным, слишком радостным и безжалостным. И поэтому вместо того, чтобы постепенно перевоспитаться в "нацию вечных виновных", Россия быстро эволюционировала в нацию униженную и восставшую.


…А вот собирательному Западу — и Америке в частности — повезло меньше. Прочищающей мозги катастрофы с ней не случилось. Общественные тенденции и инструменты, обрушившие СССР, продолжали мирно эволюционировать в университетских кампусах. Оттуда они растекались по СМИ, по корпорациям, по общественным и государственным структурам.


Тут важно помнить, что титаны холодной войны, внесшие неоценимый вклад в идеологическую победу над "коммунистическим блоком", были одновременно и звездами американских университетов. Джин Шарп, консультировавший прибалтийских национал-демократов перед развалом Советского Союза, не самоуничтожился вместе с ним, а продолжил воспитывать профессионалов разрушения и пропаганды.


А дальше случился переломный момент. Против выкованного в холодной войне нового миропорядка внезапно восстала половина Америки, избравшая себе президентом "националиста" Трампа. И в этот момент США сами стали законной добычей собственных профессиональных революционеров и собственных мастеров обрушения империй.


И поэтому мы десятками читаем в передовых СМИ Америки инструкции о том, как именно нужно применять чудовищное оружие — того же Шарпа — против собственных соотечественников.


И поэтому мы видим у них парад их собственных угнетенных "прибалтов" — черных, красных и, разумеется, радужных, — засыпающих американских интеллектуалов бомбами с вирусным чувством вины. И американские интеллектуалы — по-своему почти такие же эльфы, как советские интеллигенты, — как видим, массово инфицируются. И сами охотно присоединяются к торжественным сносам памятников, не понимая, что сносят, по большому счету, собственный фундамент.


…Кстати, в случае Колумба есть еще один мрачноватый символизм. Культ этого первооткрывателя начал насаждаться в Северной Америке именно на волне национально-освободительной борьбы против Англии в конце XVIII века. Требовалась фигура не-англичанина, которая символизировала бы Новый Свет. Именно тогда "Колумбией" стали поэтически называть всю Америку и в честь Колумба начали именовать населенные пункты, и так далее. "Колумбия" для традиционных американцев звучала примерно как "Святая Русь" или "Родина-Мать", — героически и вдохновляюще.


Поэтому аннулирование этого понятия в современных США трудно переоценить.


Но и сочувствовать тоже трудновато.


Виктор Мараховский


РИА Новости


Tags: Кризис мозга, Кризис развития, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments