?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Разгром плана сокращения человечества терармиями* Сити вынудил США идти на прямой конфликт с КНР
Для Вас
alexandr_palkin
© flickr.com, U.S. Missile Defense Agency

Автор «Форин полиси» считает, что предложение президента Дональда Трампа выйти из важнейшего соглашения по контролю над вооружениями обусловлено не только действиями Москвы. Развертывание систем средней дальности наземного базирования в Тихоокеанском регионе позволит добавить универсальный компонент, способный стать противовесом растущей китайской военной мощи.

Foreign Policy (США): Планы Трампа по выходу из важнейшего соглашения с Россией на самом деле, возможно, объясняются действиями Китая

Новая ядерная гонка?

Выход из этого соглашения позволит США укрепить свой неядерный потенциал в Тихоокеанском регионе.



Предложение президента Дональда Трампа выйти из важнейшего соглашения по контролю над вооружениями, подписанного с Россией, обусловлено не только действиями Москвы или ситуацией с ядерным оружием. Этот шаг также позволит расчистить путь для американских неядерных сил к границам Китая, о чем говорят эксперты по вопросам контроля над вооружениями, а также действующие и бывшие чиновники администрации.


Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), подписанный в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и советским генеральным секретарем Михаилом Горбачевым, запрещает применять ядерные и неядерные ракеты дальностью в 500-5500 километров. Но, поскольку Китай не подписывал то соглашение, он сумел создать огромный арсенал неядерного оружия, которое теперь угрожает свободе навигации в этом регионе, — к примеру, баллистическую ракету DF-21, получившую прозвище «убийцы авианосцев».


У Пекина уже есть неядерные баллистические и крылатые ракеты, способные нанести удары по крупным военным объектам США в регионе, таким как база ВВС США «Кадена» в Японии. Кроме того, Пекин разрабатывает малозаметный боевой самолет. В результате средства США и их союзников в Тихоокеанском регионе оттесняются все дальше от берега, а Пекин теперь может продолжить беспрепятственно наращивать свой военный потенциал в Южно-Китайском море.


По словам чиновников и экспертов, предложение выйти из договора по РСМД, которое пока еще не было окончательно принято, позволит США конкурировать с Китаем в вопросе создания и развертывания такого неядерного оружия, которое в настоящее время запрещено этим договором. Это оружие — вероятнее всего, мобильные баллистические ракеты средней дальности наземного базирования — можно развернуть на островах в Тихом океане, чтобы сдерживать китайскую агрессию, как сказал один нынешний чиновник администрации.


«Баланс военных сил в Тихом океане меняется в неверном направлении, — сказал Элбридж Колби (Elbridge Colby), директор оборонной программы в Центре новой американской безопасности (Center for New American Security), который до начала этого года занимал должность помощника заместителя министра обороны по стратегии и развитию ВС. — Масштабы наращивания китайского военного потенциала настолько значительны, что нам необходимо использовать все стрелы в нашем колчане».


Хотя в настоящее время основой сдерживания в этом регионе являются корабли ВМС США и бомбардировщики ВВС США, артиллерия наземных войск, вероятнее всего, станет ключевым компонентом в этом наращивании военного потенциала. По словам Колби, развертывание систем средней дальности наземного базирования в этом регионе позволит добавить универсальный и малоуязвимый компонент, способный стать противовесом растущей китайской военной мощи.


«Это даст нам огромное количество дополнительный вариантов», — добавил этот чиновник.


Возможно, советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton) является одним из главных сторонников этой идеи. В своей статье, опубликованной в 2011 году в «Уолл-стрит джорнэл» (Wall Street Journal), Болтон призывал к выходу из договора о РСМД и в качестве аргумента приводил Китай. Он предупреждал, что стремительно растущий ракетный арсенал Китая ставит под угрозу силы США и их союзников в Тихом океане.


«Чтобы уменьшить масштабы угрозы со стороны ракет, запрещенных договором о РСМД, нам необходимо либо расширить число сторон, подписавших этот договор, либо выйти из него, чтобы мы могли восстановить наш арсенал сдерживания», — написал тогда Болтон.


До прихода Болтона в Белый дом весной этого года чиновники Пентагона отвергали идею о том, что выход из договора о РСМД может принести пользу в стратегическом соперничестве США с Китаем. На одном из слушаний в Конгрессе в июле 2017 года вице-председатель Объединенного комитета начальников штабов Пол Селва (Paul Selva) сказал, что в таком шаге нет необходимости, поскольку США способны угрожать китайским объектам посредством таких ракет наземного и морского базирования, которые разрешены этим договором.


Однако недавно адмирал Гарри Гаррис (Harry Harris), который тогда возглавлял Тихоокеанское командование США заявил о том, что договор о РСМД лишил США преимущества в Тихом океане

«Сегодня мы находимся в невыгодном положении относительно Китая в том смысле, что у Китая есть баллистические ракеты наземного базирования, которые угрожают нашим базам на западе Тихого океана и нашим кораблям, — сказал Гаррис, который сейчас занимает должность посла США в Австралии, во время заседания комитета Сената по делам вооруженных сил в марте. — У нас нет средств наземного базирования, которые могли бы угрожать Китаю, из-за — среди прочего — нашего жесткого следования требованиям договора, который мы подписали, — договора о РСМД».

Том Карако (Tom Karako), аналитик Центра Стратегических и международных исследований, согласен с тем, что выход из договора о РСМД позволит США развернуть крайне важные системы наземного базирования в Тихоокеанском регионе.


«С моей точки зрения, в краткосрочной перспективе это решение окажет непосредственное воздействие на программу Long-range precision fires армии США, — сказал Карако. — Отсутствие ограничений договора о РСМД, возможно, будет значить, что нам будет немного легче создавать системы доставки, которые не будут такими сложными и будут соответствовать нашим целям, и мы не станем ограничивать себя требованиями этого договора».


У такого подхода уже есть прецеденты. В 2015 году Эндрю Крепиневич (Andrew Krepinevich), который тогда занимал должность президента Центра стратегических и бюджетных оценок, предложил стратегию «Защита архипелага» (Archipelagic Defense), подразумевающую создание серии связанных между собой средств обороны вдоль так называемой первой цепочки островов, куда входят части территорий Японии, Филиппин и Тайваня. По мнению Крепиневича, армия США и союзники, такие как Япония, должны развернуть системы большей дальности, способные как перехватывать китайские крылатые ракеты, так и уничтожать китайские самолеты вдоль этой цепочки.


Крепиневич склонялся к идее о том, чтобы вновь использовать артиллерийские силы США для береговой обороны, — от этой идеи отказались после Второй мировой войны.


Колби сделал акцент на необходимости сохранения преимущества Америки в Тихоокеанском регионе.



«Думаю, крайне важно подчеркнуть, что США потратили почти пять лет на попытки так или иначе заставить Россию подчиняться требованиям договора, но у нас нет безграничного запаса времени, особенно в Тихоокеанском регионе», — сказал он.


Лара Селигман (Lara Seligman)

Оригинал публикации: Trump's Plan to Leave a Major Arms Treaty with Russia Might Actually Be About Chinaп


Иносми


The Wall Street Journal (США): как победить в холодной войне с Пекином



В отличие от противостояния с СССР, в этот раз залогом успеха является контроль над морями — так что укрепляйте флот и сотрудничайте с союзниками.


Вице-президент Майк Пенс объявил о поворотном моменте в отношениях Вашингтона с Пекином. В речи, произнесенной 4-го октября в Гудзонском институте, он признал, что четыре десятилетия попыток США сделать Китай «заинтересованной стороной» в глобальных нормах и институтах потерпели неудачу. Белый дом теперь обещает изменить отношения соответствующим образом.


Г-н Пенс не предложил ничего конкретного, но администрация могла бы предпринять самые разные меры для отстаивания интересов США против гегемонистских целей Китая. Необходимо подтвердить свою приверженность защите американских союзников в Восточной Азии и повышению способности американских сил сдерживать китайскую экспансию.


Меры сдерживания делятся на две группы: действия, которые США могут предпринять в одностороннем порядке, и шаги, которые должны быть предприняты совместно с региональными союзниками. Восточноазиатские страны все чаще присоединяются к США, полагая, что торжествующий Китай будет «относиться к нам как к собакам», как недавно заметил мне один азиатский дипломат.


Для начала ВМС США необходимо расширить свой флот. Администрация Трампа взяла на себя обязательство увеличить количество действующих судов с 280 до 355. Но это расширение должно быть осуществлено к 2030 году, а не по 30-летнему графику, предложенному Белым домом. Ускоренное наращивание военно-морских сил даст Китаю доказательство намерения США противостоять его региональным амбициям — Америка будет говорить с председателем Си Цзиньпином на языке, который не нуждается в переводе.


США могут начать с ввода в эксплуатацию дополнительной ударной авианосной группы, которая будет развернута в Индо-Тихоокеанском регионе. Единственный американский авианосец, который сейчас базируется в Японии, не может ни покрыть обширный Индо-Тихоокеанский регион в одиночку, ни обеспечить ударную силу, необходимую США для ведения войны. Дополнительная авианосная ударная группа также позволит США усилить патрулирование Южно-Китайского моря, включая международные воды Тайваньского пролива. Вовлечение союзников США в это патрулирование повысило бы заинтересованность стран-единомышленниц в защите свободы судоходства.
Американские силы также должны быть готовы к пропорциональному ответу на китайские провокации.

Одним из примеров пассивной агрессии Китая является провокация американского эсминца у островов Спартли в прошлом месяце.

Китай недавно провел кибератаки против корпораций, включая оборонных подрядчиков. Правительство США также является частой мишенью; Китай начал кибератаку на военно-морской колледж еще в 2006 году. Белый дом опубликовал новую национальную кибер-стратегию в прошлом месяце, заявив, что США ответят на все подтвержденные кибератаки. Это разумное сдерживание. Администрация будет препятствовать провокациям Китая, принимая соответствующие меры.

Успехи Америки в развитии искусственного интеллекта позволят получить преимущество как в цифровой, так и в кинетической войне в ближайшие годы. Искусственный интеллект скоро позволит беспилотным военным платформам работать против врага без непосредственного человеческого управления. Представьте себе стаю маленьких подводных аппаратов, которые могут общаться друг с другом и топить вражеский корабль. Повышенный акцент на искусственный интеллект обеспечит дальнейшее военное и военно-морское доминирование США, несмотря на ускоряющиеся темпы китайской милитаризации. Это доминирование может быть углублено устранением бюрократических препятствий в Министерстве обороны, которые замедляют внедрение новых технологий.

Что касается ближайших союзников, то нет друга более могущественного, чем Тайвань, самого ярого противника китайских претензий на территорию. Администрация Трампа одобрила две продажи оружия Тайбэю еще в июне и должна расширить сотрудничество с вооруженными силами Тайваня. Соединенным штатам Америки и Тайваню необходимо установить дружеские отношения путем организации встреч между высокопоставленными дипломатами и военными офицерами, а также теплым приемом военно-морских кораблей в портах своих стран. Америке также следует обеспечить поддержку новой программе Тайваня по подводным лодкам. Более крепкая оборона Тайваня — особенно против блокады или атаки морского десанта — снизит шансы Китая на захват острова силой.

Другой приоритетной задачей является уделение большего внимания безопасности Японии. Прочные отношения президента Трампа с премьер-министром Синзо Абэ должны привести к более тесному сотрудничеству на море. Токио уже начало активно улучшать свой оборонительный потенциал, а США должны помочь его развитию путем расширения поставок оружия. Сотрудничая с Тайванем, вооруженные силы Японии могут превратиться в единый центр командования и управления, который будет следить за прибрежными водами обеих стран.

Наконец, США следует усилить свое военно-морское присутствие на северном побережье Австралии. Пекин должен понимать, что союзники США будут упорно оспаривать любые попытки контролировать проливы через архипелаги между Индийским и Тихим океанами.

Акцент на морском противостоянии США и Китая отличается от того, как проходила холодная война, бывшая прежде всего сухопутной. Во время холодной войны США воспользовались морским флотом, чтобы тревожить фланги Советов отвлекать их от центральной Германии. Ключевой целью сегодня должно быть отвлечение Китая от военно-морских действий путем давления на уязвимые места Пекина на континенте.

С Россией все очевидно. США нужно подстрекать Москву и Пекин к конфликтам, к примеру, за доминирование в Центральной Азии и добычу арктических ресурсов.

Многочисленное и своенравное население Уйгура в Китае является еще одной проблемой, обещающей стать для Пекина большим раздражающим фактором. Борьба же Тибета за независимость длится еще с 13-го века и остается неразрешенной проблемой. Таковы сложности в настойчивых усилиях Китая консолидировать свою империю, и США следует возобновить свои связи с этими угнетенными меньшинствами, как и предлагал вице-президент Пенс в своем выступлении.

США также должны поддержать Индию в попытках конкурировать с китайской инициативой «Один пояс — один путь», благодаря которой Китай рассчитывает объединить и взять контроль над азиатской торговлей с Европой. Американская промышленность может сформировать партнерские отношения с Индией, чтобы модернизировать свои порты и системы наземного транспорта.

Мистер Пенс пообещал, что США останутся доминирующей державой Тихоокеанского региона. Он определил Китай как самого крупного конкурента. Он верно заметил, что у Китая есть «общегосударственный» подход к продвижению своих гегемонистских амбиций. Для обеспечения американской безопасности, помощи союзникам, защиты экономических интересов США и демонстрации того, что Вашингтон не отмежевывается от мира, администрация Трампа должна быть во всеоружии. Цель этого стратегического соревнования однажды емко выразил Рональд Рэйган: «Мы выигрываем, они проигрывают».

Иносми



Лондонский Сити Лондон-Сити
*Генри Киссинджер. Три революции