alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Экономический терроризм Запада осложняет работу россиян не только с Западом, но и Востоком



Газета "Коммерсантъ" опубликовала материал Михаила Коростикова, Анатолия Джумайло, Ксении Дементьевой, Олега Трутнева и Анатолия Костырева "Новое китайское предубеждение. Банки КНР не хотят обслуживать россиян из-за санкционных рисков", в котором говорится, что санкции реально осложняют работу россиян не только с Западом, но и на рынках, традиционно считающихся свободными от этих рисков, в частности в Китае. В конце сентября Москва прямо поставила перед Пекином вопрос о трудностях при обслуживании российских клиентов в китайских банках. Участники рынка и эксперты подтверждают серьезность проблемы. Особенно остро она стоит перед лицами из SDN-списка США, однако есть ограничения и у тех, кого формально санкции пока не коснулись. Китайская сторона не спешит принимать меры, ставя под вопрос эффективность пресловутого «поворота на Восток» и перспективы этого рынка как альтернативного при ужесточении санкций.


FOREIGN201603311358000194704409604
(c) people.cn
“Ъ” удалось ознакомиться с протоколом заседания подкомиссии по сотрудничеству в финансовой сфере между РФ и КНР, которое состоялось 27–28 сентября в Шэньчжэне. Стороны обсуждали «барьеры, препятствующие своевременному проведению межбанковских платежей и открытию корреспондентских счетов». По информации источников “Ъ”, представители РФ в ходе заседания настойчиво поднимали вопрос о том, что китайские банки блокируют или затягивают операции российских компаний. Представители Народного банка Китая (аналог российского ЦБ, но не имеющий надзорных функций) в ответ на это оказались лишь «готовы продолжать» передавать коммерческим банкам КНР информацию «о характере действующих санкционных ограничений».

Собеседники “Ъ” настаивают, что трудности возникают даже у тех юридических и физических лиц, которых санкции не коснулись.

Впервые о сложностях с привлечением денег «не только с западных, но и с восточных рынков» заявил еще в декабре 2014 года глава Сбербанка Герман Греф. В июне 2015 года на страницах гонконгского Finance Asia первый зампред ВТБ Юрий Соловьев подтверждал, что «большая часть китайских банков отказывается проводить операции с российскими кредитными организациями». Однако больше в публичном поле проблема не поднималась вплоть до этой осени. 14 сентября об ограничениях официально упомянул представитель ЦБ РФ в Китае Владимир Данилов: «Есть проблемы, связанные с расширенной интерпретацией рядом китайских банков ограничительных мер третьих стран в отношении России. Коммерческие банки КНР зачастую ссылаются на санкции стран ЕС и США в качестве причины отказа в обслуживании платежей клиентов российских банков».

С тех пор участники рынка и чиновники неохотно комментируют ситуацию. Однако представители трех российских и двух китайских банков, имеющих отделения в обеих странах, пояснили “Ъ”, что исходно проблема появилась после первых раундов санкций в конце 2014 года, к концу 2015-го ее удалось «более-менее решить» и до начала 2018 года ситуация оставалась стабильной. Однако уже с января–февраля, а особенно с мая она ухудшилась, особенно для компаний, которые попали в SDN-список США в апреле, в частности для структур Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга.

«Легче заблокировать, чем разбираться»

Московский представитель одного из крупнейших китайских госбанков полагает, что усугубление трудностей произошло в связи с «накоплением информации о санкциях». По его словам, каждый квартал российские дочерние структуры крупных китайских банков (ICBC, Bank of China, China Construction Bank и т. п.) отправляют в головной офис в Пекине доклад об обновлениях в области санкционного режима. Документ изучается и рассылается по остальным дочерним отделениям как руководство к действию. Это, по словам собеседников “Ъ”, позволяет «соблюдать санкции в объеме необходимого минимума».

С американскими и европейскими контрагентами китайские банки из первой четверки совершают до 90% своих зарубежных операций, тогда как на РФ приходится лишь несколько процентов. «Вспомните о судьбе ZTE, которая была практически уничтожена,— говорит представитель одного из крупных российских банков в Пекине.— После этого случая китайцы начали дуть на воду». Второй по размеру китайский производитель электроники ZTE, закупавший до 25% комплектующих у американских компаний, был в марте 2017 года признан виновным в продаже запрещенной санкциями США продукции в Иран и КНДР. ZTE оштрафовали на $1,2 млрд и велели наказать менеджеров. Но результаты не удовлетворили Вашингтон, и в апреле 2018 года американским компаниям запретили работать с ZTE. Это привело к остановке китайского конгломерата с 75 тыс. сотрудников. В итоге ZTE согласилась заплатить еще $1 млрд штрафа, сменить весь менеджмент и позволить США контролировать работу своего департамента, отвечающего за соблюдение санкций.

В таких условиях, говорит сотрудник китайского банка, работающего в Москве, для многих небольших региональных банков КНР, с которыми часто ведут дела российские контрагенты, легче отказаться от работы: «когда человек из небольшого банка видит у себя в компьютере платеж с пометкой "Россия", у него два варианта — потратить много времени, выясняя, не связана ли эта компания с попавшим под санкции лицом, или просто заблокировать операцию». Бывший сотрудник китайского филиала одного из попавших под санкции российских банков подтверждает, что региональные отделения — самая большая проблема. «Они не понимают сути санкций, не хотят подставить банк и принимают решение о блокировке платежа. Часто помогал личный звонок в банк, но не всегда была возможность быстро вытащить все платежи, и они в лучшем случае зависали на семь-десять дней»,— говорит он.

По мнению директора азиатской программы Московского центра Карнеги Александра Габуева, проблемы возникают еще и из-за того, что объем торговли между странами исторически был невелик. «Многие китайские банки просто не успели нанять специалистов по оценке рисков в отношениях с Россией, которые широко представлены в европейских банках. Поэтому им легче заблокировать любые трансакции с россиянами, чем разбираться»,— говорит он.

Опрошенные “Ъ” предприниматели и сотрудники компаний, ведущие бизнес с КНР и просто живущие в стране, подтвердили, что проблемы в последние полгода возникают постоянно.

Проблемы есть и у физических, и у юридических лиц с российскими акционерами, отмечает представитель фонда «Сколково» в Китае Евгений Косолапов. «Создается ощущение, что по китайским банкам спущен санкционный список без объяснения, как его трактовать. И они его трактуют расширенно. Например, отказываясь принимать платежи от Сбербанка, хотя санкции не запрещают обычные межбанковские платежи. Более того, они проходят через американские банки-корреспонденты. Но в результате конвертировать поступивший платеж можно только на уровне менеджера филиала. То же самое и с открытием банковских счетов. На верхах банков разрешают, в отделениях — перестраховываются»,— рассказывает он.

«Просто зависнут в системе»

По данным источников “Ъ”, самые большие трудности у фигурантов SDN-списка. В частности, структуры Олега Дерипаски столкнулись с проблемами в проведении платежей через китайские банки в ходе закупок оборудования, горюче-смазочных материалов и комплектующих для автомобилей. Речь идет о возврате средств и отказах в выдаче банковских гарантий в 2018 году. Причем, подчеркивает один из собеседников “Ъ”, в 2017 году такого не было. Среди банков, блокировавших операции,— Bank of China, ICBC, China Construction Bank. В En+ Group Олега Дерипаски отказались от комментариев.

Среди других примеров источники “Ъ” называют «Авиаэкспорт», который занимается поставками и обслуживанием авиатехники и оборудования (проблемы с Bank of China, связаться с компанией не удалось), а также АО «Би-энд-Би» (B&B, с China Construction Bank). B&B выпускает более 200 наименований шоколадных, желейных и других изделий под брендами Ju-Ju-Juv, «Подольчанка», «Пчелка» и пр. Мощность предприятия на базе Подольской экспериментальной кондитерской фабрики — более 2,5 тыс. тонн в месяц. В B&B подтвердили, что поставляют продукцию в Китай, но обсуждать проблемы с банками не стали. Представитель онлайн-площадки для экспорта российских продуктов в Китай Dakaitaowa, основным владельцем которой выступает сын генпрокурора России Юрия Чайки Игорь, отказался от комментариев.

В золотодобывающей Polymetal, которая продает в КНР концентрат, заверили, что не сталкивались с проблемами, уточнив, что при работе с контрагентами предпочитают сотрудничать с российскими и европейскими банками. В ГМК «Норильский никель» (около четверти объемов продает в Азии) отмечают «единичные случаи задержек исполнения инструкций», но все «некритичного уровня и благополучно разрешались». В компании рассказывают, что для профилактики проблем и развития отношений с китайскими партнерами проводят встречи, обсуждают перспективы бизнеса, конкретные области взаимодействия. «Также давали им возможность принять участие в размещении наших евробондов, в синдицированном кредите, размещаем средства в московских отделениях китайских банков»,— добавляют в «Норникеле».

Проживающая в Шанхае шеф-редактор русскоязычной газеты «Магазета» Ольга Мерекина рассказала “Ъ”, что в отделениях China Merchants Bank предупреждают: деньги из России юрлицам лучше не получать, они «просто зависнут в системе», а в договорах страну вообще упоминать не стоит. При попытке открытия компании, по словам госпожи Мерекиной, с учредителей из РФ потребовали огромный пакет документов, «обещания, что деньги из России переводиться не будут» и многое другое. «Потом начались бесконечные интервью, звонки от сотрудников банка разного уровня для прояснения одних и тех же вопросов. Даже приходили домой, хотя раньше такого никогда не было»,— пояснила она, подчеркнув, что год назад проблем с открытием счета в том же банке не возникало.

Совладелец московской кондитерской фабрики «Победа» Виталий Муравьев говорит, что компания поставляет продукцию в Китай через дистрибуторов и с проблемами не сталкивалась. Но он знает, что некоторые китайские банки «начали осторожно подходить к сотрудничеству с российскими госбанками», если речь идет о гарантиях и аккредитивах. Топ-менеджер крупного агрохолдинга утверждает, что с проблемами столкнулись российские предприятия оборонно-промышленного комплекса. В то же время источник “Ъ” в крупном российском экспортере считает, что трудности связаны «прежде всего не с санкциями, а с общим слабым уровнем поддержки клиентских отношений в китайских госбанках».

Не меньше проблем и у граждан. По словам собеседников “Ъ”, они с мая сталкиваются с отказами в открытии счетов в Ping An Bank, Agricultural Bank of China, Bank of Communications, Dalian Bank, Shanghai Pudong Development Bank. При этом никаких документов, объясняющих порядок подобного обращения с россиянами, сотрудники банков не предъявляют.

«Результаты весьма скромные»

Ситуацию могла бы исправить политическая воля Пекина: в конце концов почти все банки страны полностью или частично принадлежат государству. Однако, по словам собеседников “Ъ”, участвовавших в российско-китайских переговорах, власти КНР не спешат помочь своим «стратегическим союзникам» решить проблему. Ее поднимают на всех двусторонних встречах, начиная как минимум с саммита между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином в Циндао 8–9 июня.

«Китайцы выражают сочувствие, хлопают по плечу и обещают исправить "перегибы на местах", но пока результаты весьма скромные»,— признает один из собеседников “Ъ” в дипломатических кругах.

Собеседник “Ъ” из китайского банка предложил в качестве варианта расширение торговли в юанях и рублях по схеме, используемой китайцами в Африке. «CITIC Construction построила в Анголе целый город в начале 2010-х годов, и правительство заплатило нефтью. Нефть получила CNPC, которая рассчиталась с CITIC юанями»,— рассказал он. Собеседник “Ъ” утверждает, что по исключающей использование долларов схеме уже договорились строить высокоскоростную железнодорожную магистраль Москва—Казань.

Замминистра экономики Сергей Горьков 18 октября пояснял, что Москва и Пекин работают над подписанием межправсоглашения, которое упростит процедуру торговли в юанях и рублях. Впрочем, уточняет китайский банкир, у подобных операций есть естественное ограничение: «текущие операции оплачивать можно, но форвардные контракты нельзя заключать более чем на три-шесть месяцев, потому что курс может резко измениться».

Чтобы эта пара валют более активно применялась в товарообороте, необходима поддержка государств при хеджировании рисков, подтверждают в ВЭБе. «У инвесторов есть реальный интерес не только к краткосрочным операциям по покупке-продаже продукции, но и к более долгосрочным и длительным контрактам в национальных валютах, которые связаны с проектным финансированием,— отмечают в госкорпорации.— Долгосрочные контракты в нацвалютах способствовали бы улучшению инвестклимата и расчетной среды, меньшим остановкам платежей». Но, добавляют в ВЭБе, для эффективного взаимодействия между российскими банками и компаниями с одной стороны и китайскими банками — с другой необходимо создать единую платежную систему, сформировать единую инфраструктуру для обмена межбанковскими сообщениями, а также единую систему перевода денежных средств.
Tags: Варварский Запад, КНР, Российская Федерация, Экономический терроризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments