?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Деятельность дагестанского Россельхозбанка заинтересовала следователей из Москвы
Для Вас
alexandr_palkin

Недавно социальные сети облетела информация о том, что руководящий дагестанским отделением Россельхозбанка Гитиномагомед Гаджимагомедов по кличке Велюр сбежал за границу от правоохранительных органов. С незамедлительным опровержением данной информации выступила газета «Махачкалинские известия». Возглавляет эту газетенку Расул Хайбулаев, работавший пресс-секретарем у бывшего президента Дагестана Магомедсалама Магомедова, а также приходящийся родственником осужденному по делу «Витас-банка» депутату Народного Собрания Дагестана Магомеду Магомедову по кличке Ханыга. «Банк работает в обычном режиме, с обысками никто не приходил и все руководители находятся на рабочих местах», - сообщила газета, разумно забыв рассказать о том, что связывает всех вышеупомянутых персонажей. «Забывчивый» Хайбулаев видимо предпочитает «не знать», что хорошо знакомый ему Гаджимагомедов уже давно покинул Россию, отсиживаясь сначала в Карловых Варах, а затем драпанув в Дубай. Зато мы ничего не забываем и расскажем о всех преступных связях хитроумного Велюра, который 11 лет обворовывал дагестанских фермеров.



Гитиномагомед Гаджимагомедов ("Велюр")


После прихода в 2006 году к власти, первый президент Дагестана Муху Алиев провозгласил борьбу с коррупцией. Но, возглавили эту борьбу сами коррупционеры. И в первых рядах, естественно, оказались самые опытные. Такие, как Гитиномагомед Гаджимагомедов, с 2000 года занимавший в команде Магомедали Магомедова должность первого вице-премьера республики. Быстро сориентировавшись, что лучше всего «бороться с коррупцией» в самой гуще коррупционеров, Гаджимагомедов в 2007 году возглавил республиканское отделение Россельхозбанка. На новом посту Гаджимагомедов позиционировал себя борцом с откатами, а также требовал возврата ранее выданных и давно просроченных кредитов. Свою «антикоррупционную» деятельность Велюр широко рекламировал в СМИ, стремясь заработать хорошую репутацию в Москве. Будучи к тому времени уже далеко не бедным человеком, Гаджимагомедов действовал творчески, масштабно, с дальним прицелом.







Видимо крепко усвоив правило, что сперва ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя, Гаджимагомедов с 2007 года и до самой отставки Муху Алиева старательно изображал принципиальность, тайно проворачивая при этом ловкие аферы. Однако с приходом к власти Магомедсалама Магомедова в 2010 году эту маску Гаджимагомедов быстро сбросил. Прекрасно освоившись еще в команде Магомедали Магомедова, ловкий Гаджимагомедов пришелся и ко двору нового, но давно знакомого ему руководителя республики. Чтобы сохранить должность, Гаджимагомедов выдал принадлежащей Магомедовым компании «Денеб» под видом кредита 400 миллионов рублей. С этого времени аферы в Россельхозбанке приобрели такой гигантский масштаб, который поразил бы и заставил дико завидовать всех безбожно проворовавшихся предшественников Гаджимагомедова. Заслужив к тому времени доверие руководства банка в Москве, Гаджимагомедов смог добиться значительного увеличения кредитного портфеля в Дагестане, приступив к колоссальным махинациям.

К сожалению, первыми об аферах хитроумного Велюра узнали не полиция и спецслужбы, а всесильные в тот период террористы. Практически открыто обложив всю республику данью, прикрывавшиеся религией убийцы, работали эффективней, чем любая налоговая инспекция, моментально получая от своих информаторов сведения о появлении у кого-либо в республике крупных сумм денег. Не обошли боевики стороной и Велюра, которым занялась Махачкалинская диверсионно-террористическая группа, возглавляемая в тот период Улубием Имашевым, известным как Умар. Вечером 25 марта 2010 года, во время проезда служебной автомашины Гаджимагомедова марки «Ауди А-8» и машины сопровождения «КИА Сорренто» по проспекту Акушинского в Махачкале, на проезжей части дороги сработало самодельное взрывное устройство мощностью 250 гр. в тротиловом эквиваленте. После этого предупредительного взрыва Велюру принесли «флешку», с требованием махачкалинских террористов передать 30 миллионов рублей «на джихад».

Не желая становиться «дойной коровой», возглавляющий дагестанскую федерацию самбо Гаджимагомедов решил проучить террористов из Махачкалы с помощью знакомых боевиков из диверсионно-террористической группы «Гимринская». Расчет Велюра взять гимринских боевиков под свой контроль отчасти оправдался. Заплатив 60 миллионов рублей (вдвое больше), Гаджимагомедов получил возможность направлять действия Ибрагима Гаджидадаева, известного за цвет волос под кличкой Рыжий. Самый опасный дагестанский террорист регулярно получал с тех пор миллионы рублей, предназначенных на развитие в Дагестане сельского хозяйства. Террористы теперь «доили» не отдельно взятого Велюра, они грабили с его разрешения весь банк. Правоохранительным органам это стало известно, когда в их руки стали попадать пачки и даже целые брикеты денег, упакованных в Россельхозбанке. Выкачанные из банка деньги силовики находили у теневых дельцов, продававших боевикам оружие. Позже была установлена и примитивная схема хищения этих целевых денег.

Приняв Гаджимагомедова в криминальные партнеры, гимринские боевики стали крупнейшими заемщиками дагестанского Россельхозбанка. Естественно, что Ибрагим Гаджидадаев не оформлял кредиты на себя. Как показала проверка, за кредитами в офисы банка с этого периода толпами хлынули жители Гимров и других сел Унцукульского района, которым по указанию Гаджимагомедова сотрудники банка просто не решались отказывать. Выдавая кредиты пособникам террористов, Велюр не забывал и про себя. С каждого такого кредита он получал откатом до 40 процентов от суммы. Врожденная алчность помогала ему наживаться даже на финансировании террористов. Жадный Велюр брал откаты и с собственных родственников, обращавшихся к нему с просьбами помочь деньгами на операцию и другие неотложные нужды. Вслед за пособниками террористов он отправлял своих родственников получать кредиты в офисах банка, также удерживая при этом 40 процентов отката. Успокаивая всех, что возвращать эти кредиты не нужно, Велюр при этом старался подстраховаться на случай вопросов силовиков, заблаговременно сообщая обо всех не возвращенных кредитах в прокуратуру.

Получив определенный контроль над гимринскими боевиками, Велюр настолько обнаглел, что сам даже сам попытался шантажировать состоятельных коммерсантов. Действуя практически в открытую, Велюр потребовал 2 миллиона долларов от известного ныне в республике депутата, владеющего крупным бизнесом. Возмущенный вымогательством депутат наивно обратился за помощью к министру внутренних дел республики Абдурашиду Магомедову. Для принятия решения министр доложил об этом Магомедсаламу Магомедову. В свою очередь, «гарант дагестанской Конституции» сообщил об этом самому Велюру, с которым вел совместные финансовые аферы. Сохранив таким образом свободу, Велюр поспешил отблагодарить своих спасителей. Переданных Магомедсаламу Магомедову денег Гаджимагомедову хватило даже на мандат депутата Народного Собрания республики. Закрывшему глаза на это преступление Абдурашиду Магомедову достался от Велюра в качестве взятки шикарный особняк в престижном районе Махачкалы.

Продолжив выкачивать деньги из банка, Гаджимагомедов легко нашел «понимание» и с новым главой республики Рамазаном Абдулатиповым, назначившим на важные посты таких родственников Гаджимагомедова, как арестованный ныне министр здравоохранения республики Танка Ибрагимов, начальник Управления по противодействию коррупции Администрации главы и правительства республики Ибрагим Ибрагимов, а также министр труда и социального развития Расул Ибрагимов. Именно Расул Ибрагимов и выступал главным связником между скрывавшимся в Чехии Гаджимагомедовым и обосновавшимся в Арабских Эмиратах Сагидом Муртазалиевым по кличке Голодный. В истории этих двух преступников очень много схожего. Оба наживались за счет бюджетных денег, оба финансировали гимринскую банду Гаджидадаева, оба успели вовремя выехать за границу, оба сейчас в очень плохом положении.

Скрываясь несколько лет от российского правосудия, Сагид Муртазалиев практически разорился. А оставаясь в Чехии Гаджимагомедов был легко доступен российским правоохранительным органам, ведь местное МВД экстрадирует преступников по первому же запросу из России.

Для расследования хищений в дагестанском отделении Россельхозбанка в Махачкалу уже прибыла из Москвы оперативно-следственная группа, которая уже в ближайшие дни начнет проверять каким образом в банке накопилась кредиторская задолженность на сумму 30 миллиардов рублей. В результате данной проверки Гаджимагомедов будет объявлен в международный розыск и будет скрываться от правоохранительных органов. Понимая нависшую над ним угрозу, Гаджимагомедов пытается найти себе надежное прибежище, где его не выдадут правоохранительным органам России. Помочь ему обещает Сагид Муртазалиев, рассказывая о своем безграничном влиянии на правящего принца эмирата Дубай. Якобы поэтому Муртазалиеву удается скрываться с 2013 года. В обмен на безопасность, Муртазалиев предложил Гаджимагомедову перевести в Дубай все свои наворованные капиталы и вложить их в местный бизнес. Опасающийся экстрадиции Гаджимагомедов уже согласился на это предложение, начав переводить свои деньги в арабские банки. Однако приехав в Эмираты, Гаджимагомедов рискует не просто погибнуть, а мучительно умереть под пытками как Тотурби Тотурбиев 25 лет назад в московской гостинице. Сагид Муртазалиев сейчас очень нуждается в деньгах, а значит и очень голодный!

Автор: Костя Тимошин.