?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Что не так с перинатальными центрами: из истории борьбы гражданского активиста Сергея Плаксина
Для Вас
alexandr_palkin
Сергей Плаксин: "Умерших оформляют как мертворожденных и без всякого стыда рапортуют, что детская смертность снижается!"

Фото ok.ru

Гражданский активист Сергей Плаксин, пообещавший найти виновных в трагической смерти своей супруги Анны Бобриковой, на своей страничке в социальной сети вконтакте опубликовал статью с названием "Ждём новых жертв?", в которой обвиняет руководство Владимирской области во лжи, фальсификациях в официальной статистике, а также заявляет, что Областной перинатальный центр существует только на бумаге, фактически являясь обычным роддомом.

"Друзья, хочу рассказать, почему открытый во Владимире фиктивный «перинатальный центр» опасен для жизни. И почему чиновники это тщательно скрывают от нас. Пострадавших уже не десятки, а сотни. И счет жертв увеличивается с каждым днём." - обращается к читателям Сергей Плаксин.

В своем расследовании Сергей Плаксин оперирует результатами проверки Областного перинатального центра, проведенной в 2016 году Росздравнадзором по заявлению самого активиста. В официально опубликованном отчете ведомства не содержится конкретной и подробной информации о выявленных недостатках ОПЦ, которые, по мнению Сергея, ставят под вопрос правовой статус «перинатального центра».

Сергей Плаксин публикует скрытые подробности из отчета Росздравнадзора:

«...установлено, что в структуре ГБУЗ ВО "ОПЦ" отсутствуют следующие подразделения:

Консультативно-диагностическое отделение (поликлиника) (женская консультация, отделение (кабинет) функциональной диагностики, отделение охраны репродуктивного здоровья, отделение вспомогательных репродуктивных технологий, физиотерапевтическое отделение (кабинет), кабинет катамнестического наблюдения за детьми с перинатальной патологией, амбулаторное отделение (кабинет) для детей раннего возраста, нуждающихся в динамическом наблюдении реабилитации);

– отделение патологии новорожденных и недоношенных детей (II этап выхаживания);

отделения хирургии новорожденных;

дистанционный консультативный центр с выездными анестезиолого- реанимационными неонатальными бригадами;

–гинекологическое отделение с операционными;

отделение лучевой и магнитно-резонансной диагностики».

Сергей Плаксин подчеркивает, что несмотря на выявленные нарушения, в недооснащенный перинатальный центр, по документам являющийся акушерским стационаром группы 3"А", доставляются беременные с экстрагенитальной и соматической патологиями, а также с осложненными беременностями, то есть с высоким риском перинатальной и материнской смертности.

Акт проверки это подтверждает: «отсутствие в структуре ГБУЗ ВО "ОПЦ" подразделений: отделения патологии новорожденных и недоношенных детей (II этап выхаживания), акушерского дистанционного консультативного центра с выездными анестезиолого-реанимационными акушерскими бригадами для оказания экстренной и неотложной медицинской помощи, не позволяет отнести данное медицинское учреждение, оказывающее медицинскую помощь женщинам в период родов и в послеродовый период, к третьей "А" группе акушерских стационаров».

Сергей Плаксин рассказывает, что его погибшая супруга перед родами не входила в группу высокого риска, а выбрала для родов ОПЦ, как наиболее современное медицинское учреждение.

"Бедная Аня… Если со здоровой женщиной там ТАКОЕ сделали, то представьте, что там происходит с женщинами и с детками из группы риска. Моя Аня не первая жертва и, скорее всего, не последняя. Никогда не забуду, как провожал абсолютно здоровую жизнерадостную женщину на роды, и как через несколько часов ее не стало. Ей вообще рожать надо было через 20 дней. Но мы доверились врачам. А у них – праздники были. Как я думаю, сделали как им удобно. А ты как хочешь страдай и помирай."

Также Сергей Плаксин считает, что наибольшую опасность областной перинатальный центр представляет для недоношенных детей. ОПЦ открыт с 2013 года, а необходимое по стандарту оборудование стали закупать только сейчас. По мнению Плаксина, руководители от здравоохранения умышленно занижают статистические показатели детской смертности в учреждении:

"Мне очень много пишет женщин, у которых родились маловесные дети и трагически умерли. Присылают фотографии даже. Душа разрывается. Такие милые красивые дети и такие замечательные любящие и заботливые родители у них. Могли бы быть… Если бы был у нас настоящий перинатальный центр, со вторым этапом выхаживания. Как мне стало известно, маловесных детей, которые умерли, оформляют мертворожденными – для хорошей статистики."

"Вся медицинская документация пациентов в руках сотрудников фиктивного ОПЦ. Чиновники назначают угодного им покорного главного врача. Патологоанатомы тоже в подчинении. Что прикажут чиновники, то и напишут. Например, выдумают герпес – их «любимый» диагноз, перекладывая ответственность на пациентов. Всегда у них виноват пациент. А женщине потерявшей ребенка, вернувшейся из роддома с глубокой душевной и физической травмой, не до этого. Она в глубокой депрессии, морально подавлена. Пойдет ли она в таком состоянии разбираться по инстанциям бюрократизма? Нет, конечно. Она и не знает, чего там они приписали ей. На это и рассчитано. Вот именно таким образом, статистика меняется к лучшему."

В своем расследовании Плаксин пересказывает хронологию событий: Областной перинатальный центр был открыт еще при губернаторе Николае Виноградове, в 2012 году. В 2013 году Виноградов ушел в отставку, а на его место утвердили врио губернатора Светлану Орлову, которая буквально сразу же заявила, что перинатальный центр фиктивный, что это – обычный роддом.

Спустя пару месяцев, новый тогда руководитель облздрава Александр Кирюхин подтвердил, что перинатальный центр, который торжественно открыли в конце прошлого года, вовсе не перинатальный центр. На своей пресс-конференции 18 июня 2013 года Кирюхин заявил, что на территории 1-го роддома перинатального центра быть вообще не может, потому что там нет условий и необходимых специалистов. Он должен располагаться при областной больнице, и только там.

30 июня 2013 года Кирюхин заявил, что в планах облздрава – не довести до ума первый роддом в Добром, который несколько лет незаслуженно величали перинатальным центром, а создать его на базе роддома в ОКБ, в Загородном».

В конечном итоге, в конце 2013 года областной перинатальный центр переименовали обратно в роддом №1. Но уже спустя полгода, 10 июня 2014 года роддом №1 обратно переименовали в Областной перинатальный центр. По мнению Плаксина все дело в том, что Владимирская область не смогла попасть в программу Минздрава по строительству перинатальных центров в регионах России, рассчитанную до 2016 года. И про обещания о появлении в Загородном современного перинатального центра пришлось забыть».

Директор департамента здравоохранения Александр Кирюхин на открытии перинатального центра заявлял: «Нам нужно обязательно открыть второй этап – выхаживание недоношенных детей. Его можно открыть только в перинатальном центре».

Сергей Плаксин задается вопросом: "Как видно из акта проверки Росздрава (август 2016), отделение патологии новорожденных и недоношенных детей (II этап выхаживания) так и не открыто. Кто врет? Кирюхин или эксперты Росздравнадзора?"

Вице-губернатор Михаил Колков, выступая на том же торжественном открытии ОПЦ: «Сейчас первый роддом по оснащенности, поскольку в него проведены некоторые дополнительные вложения, дотягивает до перинатального центра нижнего уровня. Так называемый уровень 3-А, насколько я помню. И постановление губернатора этот статус констатирует».

Сергей Плаксин задает аналогичный вопрос: "Проверка Росздрава в 2016 году четко указывает о том, что ОПЦ не соответствует акушерскому стационару 3-А класса! Кому вы верите? Чиновнику Колкову или экспертам Росздравнадзора? Кто врет и не краснеет?"

Сергей Плаксин призывает жителей области поддержать его и массово обращаться в интернет-приемную Президента.

"Я уже направил своё обращение Президенту через интернет-приемную. Рассказал, как администрация Владимирской области ПЯТЬ лет обманывает жителей, как мухлюют со статистикой. Что во Владимирской области по факту нет перинатального центра. Что женщины и новорожденные дети теряют здоровье и жизни из-за этого. ПОДДЕРЖИТЕ МЕНЯ! Напишите, это касается каждого! Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
Вот ссылка на интернет-приемную Президента. Пишите обязательно. Это не трудно. А ответы, которые вам обязательно придут, пришлите, пожалуйста, мне. Это очень поможет мне в моей борьбе за правду и справедливость! Это важно!
http://letters.kremlin.ru/letters/send "


Источник


“Дело Анны Бобриковой” берет в разработку федеральный Следственный комитет

Владимирский борец против коррупции в здравоохранении Сергей Плаксин, супруг погибшей после родов Анны Бобриковой, побывал на приеме у главы Следкома в столице

Прием у Александра Бастрыкина был посвящен расследованиям, которые, по каким-то причинам, тормозят региональные силовики. Напомним, что Анна Бобрикова погибла после того, как у нее прошли роды в так называемом “Областном перинатальном центре”. В этой организации, согласно проверке Росздравнадзора, отсутствовали необходимые структурные подразделения, из-за чего учреждение нельзя назвать перинатальным центром.

Расследование обстоятельств гибели Анны Бобриковой местными следователями не доведено до конца, федеральный Следком делает вывод: “Если жалобы заявителей найдут подтверждение, это повлечет за собой самые серьезные последствия”.  

Стоит отметить, что данное резонансное дело уже находилось на контроле у главы СК Бастрыкина, а руководитель владимирского СК Александр Еланцев уже встречался с Сергеем Плаксиным, однако, как видно, никаких подвижек с тех пор не произошло. Так что, возможно, надежды на ускорение работы силовиков преувеличены.

Чиновники департамента здравоохранения Белого дома были привлечены к “дисциплинарной ответственности”. Увы, директор облздрава Александр Кирюхин-таки не встретился с Сергеем Плаксиным и не принес извинений. А вскоре после того, как правозащитник начал обнажать коррупционную природу регионального здравоохранения, и вовсе выразил мысль, что движение Плаксина “заказное”.

По одной из версий, которой с нами поделился информированный источник, Следственному комитету нужно будет проводить очень большую работу, чтобы расследовать это дело, не исключено, что в ведомстве решили дождаться, пока выйдут сроки и расследование можно будет закрыть. Кроме того, в деле придется менять статью 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) на более жесткую статью 293 (халатность), а это не позволит сделать облпрокуратура, которая близка к губернатору Светлане Орловой, заинтересованной в прикрытии Александра Кирюхина от неприятностей силовиков.

Александр Холодов

Фото: пресс-служба СК

Дата публикации: 22.03.2018


Источник


*Рост смертности младенцев в областях с перинатальными центрами требует анализа Минздрава