alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Зачем конгрессменов в Россию послали



Многие эксперты верно отмечают, что Трамп с Путиным говорят на одном языке – языке прагматизма, протекционизма и национальных интересов. И друг с другом им договориться очень просто. Однако проблема в том, что слово Трампа мало что стоит без поддержки законодательной ветви американской власти, в которой и к своему президенту, и к российскому относятся более чем скептически. «В ходе встречи Трампа и Путина могут обсуждаться вопросы возобновления диалога по соглашению о ракетах средней и малой дальности или начала переговоров о правилах игры в сфере кибербезопасности. В зависимости от юридической формы будущих договоренностей (исполнительное соглашение, президентско-парламентское соглашение или договор) в последующем потребуется одобрение Конгресса. Так что целесообразно заранее наладить мосты», - говорит Эксперту Online преподаватель американского Института Рутгерса Сергей Костяев.

Именно для этого налаживания в Россию по приглашению посольства США прибыл политический десант из американского Конгресса – республиканские сенаторы Ричард Шелби, Джерри Моран, Стив Денис, Рон Джонсон, Джон Кеннеди, Джон Тьюн, а также член Палаты Представителей, госпожа Кей Грейнджер.

Конкуренты, но не противники

Почему именно они? У конгрессменов есть, конечно, общие черты. «Все они республиканцы. При этом никто из них не входит в число лидеров партии, а также не проявил себя в каких-либо значимых инициативах на внешнеполитическом фронте, - поясняет Эксперту Online президент агентства «Евразийские стратегии», программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов. - Администрация пыталась хоть кого-то из Конгресса отправить в Москву перед саммитом на высшем уровне, и желающих было немного. Дрим-тим в итоге не получилась – пришлось отправлять тех, кто был свободен или любопытен». Фактически пожелали поехать лишь те, кто а) придерживается достаточно консервативных настроений и б) относительно лоялен Трампу. Причем показательно, что никто из них не только не аффилирован с международными отношениями, но и не представляет Демократическую партию (обычно такого рода визиты делаются на двухпартийной основе). Демократы просто отказались приехать. Видимо, не хотели подрывать свою мантру «Путин вмешивался в наши выборы, поэтому он нерукопожатен», а также опасались остракизма со стороны либеральной американской прессы.

Собственно, остракизма опасались и сами уважаемые члены делегации, поэтому попытались продать визит дома подороже. Так, они уверяли, что будут говорить с кремлевскими чиновниками о вмешательстве России в выборы на территории США и Франции, аннексии Крыма и выводе войск из Украины. То есть о том, в чем Путина обвиняют те самые либеральные СМИ.

Однако по прибытии в Россию, на воздух свободы, их речи стали куда более прагматичными. «Мы можем быть конкурентами – собственно, таковыми мы и являемся – но нам необязательно быть врагами. Но нам не обязательно быть врагами, - заявил Сергею Лаврову Ричард Шелби. – У нас в мире есть общие интересы, над реализацией которых мы можем работать вместе». Собственно, Кремль не против, но задается вопросом – как мы будем работать вместе, и как вообще можно работать вместе при такой атмосфере недоверия и диффамации, которую разворачивают США?

Без Путина

Конгрессмены, впрочем, уверяли, что одними из целей визита были как раз выстраивание этой атмосферы, а также попытка понять «реальную ситуацию» в России. Для этого они встречались со своими коллегами из Госдумы и Совета Федерации, а также с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. При этом они не скрывали, что хотели бы встретиться лично с Владимиром Путиным. Однако встречи не получилось – по официальным данным, для них не нашлось места в графике президента.

Решение Кремля достаточно спорно. С одной стороны, конгрессмены и не должны были встречаться с главой государства – это не по статусу и не по протоколу. «Накануне визита конгрессменов, Путин уже принял советника по нацбезопасности США Джона Болтона - на встрече обсуждались субстантивные вопросы. Убеждать Конгресс в важности саммита на высшем уровне было поручено МИДу, Госдуме и Совету Федерации», - поясняет Андрей Сушенцов. То есть лицам, которые в государственной иерархии примерно равны конгрессменам.

Однако, с другой стороны, Путин известен как человек, который нарушает протокол в том случае, если это прагматично и соответствует национальным интересам. Учитывая постоянно транслируемый им посыл о том, что Москва готова возобновить диалог с США ради мира во всем мире, встретиться с первой высокопоставленной делегацией Конгресса за последние несколько лет кризиса было бы прагматично. А продемонстрировать готовность разговаривать с представителями самой антироссийской ветви американской власти соответствовало бы российским национальным интересам, и выставило бы Путина как сильного политика.

Возможно, тут сыграли роль резкие антироссийские выступления членов делегации в преддверии визита. Если бы они тогда говорили не столь рационально, как по прилету в Москву, то позиция Кремля могла бы быть иной.

Изменится ли их слова снова по возвращению в американское общество несвободы? Весьма вероятно. И тот же Джон Кеннеди снова будет говорить о том, что «России нужно вломить». Однако вне зависимости от их заявлений у конгрессменов должно было по итогам визита сложиться впечатление о том, что вломить не получится. А на компромисс стороны, как известно, идут лишь тогда, когда не получается победить иными способами.


Геворг Мирзаян «Expert Online» 2018


Tags: Российская Федерация, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments