alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Ещё раз об американской космической программе

Оригинал взят у  marafonec в  Полёты во сне и наяву




Вместо эпиграфа:
А. Анисимов: У меня такой вопрос. Как Вы считаете, американцы высаживались на Луну, есть такая версия, что...
В.В. Путин: Я знаю эту версию... Бред, это невозможно! Полная ведь чушь... Сфальсифицировать такое мероприятие невозможно.
(Встреча В.В. Путина с участниками молодёжного форума «Селигер 2011»)

Вот такое существует общепринятое заблуждение, что для американцев сфальсифицировать полёт на луну было так же сложно, как выполнить сам этот полёт.
В данной статье я доказываю несостоятельность такого утверждения. Так что все те, кто наберётся терпения и дочитает её до конца, скажет: «Да, действительно, для того что бы в декабре 1968 г. выполнить пилотируемый полёт к луне и благополучно вернуть экипаж на землю, у США не было никаких технических возможностей, а вот для того чтобы сфальсифицировать его - не существовало никаких проблем.

Для того чтобы приблизиться к истине, сначала выясним, кого можно называть первым американским космонавтом (не астронавтом).

















Согласно классификации Военно-Воздушных сил США (USAF) астронавтом считается человек, совершивший полёт, высота которого превышает 50 миль (80 км. 467 м.) В Советском Союзе космическим полётом назывался орбитальный полёт, при котором космический аппарат должен сделать хотя бы один виток вокруг земли,- то есть двигаться как минимум с первой космической скоростью (7,9 км/сек).

Ни Алан Шепард, ни Вирджил Гриссом на эту роль не подходят, потому что как Меркурий 3 (5 мая 1961 г.), так и Меркурий 4 (21 июня 1961 г.) совершали суборбитальные полёты: длительность (со взлётом и посадкой)- 15 минут, скорость около 2 км/сек. Официально считается, что первый орбитальный (космический) полёт выполнил Джон Глен 20 февраля 1962 г. (Меркурий 6).

Но вот в этом вопросе у меня есть очень серьёзные сомнения. Поэтому сейчас мы сделаем небольшое отступление и разберёмся, до какой степени суборбитальный полёт отличается от космического. Это очень важно.

При суборбитальном полёте космический аппарат (капсула) движется по баллистической траектории, то есть по сути как снаряд, выпущенный из орудия. Такой полёт неуправляемый, место приземления (или приводнения) определено при старте и не может быть изменено в процессе полёта. Время, в течение которого пилот испытывает искусственную (динамическую) невесомость, длится всего несколько минут.

Космический полёт длится от полутора часов до многих суток, в течение которых на борту космического корабля проводятся многочисленные научные эксперименты. Космический корабль может маневрировать на орбите, выполнять стыковки с другими космическими аппаратами и т. д. Всё это делается для подготовки к длительным межпланетным путешествиям.

Суборбитальный полёт (с человеком на борту) , в отличие от космического, не имеет какого-либо существенного значения для науки и поэтому в СССР, а затем и в Китае, было принято решение не тратить время и деньги на выполнение таких полётов (исключение составляют суборбитальные полёты на ракетопланах, но это не имеет отношения к рассматриваемому нами вопросу).

Таким образом, разница между суборбитальным и космическим полётами такая же как и между полётами летучей рыбы и птицы. Никто ведь не станет называть летучую рыбу птицей на основании того, что она, разогнавшись в воде, выныривает и пролетает несколько десятков метров до того как обратно плюхнется в воду.

В СССР к запускам ракет для геофизических исследований приступили с мая 1948 г., а с июля 1951 г. начались запуски в космос животных. Термин «суборбитальный полёт» американцы придумали значительно позже, а тогда они назывались «полёты в стратосферу». Всего до июня 1960 года было выполнено 29 полётов , из них 7 неудачных. Собаки погибали по двум причинам - не раскрылся парашют и разгерметизация кабины. Рекордным был полёт 27 августа 1958 г., когда была достигнута высота 453 км, время пребывания животных в невесомости- 10 минут, а вес спускаемого аппарата - 1581 кг. Таким образом, почти за три года до первых полётов капсул «Меркурий» их технические параметры были значительно превышены. В США к полётам животных в стратосферу преступили раньше (в июне 1948 г.), но их долго преследовали неудачи, все обезьяны погибали. Первый благополучный полёт был совершён 21 мая 1952 г. На фотографии «Рис 1» изображены первые в мире «астронавты» - Дезик и Цыган, 22 июля 1951 года они достигли высоты 101 км. Дезик погиб во втором полёте, а Циган прожил долгую счастливую жизнь в семье майора медицинской службы.

Теперь несколько слов о том, как капсула для суборбитального полёта (с человеком на борту) отличается от космического корабля. Если снова применить аналогию, то капсула отличается от корабля, как детский самокат отличается от мотоцикла.

Именно самокат, а не велосипед, потому что за «велосипед» можно было бы принять спускаемый аппарат космического корабля, то есть когда от спускаемого аппарата отделяются приборный отсек и тормозной двигатель, то что остаётся и совершает посадку на землю, гораздо сложнее по конструкции и насыщенности спецоборудованием, чем капсула.

Ну, например, в капсуле нет запасов еды и воды на несколько суток. Термозащита космического корабля намного мощнее, поскольку он входит в плотные слои атмосферы с более высокой скоростью. Спускаемый аппарат оборудован специальной аппаратурой для его поиска и обнаружения, ведь в случае аварийной посадки он может оказаться в любой точке земного шара (и такие случаи в действительности бывали), а вот с капсулой такого произойти не может.

Соответственно и вес капсулы должен быть меньше спускаемого аппарата на 50%, а всего космического корабля в три раза. Перечислить все различия невозможно, да и не нужно, думаю и так всем понятно, что, например, для разработки космического корабля, его изготовления и проведения всех заводских испытаний, требуется в несколько раз больше времени, чем для капсулы.

Вот теперь мы подошли к ответу на один из главных вопросов этой главы: на основании чего возникли сомнения в реальности осуществления орбитальных полётов «космическими аппаратами» Меркурий-6…. Меркурий-9. Случилось так, что, изучая технические характеристики и описания этих полётов, я увидел в них вопиющие нестыковки.

Во-первых, нас пытаются убедить, что «космический корабль» Меркурий, будучи не разделённым на приборный отсек и спускаемый аппарат, был тем не менее в 3,5 раза легче первого советского корабля «Восток». Во-вторых, что в суборбитальные полёты (до Меркурий-4 включительно) отправлялись космические корабли.

Что касается «во-первых» - совершенно абсурдное утверждение, что СССР обладал более мощной ракетой и поэтому изготовил корабль значительно тяжелее. Дело в том, что у Советского Союза не было ракеты, способной вывести на орбиту груз почти пять тонн весом (подробности об этом чуть позже), её конструировали специально под разрабатываемый корабль.

Это спутник можно изготовить любого веса исходя из возможности ракеты-носителя, а масса пилотируемого корабля определяется исходя из потребностей систем жизнеобеспечения, а также габаритов и веса человека. А в этом отношении, как Вы и сами понимаете, между русскими и американцами никакой разницы не было.

Как не было, кстати, и разницы в тот период времени в технических возможностях в области высоких технологий. Советские автомобили хоть и уступали американским в комфортабельности, но они не были в три раза тяжелее. А в наиболее близкой к космической отрасли - военной авиации например - Советские реактивные истребители ни в чём не уступали американским.

Конечно, можно было бы сказать, что различие в весе обусловлено разницей в длительности полёта (Восток- 10 суток; Меркурий как бы 1,5 суток), но не до такой же степени. Не могут ведь на корабле запасы кислорода, воды и еды составлять 75 % от общей массы, не на Марс ведь летали.

Теперь о том, что касается «во вторых». Зачем, отправляя капсулу в суборбитальный полёт, устанавливать на неё датчики горизонта или пять аккумуляторов, подключив только один ( на неполные пять минут и одного многовато), а также, например, закрепить на днище тормозной двигатель, чтобы не включая, сбросить его в высшей точке полёта. И так далее и тому подобное.

Дело не только в том, что это бессмысленная трата денег. Ракета «Редстоун», на которой капсулы «Меркурий 1» - «Меркурий 4» летали в суборбитальные полёты, была крайне маломощной, по сути это была модернизированная баллистическая ракета «Фау 2», которой немцы обстреливали Лондон во время войны.

Боеголовку с обычным зарядом весом 1360 кг она могла забросить на расстояние 800 км, а вот ядерную W- 39 Y2 весом 2900 кг - только на 320 км. Следовательно, чтобы хоть как-то увеличить высоту и дальность полёта, а главное время пребывания в невесомости, необходимо было изготовить капсулу как можно меньшего веса, так что загружать её дополнительным оборудованием, не используемым в полёте, было бы совсем глупо. Наверно кто- то скажет, что таким образом проводились испытания космического корабля.

Но, во-первых, испытывать космический корабль в суборбитальном полёте так же нелепо, как учиться плавать в бассейне, в котором нет воды, а во-вторых, космическую технику испытывают в беспилотных полётах.

Итак, вернёмся к изучению вопроса: «Кто был первым Американским космонавтом?». Если у нас возникли подозрения, что за часть космических полётов выдавались суборбитальные, то мы не можем в качестве источника информации использовать всё то, что было нарисовано или написано об этих полётах. Как же тогда быть? А вот тут нам поможет мудрый совет нашего соотечественника Козьмы Пруткова.

Он говорил: «Зри в корень».

В быту мы довольно легко определяем, кто перед нами: мужчина или женщина, по многим признакам, не буду их перечислять. Совсем иное дело, когда человек намеренно скрывает свой пол. То есть мужчина переодевается женщиной или наоборот.

В истории известны случаи, когда таким образом удавалось длительное время многих людей вводить в заблуждение.

Но есть очень простой способ разоблачить обманщика или обманщицу (простой способ разумеется чисто теоретически). Надо догола раздеть подозреваемого и посмотреть спереди на две части тела, выше пояса и ниже. Если оба признака окажутся мужскими, то перед нами мужчина и, соответственно, наоборот. Вот таким способом мы и будем пользоваться: смотреть в корень.

Выбираем два признака, которые однозначно, без доли процента сомнения, указывают на принадлежность космического аппарата к капсуле либо к кораблю и, соответственно, к полёту суборбитальному или космическому. Первый признак - это наличие (или отсутствие) абляционной защиты на корпусе спускаемого аппарата. Второй - возможность (или невозможность) соответствующей ракеты-носителя разогнать рассматриваемый космический аппарат (заявленного веса) до первой космической скорости (7,9 км/с).

Итак, наличие или отсутствие первого признака можно определить по фотографиям, которые мы будем брать из интернета, но проверять их достоверность - обращаясь к печатным изданиям, выпущенным 30-40 лет назад. А по второму признаку информацию мы будем черпать из рассекреченных архивных материалов военных ведомств США, поскольку для первых пилотируемых полетов в США применялись баллистические межконтинентальные ракеты.

Теперь необходимо сделать ещё одно отступление. Принципиально важно определить может ли спускаемый аппарат космического корабля обойтись без абляционной защиты?

Для тех, кто не в курсе объясняю: абляционная защита - специальная теплоизоляционное покрытие, обладающее сублимирующим эффектом, то есть способностью при высоких температурах превращаться из твёрдого состояния в газообразное, минуя жидкую фазу.

Выделяющаяся при трении в плотных слоях атмосферы тепловая энергия поглощается за счёт испарения поверхностного слоя и постоянно отводится при его уносе. Что происходит с космическими аппаратами, лишёнными такого покрытия, многие люди могли наблюдать при аварии американского шатла «Колумбия» 1 февраля 2003 года и при уничтожении Советской орбитальной станции «Мир» 23 марта 2001 года.

Они разрушились и сгорели, до земли долетели только отдельные фрагменты. «Колумбия», безусловно, имела специальную теплозащиту, но при старте на левом крыле частично было повреждено несколько теплоизоляционных пластин. То есть не только отсутствие, но даже частичное повреждение абляционной защиты приводит к гибели космического аппарата.

Сейчас уместно привести формулу, которую мы все должны помнить из школьного курса физики: - кинетическая энергия равна массе тела, умноженной на её скорость в квадрате и делённой на два.

Прямо так и вспоминается анекдот про Василия Ивановича и круглые колёса, которые стучат. Вот в этом долбанном квадрате всё дело.

Капсула, возвращаясь из суборбитального полёта, входит в плотные слои атмосферы со скоростью около 2- х км/с, а космический корабль (его спускаемый аппарат) – около 8-ми км/с. Скорость в 4 раза выше, вроде не так уж и много, но при этом погасить энергию нужно в 16 раз больше (вот он тот самый квадрат).

А в результате температура нагрева стенок капсулы достигает несколько сот градусов, а спускаемого аппарата, который движется окутанный плазмой, нескольких тысяч градусов. Ни один металл такой температуры не выдержит, тем более то, что под ним находится.

Вот поэтому у капсулы достаточно днище покрыть несколькими слоями стеклоткани, создав таким образом защитный тепловой экран, а спускаемый аппарат необходимо полностью покрывать толстым слоем абляционной защиты. Жителям Москвы, а также так называемым гостям столицы рекомендую посетить музей космонавтики, расположенный у станции метро ВДНХ.

Там среди огромного количества интереснейших экспонатов есть настоящий (не муляж) спускаемый аппарат корабля «Союз», где можно не только увидеть, но и потрогать (так, чтобы сотрудники музея не заметили) абляционную защиту. Вокруг открытого люка видно поперечное сечение толщиной около 5-ти см. Материал напоминает нечто среднее между текстолитом и эбонитом.

К апрелю 1958 года в СССР были проведены исследования, которые позволили установить: для того чтобы на борту космического аппарата разместить человека, необходимое служебное и научное оборудование, его масса должна быть около 5500 кг. При спуске космического аппарата с орбиты, температура его поверхности достигнет от 2500 С до 3500 С, что потребует тепловую защиту массой 1300- 1500 кг. При конструировании корабля было принято решение разделить его на две части: спускаемый аппарат (СА) и приборный отсек (ПО), что позволило снизить вес теплоизоляции до 800 кг, а вес всего корабля до 4730 кг.

Существует такое заблуждение, что Советские конструкторы ошиблись в расчётах и значительно завысили вес теплозащиты (1/3 от веса спускаемого аппарата).

Тогда почему же до сих пор эта ошибка не исправлена, выходит, что уже более 50-ти лет при каждом старте космического корабля на орбиту отправляется лишних пол тонны веса. Стоимость одного килограмма выведенного на орбиту равна 20 тысяч долларов (в ценах 2000 г). (Это сегодня завысить сметную стоимость на миллиард рублей считается признаком хорошего тона, а в Советском Союзе за такие вещи по головке не гладили).

Для большей убедительности обратимся к конструкции других космических кораблей. Вот дословно, что приводится в описании американского корабля «Аполлон»: «Весь отсек экипажа снаружи имеет теплозащитное покрытие толщиной 63 мм на днище и 8- 44 мм на верхней и боковой поверхностях. Основу тепловой защиты составляют абляционные материалы из фенольно-эпоксидной смолы со стеклянными микро баллонами».

Здесь не совсем осведомлённые люди могут сказать, что «Аполлон» предназначался для полёта на Луну, а, следовательно, при входе в атмосферу имел бы более высокую скорость. Это не совсем так, корабли «Союз» и «Аполлон» изготавливались как для полёта к Луне, так и для орбитального полёта с одинаковой толщиной теплоизоляции, а при возвращении с Луны посадка осуществляется в два этапа.

Сначала спускаемый аппарат проходит насквозь верхние слои атмосферы в районе полюса (Северного или Южного). При этом скорость снижается примерно на 2 км/с (как при суборбитальном полёте), после чего он переходит на круговую орбиту и садится как орбитальный космический корабль. И чтобы окончательно развеять последние сомнения, пример многоразового космического корабля.

Благодаря высокому аэродинамическому качеству многоразовый корабль испытывает значительно меньшее сопротивление воздуха, вследствие чего максимальный нагрев его поверхностей в 2 раза ниже (1600 С). Тем не менее, и Американский Спейс Шатл, и Советский «Буран» имели теплоизоляционное покрытие всей поверхности, включая верхнюю часть крыла, створки грузового отсека, хвостовую часть фюзеляжа, где толщина теплозащиты составляла 16 мм.

Таким образом, спускаемый аппарат космического корабля не может иметь частей поверхности, не покрытых специальной абляционной теплозащитой. В противном случае он разрушится и сгорит в атмосфере.

Ну вот, с первым признаком разобрались. Теперь переходим ко второму. Напоминаю: нас интересует, могла ли ракета-носитель разогнать космический аппарат заявленной массы до первой космической скорости (7,9 км/с). За отправную точку возьмём фразу: «Ракета «Редстоун» не могла вывести на орбиту космический аппарат весом 1350 кг, и потому первые полёты кораблей «Меркурий» были суборбитальными».

Зададим себе вопрос. А какой вес могла вывести на орбиту ракета «Редстоун»? Ответ однозначный - никакой. Потому, что ракета «Редстоун» была одноступенчатой. Ещё сто лет назад учёными (а первый из них был наш соотечественник К. Э. Циолковский) доказали, что для вывода на околоземную орбиту даже самого малого веса, требуется как минимум двухступенчатая ракета. Таковы законы природы.

Для того чтобы вывести на орбиту первый Американский искусственный спутник (весом около 8- ми кг) на ракету «Редстоун» пришлось установить ещё три ступени, первая из которых состояла из 11-ти твёрдотопливных ракет «Сержант», вторая из трёх таких же ракет, а третья из одной ракеты, в которую и была вмонтирована научная аппаратура.

После такой модернизации ракетоноситель получила название «Юпитер С». На фотографии «Рис 9» Ракета «Редстоун» в сборочном цехе с установленными дополнительными ступенями. На фотографии «Рис-10» главный конструктор Вернер фон Браун (крайний справа) держит последнюю ступень (макет) со спутником «Эксплорер 1».

Для того чтобы вывести на околоземную орбиту искусственный спутник (даже самого малого веса) требуется двухступенчатая ракета, а для космического корабля требуется уже трёхступенчатая ракетоноситель.

В принципе, для того чтобы узнать конечную скорость полезной нагрузки ракеты-носителя, можно вычислить её, используя формулу Циолковского для составных (многоступенчатых) ракет. Но, во-первых, читателям вряд ли будет интересно рассматривать логарифмы и интегралы, а во- вторых, нам ведь и не нужна высокая точность, достаточно знать, достигала эта скорость первой космической или нет. Поэтому, как говорил В. И. Ленин: «Мы пойдём другим путём».

Вот теперь мы сможем ответить на вопрос, поставленный в начале главы, был ли Джон Глен первым Американским космонавтом, то есть летал ли «Меркурий 6» (как и все последующие) в орбитальный космический полёт. Как и договаривались, смотрим только на два признака и (пока) не обсуждаем другие, какими бы вопиющими они нам ни казались. Смотрим на первый признак (Рис 11). Из множества фотографий я выбрал именно эту.

Во-первых, она сделана с очень близкого расстояния и поэтому на поверхности капсулы видны даже самые мелкие детали.

Во-вторых, нельзя будет сказать, что это какая-то другая капсула (например «Меркурий 1» или макет). Поскольку рядом стоят узнаваемые люди: сам Джон Глен и президент США Джон Ф. Кенеди. На груди у Глена (за спиной президента) виден кусочек медали, которую ему только что вручил президент. Встреча состоялась именно по этому поводу 23 февраля 1962 года, то есть через три дня после полёта.

Как видно на фотографии абляционная защита отсутствует. А это значит, что капсула «Меркурий 6» с Джоном Гленом летала в суборбитальный полёт, как и её предшественницы. А теперь, для гарантии, посмотрим на второй признак.

Капсула «Меркурий» как бы выводилась на околоземную орбиту межконтинентальной баллистической ракетой «Атлас D» (Рис. 12), которая стояла на вооружении армии США с 1960 года.

Вы мне не поверите, но эта ракета не была ни одноступенчатой, ни двухступенчатой. Конструкция ракеты «Атлас D» состояла из одного бака горючего, одного бака окислителя и (не считая рулевых) трёх двигателей, два из которых через 135 секунд после старта отделялись от ракеты и она продолжала полёт с одним (маршевым) двигателем.

Такие особенности конструкции позволили американцам назвать её полутороступенчатой, а нас ставят в затруднительное положение. Не совсем одноступенчатая ракета, возможно, могла вывести некоторую полезную нагрузку на орбиту, вот только какую? В тактико-технических характеристиках боевых ракет такой параметр, естественно, отсутствует. Но есть простой способ, надо посмотреть, какого веса спутники выводила на орбиту эта самая ракета? И вот тут нас ожидает сюрприз.

За всё время ракета «Атлас D» (без дополнительной ступени) вывела на орбиту спутник только один раз. Об этом случае чуть ниже, а сейчас немного статистики. В 1960 году в США было запущено 16 спутников самого различного назначения, их вес составлял от 19 до 227 кг.

Все без исключения спутники были выведены на свои орбиты двухступенчатыми ракетами. В 1961 году уже выведено 32 спутника весом от нескольких десятков до нескольких сот кг, из них 5 с использованием ракеты «Атлас D» в качестве первой ступени (вторая ступень «Аджена А»). Та же история и в 1962 году- 51 спутник, из них 8 с использованием «Атлас- Аджена А».

Такая же тенденция и в последующие годы. Интересен такой пример: 23 августа 1961 года запущен спутник «Рейнджер 1» ракетой- носителем «Атлас- Аджена А» на низкую околоземную орбиту, весом 306 кг. То есть в своём первозданном виде (полутораступенчатом) МБР «Атлас D» не могла вывести на орбиту груз даже в 300 кг. Пора задать себе вопрос: «А могла ли эта ракета вывести на орбиту хотя бы свой собственный вес»?

18 декабря 1958 года США вывели на орбиту при помощи ракеты «Атлас В» спутник «SCORE» весом 68 кг. Некоторая «необычность» этого спутника заключалась в том, что как такового спутника (научных приборов в специальном корпусе) не было.

В приборном отсеке ракеты-носителя установили следующую аппаратуру: 2 магнитофона (основной и резервный), радиоприёмник и радиопередатчик. То есть на орбиту был отправлен ретранслятор. Но для нас (сейчас) это не важно, нас интересует только вес.

Дело в том, что у ракеты «Атлас» была ещё одна особенность конструкции, приборный отсек размещался не наверху конструкции, под боеголовкой, а в двух коробах обтекаемой формы, расположенных снаружи на боковых поверхностях топливного бака (на «Рис. 12» они обозначены цифрой 4).

Разумеется, они были минимального размера, чтобы создавать наименьшее сопротивление при полёте, то есть лишнего места там не было. А это значит, очень вероятно, что часть существующего оборудования была демонтирована.

То есть мы имеем полное право предположить, что в результате установки спутника «SCORE» в ракету «Атлас» её вес не изменился. Это же подтверждает и тот факт, что за два дня до старта на ракете был заменён штатный головной обтекатель на облегчённый.

Справедливости ради следует сказать, что через 7 лет после этого был ещё один случай применения ракеты «Атлас D» для выведения на орбиту спутника.

Назывался он OV-1-2 и стартовал 5 октября 1965 года (из трёх попыток эта была единственно удачная), вес спутника составил 134,3 кг. Можно было бы сослаться на то, что к 1965-му году двигательная установка у «Атлас D» была модернизирована и мощность стартовых двигателей возросла на13%, но ведь от этого она не стала двухступенчатой.

Поэтому смотрим, что из себя представлял «Магнитосферный спутник OV1-2». Вот его описание с некоторыми сокращениями: «...длина спутника 1 м, диаметр 0,69 м. К спутнику пристыкован двигательный отсек длиной 2 м, в котором размещался ТТРД, обеспечивающий вывод спутника на орбиту. Перед запуском спутник OV-1 помещался в контейнер, устанавливаемый на ракете «Атлас», запускаемой по баллистической траектории.

Примерно через пять минут после старта (Т + 5 м) крышка контейнера открывалась, спутник с двигательным отсеком выбрасывался наружу, ориентировался в заданном положении, а через (Т+13 м.) включался ТТРД и спутник выводился на орбиту.

После выключения ТТРД двигательный отсек отделялся от спутника». То есть даже с форсированными двигателями «Атлас» (без разгонного блока) не могла вывести на орбиту груз в 135 кг. Подводим итог: «Конечно ракета-носитель «Атлас D» могла вывести на орбиту Земли свой собственный вес, но не более того.

Кстати в двухступенчатом варианте ракета «Атлас- Аджена А» могла выводить на низкую круговую орбиту объекты массой до 1630 кг. (это справочные данные, поскольку разгонная ступень «Аджена» была сконструирована именно для космических полётов).

Вот такая ракета - носитель вполне могла бы выводить на орбиту космические корабли «Меркурий». Но может быть так и было? Увы, так не было...

Еременко С. М.

***
Источник.http://usa-moon.ru/

Читать окончание = Полёты во сне и наяву-2==https://ss69100.livejournal.com/2018/06/02/








https://ss69100.livejournal.com/2018/06/02/

Tags: Исследования Космоса, Наука и техника, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments