Previous Entry Поделиться Next Entry
Слабоумные аналитики НАТО пытаются решить дилемму: Как напасть на Россию, не получив контрудар РВСН
Для Вас
alexandr_palkin

Светопреставление: почему война с Россией станет ядерной (и унесет миллиарды жизней)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar)


Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.


В проведенном недавно центром RAND аналитическом исследования сделан вывод о том, что Россия может за 60 часов захватить прибалтийские страны НАТО Эстонию, Латвию и Литву. Однако в этом исследовании не учитывается возможность применения ядерного оружия. Но если война между НАТО и Россией все-таки разразится, ядерное оружие наверняка будет играть свою роль — особенно если Москва начнет проигрывать в конфликте.


В отличие от Советского Союза, у которого была официальная установка о неприменении ядерного оружия первым, современная Россия подчеркнуто отказалась от такого обязательства в 1993 году. Поскольку неядерные силы России во времена экономических и социальных неурядиц 1990-х годов продолжали приходить в упадок, Москва в 2000 году разработала так называемую доктрину деэскалации. Если говорить о ней простым языком, то в случае крупномасштабного нападения на Россию, грозящего уничтожением ее неядерных сил, Москва может применить ядерное оружие. В 2010 году Россия внесла некоторые изменения в эту доктрину, поскольку ее неядерные силы стали восстанавливаться и приходить в норму после распада Советского Союза. В новой версии доктрины говорится, что Москва может прибегнуть к ядерному оружию в обстановке, когда «само существование государства окажется под угрозой».


Исследование RAND указывает на то, что Россия довольно легко одержит победу над прибалтийскими странами, однако участники этой военной игры не рассматривали вопрос о том, что произойдет в случае натовского контрнаступления. В исследовании RAND просто-напросто говорится:


В результате столь быстрого поражения у НАТО останется мало вариантов действий, причем все они будут плохие: кровопролитное контрнаступление с целью освобождения Прибалтики, чреватое эскалацией боевых действий, сама эскалация, которой альянс грозил в годы холодной войны во избежание поражения, или временное признание поражения с неопределенными, но предсказуемо катастрофическими последствиями для НАТО и для народов Прибалтики.


Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.


Российский арсенал оперативно-тактического оружия сегодня гораздо меньше, чем в советский период, однако узнать конкретные цифры довольно сложно. Считалось, что СССР обладает 15-25 тысячами единиц оперативно-тактического оружия всех видов, начиная с контейнеров размером с чемодан и ядерных мин, и кончая ракетами малой дальности воздушного базирования, ядерными бомбами свободного падения и артиллерийскими снарядами. А еще у него были баллистические ракеты малой, средней и промежуточной дальности с ядерными боеголовками.


После окончания холодной войны Москва начала медленно избавляться от своего нестратегического арсенала, но у России до сих пор имеется 4 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, о чем свидетельствует анализ Исследовательской службы конгресса. Но есть и другие аналитические выкладки, свидетельствующие о том, что Россия обладает всего 2 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия.


Недавно Игорь Сутягин из Королевского института оборонных исследований провел свой анализ, указывающий на то, что у России максимум 1 040 единиц нестратегического ядерного оружия. Из этого количества примерно 128-201 боезаряд находится в сухопутных войсках. У российского военно-морского флота примерно 330 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, а у ВВС 334 единицы. Кроме того, в составе российской ПВО имеется еще от 68 до 166 единиц оперативно-тактического ядерного оружия. Это ракеты «земля-воздух» различных типов.


Федерация американских ученых подготовила свой доклад на эту тему, в котором отметила, что у России вообще нет развернутого нестратегического ядерного оружия. «Сообщается, что все это оружие находится на центральных складах. Несколько тысяч списанных нестратегических боезарядов ожидают утилизации», — говорится в докладе федерации под названием «Состояние ядерных сил в мире» (Status of World Nuclear Forces).


Оригинал публикации: Doomsday: Why a War with Russia Would Go Nuclear (And Kill Billions of People)

Иносми



Риск ядерной войны растет

Новая ядерная стратегия США

Марек Щверчиньский (Marek Świerczyński)


Ядерное оружие возвращается на поле боя — такой вывод можно сделать из документа «Обзор ядерной политики», излагающего новую ядерную стратегию США, текст которого попал на прошлой неделе в прессу. Поскольку ни Пентагон, ни президент Дональд Трамп не назвали его фальшивкой, а анализом этого текста занялись влиятельные СМИ, специализирующиеся на оборонной тематике, можно предположить, что официальная стратегия, которая будет скоро обнародована, окажется идентичной. В Польше этот документ почти не обсуждают, а зря, ведь в нем можно обнаружить выводы и предостережения, представляющие важность как для НАТО и всего его восточного фланга, так и для нашей страны.


Новые проблемы США


Во-первых, американцы признают, что их беспокоит перевес России в области тактического ядерного оружия. Они заявляют, что собираются как можно скорее ликвидировать возникшую диспропорцию сил, создав новые виды вооружений, уступающих по мощности стратегическим. В самой констатации факта наличия диспропорции потенциалов нет ничего удивительного или нового, но сообщение о восстановлении арсенала и даже переоснащении некоторых видов стратегических вооружений, чтобы они могли играть роль тактических, — это уже революция. Или, скорее, отказ от прежнего тренда, который в последние 30 лет заставлял державы разоружаться.


30 лет назад, в декабре 1987 года, был подписан основополагающий для ядерного разоружения Европы договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, в соответствии с требованиями которого в течение четырех лет по обе стороны от железного занавеса уничтожили тысячи ракет и пусковых установок, призванных служить единственной цели: превращению Центральной Европы в радиоактивный пепел.


Когда железный занавес рухнул, никому не приходило в голову, что такое оружие вернется. Такое, то есть не служащее стратегическому сдерживанию, а предназначенное для применения в ходе военного конфликта. Понятие «тактические ядерные вооружения» невозможно описать, используя лишь традиционные параметры поражающей способности или дальности стрельбы. Это определение использовали в отношении снарядов мощностью в одну килотонну и боеголовок противокорабельных ракет, мощностью в 200 килотонн. Килотонна — это единица, использующаяся для описания мощности взрыва в так называемом тротиловом эквиваленте (ей легче оперировать, чем тераджоулями).


Насколько велика мощность ядерного оружия, показывает тот факт, что она измеряется в кило- и мегатоннах, — это тысячи и миллионы тонн тротила. Правда, современные взрывчатые вещества обладают большей мощностью, чем тротил, однако, в боеголовках «нормальных» ракет их обычно не более полутоны. Масса взрывчатого вещества в самой крупной бомбе американского арсенала, «матери всех бомб», составляет 8,5 тонн. До килотонны далеко. Или взглянем с другой стороны: одна ядерная бомба, мощностью в одну килотонну, может заменить 117 «матерей всех бомб». Масштаб разрушений от такого взрыва сложно вообразить, но следует напомнить, что мы в данном случае оперируем минимальными мощностями ядерных бомб, предназначенных как раз для локальных тактических операций.


Именно такое оружие нам нужно?


Именно такое оружие нам и нужно, гласит американская стратегия. Почему? В первую очередь из-за России. США хотят ответить на концепцию «эскалации ради деэскалации». Россияне не скрывают, что они готовы применить тактические ядерные вооружения для завершения конвенционального конфликта на своих условиях. Такой сценарий, уже, кстати, присутствует в военных учениях: в ходе маневров «Запад» российские военные однажды отрабатывали ядерный удар по Варшаве. Это мог быть план по деэскалации после, допустим, захвата стран Балтии. Москва рассчитывает на элемент устрашения: жители западных стран, увидев результат применения ядерного оружия, заставят своих политиков отказаться от нанесения ответного удара и заключить перемирие. Россияне полагают, что запад Европы не станет пускать в ход стратегические ракеты из-за одиночного удара по востоку.


Впрочем, с этим ответным ударом у НАТО возникли бы проблемы. Из тактических ядерных вооружений у Европы остались только авиабомбы, которые предоставляют союзникам США, и небольшое количество французских крылатых ракет. Процесс разоружения и привлекательность «мирного дивиденда» сделали свое дело: в последние 30 лет Запад практически лишился ядерных вооружений, использующихся в ходе боевых действий, и оставил лишь стратегические, которые служат сдерживанию или применяются в самом крайнем случае. Он надеялся на силу договоров и ответственный подход восточного партнера, а, самое главное, не мог вообразить, что ядерная война может когда-либо стать реальностью.


Мысль о том, что России доверять не стоило, появилась несколько лет назад. В прошлом году американцы в очередной раз подняли этот вопрос на площадке НАТО: они хотели появления официального заявления о том, что Россия нарушает условия договора о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности, наращивая нестратегический ядерный арсенал. Баллистические и крылатые ракеты комплекса «Искандер» можно оснастить ядерными боеголовками. Это было всем известно, но о последствиях мы старались не думать.


Наконец в этом году американцы подтвердили: с нас довольно, мы должны быть способны дать симметричный ответ. Вашингтон не хочет нарушать Договор, а поэтому выбирает долгое, дорогостоящее и спорное (если не сказать абсурдное) решение. В ядерной стратегии говорится о том, что в период, предшествующий появлению новых ракет с относительно небольшой мощностью, которые можно применять в тактических целях, США займутся переделкой… стратегических баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках. Раньше их задача состояла в сдерживании противника (подлодка должна была находиться в состоянии полной боевой готовности, но оставаться незамеченной), но теперь их собираются использовать для ведения боевых действий.


Вообразим себе самый негативный сценарий: в воздух поднимается такая стратегическая ракета с «уменьшенной мощностью». Будет ли у ставшей мишенью стороны время и возможность проверить, какая боеголовка на той установлена? Конечно, нет, так что каждый запуск баллистической ракеты с подлодки будет приглашением к обмену стратегическими ядерными ударами. Ограничить применение такого рода «тактических» вооружений регионом военных действий невозможно. Но, в принципе, они создаются для того, чтобы их никогда не применять.


Будущее ясно


В будущем, примерно через десять лет, появятся новые крылатые ракеты как воздушного, так и морского базирования (они будут запускаться не со стратегических, а с многоцелевых подлодок меньшего размера). Это даст американцам большую свободу действий и возможность незаметно проводить маневры.


Как я уже упоминал, в арсенале тактических ядерных вооружений у Запада остались сейчас практически только классические авиабомбы. Перемещения стратегической авиации довольно легко засечь. В свою очередь, использование тактических самолетов, например, в Европе, может оказаться непростой задачей с политической и военной точки зрения. Хотя НАТО остается ядерным альянсом, что подчеркивается в последнее время на каждом саммите, часть союзников может счесть применение такого оружия неприемлемым. Истребителям будет не только сложно добраться до расположенных в России целей: американская авиация не получит на европейских базах полной свободы действий из-за нежелания европейцев обострять ситуацию. В свою очередь, капитану американской подлодки не придется согласовывать своих действий с НАТО, он сможет спокойно выполнить приказ своего президента. Пилот самолета, оснащенного новыми крылатыми ракетами воздушного базирования большой дальности, останется вне зоны действия российской ПВО. Дональд Трамп прав: его ядерная кнопка не только превосходит по размерам другие, но еще и работает. В перспективе она станет работать еще лучше.


Но пока придется подождать десять лет и потратить тысячу миллиардов долларов: во столько, по предварительным оценкам, обойдется модернизация американской ядерной триады: наземных, воздушных и морских сил. Первые — это шахты со стратегическими межконтинентальными ракетами, размещенные на трех базах в центральных американских штатах. Этот инструмент предназначен для самых крайних случаев, при этом ракеты «Минитмен-3» уже в прямом смысле стали заржавевшим реликтом холодной войны, который сильно уступает российским «Тополям» и «Ярсам».


Американцы приступили к проектированию новых стратегических ракет, но те появятся в пусковых установках не раньше конца следующего десятилетия. Новый стратегический бомбардировщик Б-21 «Рейдер» должен поступить на вооружение раньше (его оснастят упоминавшимися выше крылатыми ракетами большой дальности). В 2030 на службу по плану заступят стратегические подводные лодки класса «Колумбия» (они придут на смену подлодкам класса «Огайо»), однако, новых ракет, которые заменят «Трайдент», придется ждать еще десять лет. Для развития ядерных вооружений нужны не только новейшие технологии, но и повышенная бдительность: если проспать успехи соседа, догнать его будет очень сложно. Американцы уже поняли, что им пора проснуться.


Риск развязывания ядерной войны возрастает


Северную Корею обсуждают все, хотя никто не знает, каковы ее истинные намерения. Американская доктрина адресует Киму простое послание: если он применит ядерное оружие, его уничтожат. Как это удастся сделать, не убив миллионов людей, живущих под гнетом северокорейского режима, не уточняется. Однако в документе проводится мысль, что американцы откажутся от универсальной стратегии ядерного сдерживания и разработают специальные средства для каждого потенциального противника. Более того, стратегия предусматривает, что Вашингтон сможет дать ядерный ответ не только на ядерный удар, но и на любое масштабное нападение на США или их союзников.


Что это значит? На стратегическом уровне ничего не изменится: миру будет гарантировано уничтожение. При этом возрастет роль тактической сферы: в нее войдут как сдерживание, так и методы применения ядерных вооружений в случаях, когда оно не сработает. И в этом таится реальная опасность, в особенности для страны, лежащей на границе сфер влияний двух ядерных держав, то есть Польши. Восстановление арсенала тактического ядерного оружия означает, что ядерный конфликт можно будет вести, не прибегая к применению стратегических вооружений, которые могут уничтожить весь мир. Перспектива развязывания на европейском континенте ядерной войны, которая не затронет ни Москву, ни Вашингтон, вновь станет реальной, хотя за последние 30 лет военные, политики и мы, простые граждане, успели о ней забыть.


Здесь стоит вспомнить об архивных картах НАТО, которые в 2005 году продемонстрировал Радослав Сикорский (Radosław Sikorski), занимавший тогда пост министра обороны. В качестве потенциальных целей для ядерных ударов на них фигурировали, в частности, 43 польских города, а количество жертв первого этапа войны оценивалось в два миллиона. Совершим в воображении скачок в будущее и поменяем действующие лица местами. Предположим, что Россия претворяет в жизнь сценарий, который она отрабатывала на учениях «Запад».


Встретив решительный отпор войск Альянса на восточном фланге, она сбрасывает небольшую ядерную бомбу, допустим, на Щецин. Немцев и датчан сковал страх, но американцы запустили с подводной лодки три тактические ракеты, которые упали на Петербург, Смоленск и Псков. Россия отвечает тоже на «тактическом» уровне: она сравнивает с землей Варшаву, Гданьск и Верхнюю Силезию. Да, это фантазии, но в ситуации свободного использования тактических ядерных вооружений, они приобретают реальные черты. Это оружие может быть как средством сдерживания, так и средством уничтожения, которое именуются по-разному, но производит один и тот же эффект.


Выступая на заседании Совета Безопасности ООН, президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) говорил, какую важную роль играют договоры о разоружении и нераспространении ядерного оружия. Хорошо, что Польша поднимает эти темы и занимает четкую позицию, ведь опасность стала гораздо более реальной, чем нам казалось.


Оригинал публикации: Amerykańska strategia nuklearna zakłada, że ryzyko wojny atomowej rośnie

Иносми


Путина может впечатлить только сброшенная на Кремль ядерная бомба

НАТО у российских границ

Интервью с журналистом, экспертом по вопросам безопасности Анджеем Талагой

Иоанна Ящук (Joanna Jaszczuk)


Fronda.pl: В субботу во Вроцлав и в Жагань прибыли первые группы американских военных. Как сообщил недавно пресс-секретарь Министерства обороны, официальная встреча 3-й бронетанковой бригадной боевой группы запланирована на 14 января, а само размещение завершится в этом месяце. Американские силы укрепят оборонительный потенциал Польши, однако эксперты обращают внимание на то, что нам стоит не только надеяться на поддержку войск США или НАТО, но и самим укреплять свою обороноспособность. Видите ли вы положительные перемены в этой сфере, и есть ли у нас шансы на реальное сотрудничество с американцами?


Анджей Талага (Andrzej Talaga): Польской армии недостает некоторых основополагающих систем, например, противоракетной обороны, а также средств на модернизацию. Потенциальный противник слишком силен, чтобы мы, по крайне мере сейчас, могли самостоятельно справиться с обороной. Поэтому присутствие американских войск совершенно необходимо. Следует, однако, подчеркнуть, что Польша делает реальные шаги, нацеленные на укрепление своей обороны, и это выделяет нас на фоне всей Европы.


Во-первых, мы довели свой военный бюджет до 2% ВВП. Такие большие средства вкладывают в эту сферу всего пять стран-членов НАТО. Во-вторых, у нас есть масштабная Программа технической модернизации вооруженных сил. С претворением ее в жизнь не все получается гладко, но самое важное — что она появилась и постепенно разворачивается. Американская сторона это оценивает. Наличие такой программы тоже отличает нас от других европейских стран, ведь в некоторых из них ничего подобного нет. В-третьих, мы укрепляем резервы. Было решено создать войска Территориальной обороны. Какое воплощение получит этот проект, другой вопрос, но тем не менее раньше ТО практически не существовало, а теперь она есть. Таким образом мы показываем американцам, что сами стремимся укрепить свою оборону. Полностью отказаться от помощи союзников, конечно, нереально, однако мы можем усилить собственную армию. Обращу внимание, что сейчас мы покупаем ракеты дальнего радиуса действия для самолетов F-16, скоро должна появиться программа покупки ракетной артиллерии дальнего радиуса действия (до 300 км). Все это наверняка изменит нашу армию к лучшему. Я думаю, со временем наша техника и подготовка позволят нам остановить продвижение потенциального врага по нашей территории и сотрудничать с американцами на потенциальном поле боя.




- «Российская газета» пишет, что в Москве многие рассчитывают на то, что Дональд Трамп выведет из Польши американские войска. Существует ли такой риск, и что тогда будет с решениями, принятыми на саммите НАТО?

— Конечно, такая вероятность есть. Бригада, которая прибыла в Польшу, финансируется из бюджета, выделенного в 2014 году Бараком Обамой на присутствие американских войск в Центральной Европе, то есть на восточном фланге НАТО. Средства будут выделяться до сентября 2017 года, то есть до бюджетных изменений в США. Там бюджетный год длится от осени до осени. Потом американцы могут решить прекратить финансирование этих подразделений, тогда их могут свернуть, даже не предупреждая нас заранее об этом факте. Между тем силы, состоящие в основном из американских сил натовского батальона в Ожише, которые разместят на нашей территории в рамках претворения в жизнь решений саммитов НАТО в Ньюпорте (2014 год) и в Варшаве (2016 год), сворачивать не станут. Дональд Трамп вряд ли откажется от этих решений. Вопреки своим первоначальным заявлениям он вовсе не намерен демонтировать и ослаблять Альянс или жестко принуждать союзников увеличивать свои военные расходы. Войска НАТО останутся на восточном фланге, а американцы продолжат действовать в рамках принятых на саммитах решениях.



По поводу бригады, которая прибыла 7 января в Польшу, какие-то сомнения возникнуть могут, однако стоит отметить, что Трамп в теме будущих отношений с Россией постепенно становится реалистом. Он согласился с выводами доклада ЦРУ о киберактивности россиян в ходе президентских выборов, то есть попытках повлиять на их исход. Это новое явление, ведь до этого избранный президент США оспаривал или даже высмеивал этот доклад. Вступая на пост, он получает больше информации, а это расширяет его поле для маневра: сейчас он может не только черпать факты из СМИ или других открытых источников, но и получить более детальную картину всей ситуации. Так что, я думаю, Трамп может оказаться большим реалистом, чем мы думали, и так быстро американскую бригаду он не выведет. Конечно, это может произойти «под шумок» в будущем году, но, я полагаю, с вероятностью в 60-70% она останется на польской территории.

- Левые силы в Германии собирались устроить акцию протеста на трассе движения американских танков, направляющихся в Польшу. Некоторые немецкие политики считают, что приезд американцев — это провокация против России. В Польше тоже есть противники присутствия американских сил, хотя их протест не приобрел конкретных форм, пока мы видим только комментарии в интернете. С чем связаны эти протесты и могут ли они помешать размещению войск?

— В свое время немецкие левые сумели организовать марши против американских ракет Першинг-2 в ФРГ, собирая на этих акциях по полмиллиона человек. На манифестациях, которые проходят сейчас, не собирается и нескольких тысяч. Стоить помнить о пропорции реакций в отношении этих двух событий. В Польше, Германии и в любой другой стране всегда найдутся люди с искаженным восприятием действительности, однако у нас никаких убедительных аргументов против присутствия американских войск я не слышал. С одной стороны, в Германии всегда существовали круги, критиковавшие подобные решения, а с другой, американцы присутствуют в этой стране с конца Второй мировой войны, и никто не говорит, что эти войска собираются выводить. То же самое может получиться у нас. Я не думаю, что здесь начнутся какие-то серьезные протестные акции против размещения американских сил на польской территории, кроме того сомнительно, что они каким-либо образом смогут повлиять на решения президента Соединенных Штатов и нашего правительства.

- В пятницу в интернет-версии журнала Der Spiegel можно было прочесть, что размещение этих танков «не произведет на Путина впечатления».

— Путина могла бы впечатлить только ядерная бомба, сброшенная на Кремль… Какое нам дело, какое впечатление мы произведем на российского президента? Это не имеет никакого значения. Приоритет один: уровень нашей безопасности. Американские танки на нашей территории его, несомненно, повысят. Ощущения Путина или сообщения западных и российских СМИ меня интересуют мало, и они не должны волновать нас — поляков.


- Благодарю за беседу.

Оригинал публикации: Talaga: Na Putinie wrażenie zrobiłaby chyba tylko bomba atomowa rzucona na Kreml


Иносми



?

Log in

No account? Create an account