?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова
Для Вас
alexandr_palkin

Лавров: односторонние действия США в Иране и Сирии привели Турцию в бешенство


Односторонние действия Соединённых Штатов в Иране и Сирии «привели в бешенство» власти Турции, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров



Отвечая на вопрос, может ли России быть выгодным срыв американцами иранской сделки, Лавров сказал, что «есть такая школа мысли не в российском руководстве».


«Многие политологи спрашивают, почему мы переживаем, и говорят, что чем хуже, тем лучше: пусть США доказывают свою недоговороспособность, свою разрушительную роль в мировых делах, будь то Иран или Сирия, где сейчас тоже предпринимаются односторонние действия, которые привели в бешенство уже Турцию», — заявил дипломат в интервью газете «Коммерсантъ».




При этом он добавил, что «если разрушается ткань правовых договорённостей, согласованных между ведущими странами в том или ином конфликте, тогда будет куча-мала, каждый сам за себя».



«Это будет очень печально», — отметил министр.





Ранее в Минобороны России заявили, что основными факторами, способствовавшими кризису на северо-западе Сирии, стали провокации США.



RT




Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции в штаб-квартире ООН, Нью-Йорк, 19 января 2018 года

73-20-01-2018









Вопрос: Представители США неоднократно говорили о том, что Россия препятствует санкциям в отношении КНДР. На этой неделе Президент США Д.Трамп сказал, что Россия вообще не помогает США с Северной Кореей. Сегодня МИД России заявил, что Россия была и остается привержена своим обязательствам по всем международным договоренностям. Что Вы ответите Президенту США?

С.В.Лавров: Не верить. Наши американские коллеги говорят, что мы не сотрудничаем, а мы говорим, что сотрудничаем и просим предъявить любые факты, подтверждающие наличие каких-то погрешностей на нашей стороне в том, что касается выполнения решений СБ ООН.

К сожалению, во многих других ситуациях, когда нас тоже обвиняют в других грехах, включая вмешательство во внутренние дела всех государств на планете, нам не предъявляют ни одного факта. Нам говорят, что информация у них есть, но она секретная. Мы помним, как один из наших любимых актеров А.Шварцнеггер всегда говорил «траст ми». И тоже без фактов. Давайте тогда работать по этому принципу. Думаю, у нас мало что получится, если мы будем следовать таким правилам.

Чтобы разговаривать конкретно и предметно, нужны факты, тем более если возвращаться к сути Вашего вопроса про Северную Корею и санкции СБ ООН. Есть специальный комитет, созданный при Совете Безопасности для рассмотрения любых проблем и жалоб. Но если в этот комитет не поступают конкретные жалобы, значит, никаких конкретных жалоб нет. Больше я ничего сказать не могу.

Вопрос: Сегодня Пентагон обнародовал новую национальную оборонную стратегию США, где говорится, что борьба с терроризмом отходит на второй план. На первом плане у американцев теперь соперничество государств. Приоритетом становится конфронтация с Россией и Китаем. Получается, нас официально объявляют врагами. Как бы Вы это прокомментировали?

С.В.Лавров: По-моему, там Китай даже упомянут на первом месте как агрессивная экономическая держава. Мы на втором месте как страна, которая нарушает некие правила игры. Вместе с Китаем, как гласит эта стратегия, мы взламываем эту международную систему изнутри. Наверное, в любой стране военные хотят обосновать необходимость дополнительных расходов. Здесь тоже надо учитывать этот фактор. Но в принципе мы сожалеем, что вместо того, чтобы вести нормальный диалог, базироваться на международном праве, США стремятся доказывать свое лидерство через такого рода конфронтационные концепции и стратегии. Там написано, что после Второй мировой войны США вместе с союзниками создали новый миропорядок, а Россия и Китай его сейчас взламывают. Наверное, из вежливости можно бы было вспомнить, что ООН как таковая и является новым миропорядком, создавалась при непосредственном участии СССР, нашей страны. Тем не менее, мы готовы к диалогу, готовы обсуждать и военные доктрины, как это было раньше, когда военные двух стран укрепляли доверие.

Убежден, что в любом случае в США есть немало здравомыслящих людей, которые понимают, что стратегическая стабильность должна сохраняться. Все риски, которые для нее возникают, должны купироваться, сделать это без сотрудничества России и США невозможно.

Вопрос: США сейчас не являются приемлемым посредником на Ближнем Востоке. Может ли Россия заполнить этот вакуум? Может, Россия вместе с Китаем могли бы стать новыми посредниками между Израилем и Палестиной?

С.В.Лавров: Россия никогда не уходила от своей ответственности в посредничестве между Израилем и Палестиной не только как член «квартета» международных посредников, но и в национальном качестве.

Около двух лет, почувствовав интерес израильтян и палестинцев, мы предложили Премьер-министру Израиля Б.Нетаньяху и Президенту  Государства Палестина М.Аббасу встретиться в России без предварительных условий. Это предложение остается в силе. Насколько я понимаю, М.Аббас готов на такую встречу.

У нас в ближайшее время будут контакты с руководством Палестины и Израиля. Тогда мы из первых уст сможем услышать, какие есть возможности для выхода из этой серьезной и очень неприятной ситуации.

Вопрос: Вам известно о попытке подрыва БАПОР. Вы знаете, что США приняли решение заморозить свой вклад в фонд этого агентства. БАПОР обслуживает 5 млн. палестинских беженцев. Какие у Вас есть предложения? Может ли Россия заполнить утерянный вклад?

С.В.Лавров: Россия является донором БАПОР. Конечно, ни в какое сравнение с американским взносом наш скромный вклад не идет. Это решение сначала вообще прекратить взносы, потом заплатить только около половины, конечно, серьезно подрывает усилия по удовлетворению нужд палестинских беженцев в регионе. Мы будем консультироваться со всеми заинтересованными странами. Посмотрим, что можно сделать.

Вопрос: Как Вы рассматриваете призыв спецпредставителя Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистуры провести переговоры о сирийской конституции в Вене 25 января? В России планировали обсудить этот вопрос 29 января в Сочи. Это все еще российский план, или вы вынуждены будете перенести его на февраль, особенно с учетом бойкота со стороны большинства групп оппозиции, включая «московскую» и «каирскую» платформы?

С.В.Лавров: Я вижу эти мероприятия, встречи как взаимодополняющие. Напомню, что усилия, которые мы стали предпринимать чуть больше года назад вместе с Ираном и Турцией, привели к тому, что сейчас известно как астанинский процесс. Они во многом стимулировали ООН к тому, чтобы возобновить активную работу. До того, как была объявлена астанинская встреча в декабре 2016 г., более 10 месяцев ООН не делала ничего и постоянно переносила планировавшиеся тогда раунды переговоров. Астана серьезно стимулировала женевский процесс. Точно так же в прошлом году много месяцев ооновцы занимали сдержанную позицию, ожидали пока наши саудовские коллеги объединят «эр-риядскую», «московскую» и «каирскую» группы, что и было сделано при нашей поддержке. Мы это приветствуем. Но опять-таки раунд переговоров был объявлен только после того, когда мы объявили инициативу провести Конгресс сирийского национального диалога в Сочи.

В Вене собираются оппозиционеры из трех упомянутых групп, которые саудовские коллеги успешно объединили, хотя пока и не добились от всех этих делегатов отказа от предварительных условий. Надеюсь, что никаких повторений того, что было на прошлом раунде, когда руководство этой делегации стало требовать смены режима прежде, чем сядет за переговорный стол, не произойдет. Надеюсь, такое не повторится.

В любом случае, в Женеве и Вене оппозиция представлена тремя группами, которые состоят из людей, давно живущих за пределами Сирии. Если подходить к делу серьезно, то наверняка в работе над конституцией надо задействовать весь спектр сирийского общества - все религиозные, этнические группы, женщин, гражданское общество и так далее. На это и направлена инициатива созыва Конгресса в Сочи. Мы пригласили туда около полутора тысяч представителей сирийского народа, включая шейхов, племенных вождей, представителей гражданского общества, которые в любом случае будут жить в стране, которую они никогда не покидали. Они, конечно, заинтересованы в том, чтобы их голос был тоже услышан наряду с голосами эмигрантов при подготовке новой конституции. Вот цель нашего Конгресса. Мы хотим, чтобы по его итогам С.де Мистура получил рекомендации о том, кто еще может войти в состав конституционной комиссии. Конечно, решать будет ООН, как это и записано в резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: А можно провести встречу в Сочи без участия Высшего комитета по переговорам?

С.В.Лавров: Они туда приглашены. Давайте сначала дождемся результатов, а потом поговорим.

Вопрос: На днях состоялся визит главы Казахстана Н.А.Назарбаева в США. Одной из тем обсуждения между Президентом Казахстана Н.А.Назарбаевым и Президентом США Д.Трампом стали  отношения России и США. Как Вы думаете, сможет ли Казахстан выступить в качестве медиатора по улучшению контактов между двумя странами?

С.В.Лавров: Откровенно говоря, есть прямые контакты между Москвой и Вашингтоном на уровне президентов, руководителей внешнеполитических ведомств. Мы с Р.Тиллерсоном встречались за период его пребывания на посту Госсекретаря США восемь раз и, наверное, не меньшее количество  раз говорили по телефону. Так что у нас есть прямые контакты.

Мы, конечно, ценим желание Президента Казахстана Н.А.Назарбаева и руководителей многих других стран видеть российско-американские отношения в лучшем состоянии, чем то, в котором они сейчас находятся. Но, наверное, это не зависит от количеств и качества посредников. Это зависит, прежде всего, от готовности США вести разговор на равноправной и взаимоуважительной основе и от способности Президента США Д.Трампа противостоять откровенным внутриполитическим интригам, направленным, прежде всего, против него самого, в которых используется русофобская карта. Мы видим, как все беды сваливают на Российскую Федерацию и играют на внутриполитическом поле в эту русофобскую игру с очень негодными целями. Но я уверен, что время тех, кто все это затевает, пройдет, и США осознают, что в их коренных национальных интересах развивать взаимодействие с Российской Федерацией, в том числе  с точки зрения международной безопасности, о которой сегодня мы так много беспокоимся.

Вопрос: Реакция европейских столиц на принятый Верховной Радой закон о реинтеграции Донбасса была достаточно нейтральной. В Москве же отреагировали крайне негативно. Почему? Какими могут быть, с Вашей точки зрения, практические последствия принятия этого закона?

С.В.Лавров: Закон о реинтеграции, если подходить с юридических позиций, перечеркивает Минские договоренности, которые были единогласно одобрены СБ ООН в резолюции, принятой через несколько дней после встречи четырех руководителей «нормандского формата» в Минске. Для нас это очевидно.

Что касается реакции, то я уже не раз говорил, что у нас нет никаких сомнений, более того у нас есть достоверные знания, что и в Европе, и в Вашингтоне прекрасно понимают, в какую игру играют нынешние киевские власти и как они ведут линию на «заматывание» своих обязательств по Минским договоренностям. Надеюсь, что в частных, приватных, закрытых контактах Киеву об этом говорят из Берлина, Парижа, Вашингтона, других столиц. Но, взяв под свое крыло эту абсолютно недоговороспособную власть, Запад уже не может публично выступать с критикой того, что делают его «подопечные». Это печально. Понятно, что это сопряжено со сложным для понимания чувством собственного престижа, собственной репутации, но такова жизнь. Мы будем добиваться того, чтобы все записанное в Минских договоренностях, выполнялось. Попытки «сбить прицел» и увести куда-то в сторону эти дискуссии, стремление найти новые повестки дня, новые методы, новые формы неприемлемы. Мы будем спокойно и твердо отстаивать тот честный пакет, под которым подписался Президент Украины П.А.Порошенко, лидеры Донецка и Луганска.

Вопрос: Вы сказали, что если США нарушат Совместный всеобъемлющий план действий с Ираном, то это будет иметь серьезные последствия для КНДР и в целом для схожих международных договоренностей. Но есть ли вероятность спасти это соглашение и при каких обстоятельствах это можно сделать без участия США? Ведется ли дискуссия с европейцами по составлению такого решения или формулы для введения санкций, для того, чтобы Президент США Д.Трамп не «убил» сделку?

С.В.Лавров: Эту договоренность невозможно выполнять, если кто-то из участников самостоятельно из нее выйдет. Она развалится, ее не будет. Мы исходим из этого. Думаю, что все это прекрасно понимают, прежде всего наши европейские коллеги, которых, как я слышал, США сейчас будут уговаривать занять позицию сходную с той, которую занял Вашингтон. Это очень ответственный момент. Вы правильно сказали, что, конечно, Северная Корея смотрит на то, что происходит. Сделка с Ираном заключалась в том, что Иран останавливает свою военную ядерную программу, а с него снимают санкции. То же самое сейчас предлагают Северной Корее. Но если сделка с Ираном становится разменной монетой в каких-то политических, геополитических соображениях, то, как можно убеждать КНДР согласиться на такой же вариант, который потом в любой момент также может быть отозван?

Вопрос: Лидеры США говорят, что их силы в Сирии находятся только с целью борьбы с террористами ИГИЛ. Однако сейчас мы слышим заявления о том, что если они их выведут, это укрепит, усилит сирийское Правительство. Как Вы расцениваете эти смешанные сигналы?

С.В.Лавров: Это не единственная тема, по которой мы получаем смешанные, противоречивые послания. Пару дней назад американцы объявили о создании сил безопасности границы в Сирии, а сегодня сказали, что их не так поняли, и никакие силы они не создают. Но то, что США всерьез занимаются формированием альтернативных органов власти на огромной части сирийский территории – это факт. Это, конечно же, абсолютно противоречит их же собственным обязательствам, под которыми они не раз подписывались, в том числе в СБ ООН, о приверженности суверенитету и территориальной целостности Сирии. Нас это беспокоит. Я неоднократно обсуждал это с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. У нас налажены постоянные контакты на экспертном, военном уровнях. Мы ставим эти вопросы. Но я с Вами согласен, что непоследовательность и отсутствие принципиальной приверженности тому, о чем мы договариваемся, это достаточно характерно для современной американской дипломатии, в том числе и в том, что касается причин пребывания американцев в Сирии и действий коалиции, которую они возглавляют. Госсекретарь США Р.Тиллерсон неоднократно говорил мне, что их единственная причина и цель – это победить ИГИЛ. Теперь у них возникают гораздо более далекоидущие планы. Придется с этим считаться и искать пути, которые не позволят подрывать суверенитет сирийского государства.

Вопрос: Сегодня Посол США в Афганистане отверг заявление о том, что США помогают ИГИЛ. Вам хорошо известна ситуация в Афганистане. Как Вы оцениваете это заявление? Поддерживают ли США ИГИЛ в Афганистане?

С.В.Лавров: Есть много «утечек» в отношении военных, которые возглавляют коалицию от США в Сирии и работают в Ираке, о том, что порой США закрывают глаза на террористические группировки и дают им уйти. Так, в частности, было в ходе битвы за Дейр-эз-Зор, когда наши военные по каналу связи с американскими военными указали им на то, что боевики движутся к иракской границе, и попросили не позволить им уйти. Но американцы отказались, сказав, что если эти боевики не стреляют, то они, в общем-то, не террористы. Достаточно странное отношение.

Что касается Афганистана, то мы уже несколько месяцев назад запросили  СБ ООН и  американцев - многие руководители афганских провинций заявили о том, что они не раз видели вертолеты без опознавательных знаков, которые двигались в сторону территорий, контролируемых ИГИЛ в Афганистане. Мы направили такой запрос, но никакого ответа не получили, а загадка остается. Вертолеты, судя по всему, были не те, которые находятся на вооружении афганской армии. И только коалиция еще имеет вертолеты. Что эти вертолеты делали в тех районах, о которых идет речь, где хозяйничают игиловцы, нам по-прежнему хотелось бы узнать.

Если мы уж заговорили на эту тему, то вернусь к Сирии. Я уже много лет назад, начиная с того периода, когда разразился этот конфликт, разговаривал с Государственным секретарем Дж.Керри на предмет многочисленных фактов, показывающих, что коалиция США не трогает «Джабхат ан-Нусру». До сих пор эти проблемы остаются. Возглавляемая Вашингтоном коалиция с «Джабхат ан-Нусрой» не борется. Это плохо, потому что «Джабхат ан-Нусра», также как и ИГИЛ, включена в список террористических организаций СБ ООН.

Вопрос: Президент США Д.Трамп заявил, что если иранская ядерная сделка не станет предметом повторных переговоров, то США из нее выйдут. В понедельник Вы заявили, что повторные переговоры не состоятся. Думаете ли Вы, что ядерная сделка с Ираном «умерла»?

С.В.Лавров: Пока нет, не мертва. Как я понимаю, Президент США Д.Трамп сказал, что к следующему обзору, который должен состояться через 2-3 месяца, он уже будет принимать окончательное решение - либо ему пойдут на встречу и эту сделку каким-то образом переформулируют, либо он из нее выходит. Я думаю, что сейчас мы будем прилагать достаточно серьезные усилия к тому, чтобы этого не произошло и чтобы сделку не трогали. Она не сможет сохраниться в измененном виде, особенно в том, что касается требований США. Это будет неприемлемо для Ирана, что уже понятно. Европейцы, я думаю, также осознают эту опасность.    

Вопрос: Как Вы прокомментируете задержание двух журналистов «Рейтерс» в Мьянме?     

С.В.Лавров: Скажу откровенно, я не следил за тем конкретным фактом, о котором Вы сейчас упомянули. Но я исхожу из того, что все проблемы с меньшинствами надо решать мирно и в соответствии с нормами международного гуманитарного права.

Вопрос: Готова ли Россия взаимодействовать с США в связи с обеспокоенностью Вашингтона деятельностью Ирана на Ближнем Востоке?

С.В.Лавров: Наверное, то, что Вы имеете в виду, не очень правильно сформулировано. Сотрудничать с США, с другими внешними игроками и с региональными державами в урегулировании проблем Ближнего и Среднего Востока мы готовы всегда. Мы ценим наш диалог, который развивается даже в эти непростые времена. Но подавать, если я Вас правильно понял, все проблемы Ближнего Востока, как упирающееся в то, что Иран мешает их урегулировать, мы не можем, потому что это неправда. Иран – крупная держава, и требовать от него, чтобы он никуда «не влезал», извините за грубое выражение, невозможно. Потому что любая крупная держава, будь то Иран, Саудовская Аравия и даже небольшая держава, например, Катар, имеют где-то законные, а где-то, может быть, не очень легитимные интересы. Этим надо заниматься. Время абсолютно не позволяет принимать простые решения. Иран виноват, запрем его в своих границах, и все образуется само собой. Это ведь не так. Мы давно уже предлагаем начать каким-то образом преодолевать ключевое региональное противоречие между Саудовской Аравией и Ираном, выступаем за то, чтобы Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) начал диалог с Ираном при поддержке России, США, Евросоюза, Китая, ЛАГ, ОИС - что-то вроде «Хельсинкского процесса», который привел к созданию ОБСЕ. Постепенно, начиная с мер доверия и транспарентности, вполне можно сформировать атмосферу, которая будет гораздо более благоприятна для того, чтобы решать проблемы этого региона на основе баланса интересов, а не через обвинения кого-то одного во всех грехах.

Вопрос: В Америке, Вы и сами об этом говорите, Россию обвиняют во многих вещах, в том числе и в ее роли на Балканах. Какова роль России на Балканах? Насколько значительна эта территория для России?

С.В.Лавров: Не только на Балканах, нас уже, по-моему, обвиняют во вмешательстве в Мексике, где-то еще. Балканские страны и народы - традиционно наши близкие друзья. У нас общая история и борьба, в том числе за независимость балканских стран, в которую Россия внесла очень значительный вклад. У нас общие духовные корни, религия. Нам, конечно, хочется продолжать дружить с балканскими странами. Я не вижу какой-то иной роли.

Говоря о Сербии, скажу, что  есть Российско-сербский гуманитарный Центр в г.Ниш, в котором работают 8 россиян и 10 сербов. Они занимаются тем, что мониторят ситуацию с чрезвычайными обстоятельствами. Когда происходят какие-то природные или техногенные катаклизмы, помогают их преодолевать: тушат пожары, направляют специальные самолеты. Центр оказывал содействие уже многим странам не только в Сербии, но и в Черногории и даже гораздо западнее. Посол США в Белграде публично требует от сербского руководства не подписывать соглашение о привилегиях и иммунитетах сотрудников этого Центра, поскольку это «шпионское гнездо» (это я почти цитирую) и с ними нельзя сотрудничать. В то время, как те же привилегии и иммунитеты для американцев и граждан других стран-членов НАТО, когда они проводят учения на территории Сербии, вопросов не вызывает. Здесь все настолько идеологизировано! Так же, как Иран виноват на Ближнем Востоке (но мы тоже там виноваты, как и везде), сейчас на нас валят все грехи в связи с тем, что происходит на Балканах. Кстати, в Черногории уже перестали упоминать о русском следе в тех событиях, о которых так громко беспокоились в свое время.

Я думаю, что отрезвление придет. На Балканах нам надо сотрудничать, как мы сотрудничали, когда были согласованы Дейтонские договоренности, которые до сих пор являются основой Боснии и Герцеговины. Есть много других примеров, когда мы с нашими западными коллегами и другими странами, включая Турцию, сотрудничали по нормализации обстановки в той или иной части Балканского полуострова.

Вопрос: Что Вы думаете о «Дейтон-2» с учетом высказываний конгрессмена М.Тернера?

С.В.Лавров: Что под этим имеется в виду? Я не слышал об этом. Если это про то, чтобы заменить или переписать «Дейтон», то мы против этого. Я думаю, что Босния просто не выдержит такого испытания, если мы будем опять ломать ее государственное устройство.

Вопрос: Вы говорили во время выступления в понедельник относительно дестабилизирующего аспекта политики США и ультиматумов, которые  они выдвигают. Считает ли Российская Федерация, что Америка лишается глобального лидерства по ключевым вопросам?

С.В.Лавров: Я исхожу из того, что в современном мире лидерство может быть только коллективным. Тому есть уже немало подтверждений. Создание «Группы 20» отражает тот факт, что необходимо формировать коллективную повестку дня с участием ведущих государств всех регионов мира. Точно также и в борьбе с терроризмом необходимо коллективное усилие. Лидер этих усилий в борьбе с терроризмом, согласно всем решениям, которые мы принимаем в ООН, – это ООН. Именно Организация играет координирующую роль, а мы все должны ей помогать. Конечно, такая мощная страна, как США, может сделать очень много полезного в искоренении терроризма. Мы заинтересованы координировать наши действия. Как вам известно, я уже упоминал об этом, у нас налажен канал связи по линии военных в том, что касается Сирии. Во многом это взаимодействие способствовало тому, что ИГИЛ как халифат не состоялся и был разрушен, хотя, конечно же, отдельные террористы, боевики в значительном количестве продолжают перемещаться по региону. Угроза сохраняется. Мы за то, чтобы все вопросы решать вместе.

О том, как выглядят те или иные действия США на мировой арене, Вы, наверное, сами будете делать заключение, насколько это отвечает потенциалу страны и ее интересам, а не интересам односторонних геополитических проектов.

Вопрос: Поступают сообщения (об этом говорит турецкая сторона), что Россия выводит своих наблюдателей из города Африн из-за подготовки турецкой операции. Это правда? Что Вы думаете о турецкой угрозе?

С.В.Лавров: Эти сообщения были потом опровергнуты. Сейчас наша главная задача с Турцией и Ираном – обеспечение полноценного функционирования зоны деэскалации в Идлибе. К сожалению, наши турецкие партнёры пока не выставили там всех тех наблюдательных постов, которые должны выставить согласно договорённости. Их должно быть 23-24, а они выставили лишь несколько. По нашей оценке, именно отсутствие полноценных наблюдательных постов, которые должна развернуть Турция, стало причиной активизации боевиков, которые даже пытались напасть на базу российских вооруженных сил в Хмеймиме. Мы говорили с турецкими коллегами буквально на днях. Продолжаются контакты по линии МИД, военных. Я думаю, что мы урегулируем эти проблемы, и зоны деэскалации обеспечат стабильность в этом очень важном регионе.


МИД РФ