alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Шевченко о причинах беспорядков в Иране

Шевченко съездил в Иран и разобрался в причинах беспорядков

«Многие связывают недавние протесты в Иране с именем экс-президента Ахмадинежада. На мой прямой вопрос, является ли он лидером этих протестов, иранцы говорили: не является, но поддержал», – рассказал в своем видеоблоге публицист Максим Шевченко. Он побывал в Иране по горячим следам январских беспорядков и поделился мнением простых иранцев об их истинных причинах.

«Нам часто рассказывают американские, израильские и всякие российские, зачастую не очень компетентные, СМИ о том, что народ в Иране якобы дико недоволен режимом, очень хочет его свержения, а «террористический режим» при помощи «жутких «Стражей исламской революции» держит все население Ирана в страшном шариатском гетто», –  отметил в своем видеоблоге публицист Максим Шевченко. «Весь этот бред можно выкинуть на помойку и не принимать во внимание», – подчеркивает он.

Шевченко на днях побывал в Тегеране, а также в крупном провинциальном центре Исфахан и его окрестностях, и «много говорил с простыми людьми».

«Сразу скажу – это не было «восстание против режима, подавленное «Стражами исламской революции», как бы некоторые (и в Москве, и на Кавказе, и в Тель-Авиве) не мечтали о том, чтобы это было так», – подчеркивает Шевченко. Это были митинги, вызванные экономическими причинами, поясняет он.

«Были лозунги «Долой коррупцию!», «Долой рост цен!», «Долой инфляцию!», – рассказывает публицист. – Фактически на митинги вышли представители мелкой и средней буржуазии. Это люди, которые, как правило, берут деньги под какой-то бизнес, под оборот (как и везде в мире). Потом, если этот бизнес выгодный, они отдают долг и остаются в прибыли». Но внезапный рост цен в конце 2017 года привел к тому, что многие из этих мелких и средних предпринимателей разорились, поясняет Максим Шевченко. Люди, попавшие в долги и оказавшиеся в ситуации, когда нет возможности кормить свои семьи, стихийно вышли на улицы.

«Причем первоначально они вышли на улицы не в Тегеране, не в мегаполисах, а в маленьких городах. Именно маленькие города в наибольшей степени зависят от денежного оборота, банковского оборота», ­– указывает Шевченко.

Эксперт связывает произошедшие события с тем, что во времена Барака Обамы Иран наконец-то открылся для мировой финансовой системы. «Ирану вернули участие в системе SWIFT – значит, возможны международные платежи. Ирану разрешили разморозить кое-какие финансовые активы», – перечисляет Шевченко.

Иран – социальное государство, где большинство населения живет, надеясь на государство как на своего главного защитника, отмечает публицист. При этом в нынешней ситуации «какая-то небольшая группа элит получает доступ к финансовым потокам, которыми оплачивается импорт и экспорт Ирана». Основная статья экспорта Ирана – энергоресурсы, «которые тоже не очень-то позволяют покупать», а импорт – это «столь необходимые для Ирана технологии (в частности, для нефтегазовой промышленности), а также медикаменты и другие достаточно дорогостоящие вещи». «Узкая группа элит мгновенно и резко разбогатела», – продолжает Шевченко. Прежде всего выросли цены на банковские, финансовые услуги.

«То, что сейчас происходит в Иране – либеральные реформы, так называемая открытость миру – является открытостью только для слоя допущенных к деньгам, – делает вывод Шевченко. – Большинство иранцев попадают в зависимость от банков, финансовых групп, которые резко богатеют и создают ситуацию абсолютной диспропорции». Это и вызвало общественное возмущение, вновь подчеркивает Шевченко.

«Первая демонстрация была в городе Мешхед. Это один из самых религиозных городов Ирана. Иранцы мне рассказывали, что демонстрацию фактически возглавлял один из консервативных мулл, известных религиозных проповедников. Что уже не вписывается в картину, которую нам тут рисовали – что это либеральное восстание против «режима мулл», – отмечает Шевченко. Наоборот, подчеркивает он, именно религиозная, клерикальная часть иранцев говорит: «Мы не хотим несправедливостей либерального капитализма!».

Интересной была реакция правительства, отмечает Шевченко. Власти, по его словам, заявили, что граждане имеют право выходить на митинги, когда захотят. «Нельзя только устраивать погромы, – подчеркивает Шевченко. – Например, в городе Кахдериджан, где было нападение на полицейский участок и где погибло несколько человек, на самом деле ситуация развивалась так. В этом городе на руках у многих находится охотничье оружие, и когда страсти закипели, люди схватили это оружие. Полицейские, увидев оружие, открыли огонь, из толпы началась ответная стрельба. В итоге – 8 трупов».

Но говорить, что шли какие-то бои, что были какие-то восстания, невозможно, подчеркивает Шевченко. «Были просто вскипевшие страсти. Сейчас в этих местах ничто не напоминает о том, что не так давно там бушевали демонстрации», – отмечает публицист.

«Итак, власти сказали: «оружие – нельзя», «лозунги «Да здравствуют США!» или «Да здравствует Израиль!» – тоже нельзя, – продолжает Шевченко. – Собственно, таких лозунгов и не было».

То, что сейчас происходит в Иране, – «это очень важный кризис», резюмирует российский публицист. «Кризис – это не что-то плохое, но это то, что символизирует переход к следующему этапу», – поясняет он. «Конечно, я не верю ни на секунду, что «велаят-э-факих» (власть факихов, религиозных лидеров) в Иране прекратится, – подчеркивает Шевченко. – Я не вижу внутри Ирана ни малейшей силы, ни малейшего ресурса для того, чтобы оспорить эту власть, ее претензии на верховное лидерство».

Отдельный вопрос – о позиции бывшего президента Махмуда Ахмадинежада, добавляет Шевченко. «Много было сообщений о том, что он арестован из-за своего конфликта с рахбаром (верховным лидером) аятоллой Али Хаменеи. В Иране мне сказали, примерно пять человек, что это неправда. Сын Ахмадинежада и адвокат экс-президента заявили, что он не арестован», – рассказывает публицист. Но при этом Ахмадинежад ездил по городам, где проходили акции протеста, выступал против коррупции. «Многие связывают протесты с именем бывшего президента. На мой прямой вопрос, является ли он лидером этих протестов, люди говорили: нет, не является, но он их официально поддержал», – отмечает Шевченко.

Но Ахмадинежад – уж точно не либерал, а представитель консервативного крыла исламской революции, подчеркивает публицист. При этом он не принадлежит к сословию духовенства, не клерикал, а светский человек (нынешний президент Хасан Роухани – мулла, так же как и многие представители так называемых либералов). «За спиной Ахмадинежада стоят бывшие студенты, которые когда-то организовывали исламскую революцию 1978–1979 годов, брали штурмом американское посольство, проливали кровь на фронтах войны с Саддамом Хусейном», – отмечает Шевченко. С другой стороны, за Ахмадинежадом «стоят сообщества, которые можно назвать профессиональными цехами – например, красильщиков ковров, прядильщиков, производителей посуды и т.п.». Конфликт Ахамединежада с клерикалами носит системный характер, полагает Шевченко. «Он не выступает против «велаят-э-факих», власти духовных учителей, это исключено. Но патерналистское отношение к иранцам со стороны духовенства не устраивает многих из тех, кто верит в идеалы исламской революции», – рассуждает Шевченко.

Текст: Михаил Мошкин

https://vz.ru/news/2018/1/14/903420.html

Tags: Иран, Кризис развития
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments