?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Халифат уже... Неудачники не нужны никому, даже за идею...
Для Вас
alexandr_palkin
Оригинал взят у el_tolstyh в Халифат уже не генацвали / Неудачники не нужны никому, даже за идею...
mamlas в Халифат уже не генацвали / Неудачники не нужны никому, даже за идею...
Ещё исламизм на Кавказе, в т.ч. Грузия

«Исламское государство» отдаляется от Панкисского ущелья


Поток экстремистов из Грузии в Сирию и Ирак уменьшается на фоне неудач ИГ / сентябрь, 2017

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ), терпящая в Сирии и Ираке одно поражение за другим, столкнулась с проблемой пополнения своих рядов. Среди прочего заметно снизился поток экстремистов из Панкисского ущелья, ставшего родиной целого ряда командиров ИГ


___
Масштабное наступление на «Исламское государство» (на фото: бойцы Демократических сил Сирии и взятые ими в плен боевики) снижает популярность идеи халифата

Почему идея халифата во главе с Абу Бакром аль-Багдади теряет привлекательность для живущей в Панкиси молодежи, выяснял корреспондент «Ъ» в Грузии Георгий Двали.


«Министры» из Панкиси
За последние годы в Сирии и Ираке погибло не менее 37 граждан Грузии, и большинство из них — выходцы из Панкисского ущелья. Еще в 2012 году одним из первых среди панкисцев в Сирии погиб Рустам Гелаев — сын полевого командира сепаратистов времен второй чеченской войны Руслана Гелаева. Но в последние месяцы этот список пополняется особенно интенсивно: наступление на позиции запрещенного в РФ «Исламского государства» и других террористических группировок сирийская армия, ВКС России и участники международной коалиции ведут по всем фронтам.


Многие кистинцы были убиты при освобождении от ИГ иракского Мосула и сирийской Ракки. Среди них, в частности, один из самых авторитетных полевых командиров Цезарь Тохосашвили (Албар аш-Шишани). Он был уничтожен в конце августа в результате авиаудара, когда пытался вывести из Ракки жену и четырех малолетних детей.

Цезарь Тохосашвили, также известный на родине под именем Леван, уехал воевать в Сирию еще в 2013 году. Вначале он находился в составе вооруженной оппозиции, возглавляя так называемую чеченскую бригаду, но затем примкнул к ИГ, где пост «министра войны» занимал его односельчанин Тархан Батирашвили (Умар аш-Шишани). Благодаря дружбе с ним Цезарь Тохосашвили обрел большое влияние. Но после ликвидации Умара аш-Шишани кистинцев стали постепенно теснить выходцы из других регионов. В частности, смерть Умара аш-Шишани повлияла на положение его односельчанина Гурама Гумашвили по кличке Адам — его сместили с поста «министра юстиции “Исламского государства”».

Сейчас с правительственными войсками Сирии воюет еще один выходец из Панкиси — Мурад Маргошвили (Муслим аш-Шишани). Он полевой командир «Хаят Тахрир аш-Шам» — одной из радикальных группировок, связанных с «Аль-Каидой». Мурад Маргошвили представляет то крыло сирийской оппозиции, которое отказалось от участия в переговорах по мирному урегулированию конфликта.

Кроме того, видное положение в иерархии ИГ занимает чеченский полевой командир Ахмед Чатаев по кличке Однорукий Ахмед. Он принимал участие в обеих чеченских кампаниях, а в сентябре 2012 года был арестован грузинскими спецслужбами в ходе операции по уничтожению вооруженной группировки, которая пыталась прорваться из Грузии в Дагестан. Позднее Однорукий был освобожден судом Тбилиси «за недостаточностью улик» и сейчас курирует в ИГ рекрутирование террористов в Восточной Европе. Сам он, предположительно, находится на территории Сирии.

ИГ теряет привлекательность


Между тем, по последним данным из Панкисского ущелья, местная молодежь уже не столь активно едет воевать за ИГ.

Уменьшению потока грузинских чеченцев способствовало сразу несколько факторов. «Во-первых, уничтожение Тархана Батирашвили, Цезаря Тохосашвили и других знаковых фигур развенчало миф о непобедимости армии “халифата”»,— объяснил “Ъ” грузинский политолог Мамука Арешидзе. По его мнению, «в живых осталось очень мало людей, которым панкисцы хотели бы подражать».

Во-вторых, грузинские власти провели в Панкисском ущелье ряд успешных спецопераций. Еще в июне 2015 года был арестован главный вербовщик ИГ в Грузии Аюф Борчашвили. А недавно эмир cалафитов Панкисского ущелья Абдурахман Пареулидзе публично отрекся от идеи «Исламского государства».

Стоит отметить, что не меньшее беспокойство грузинских властей вызывает другой регион страны — Аджарская Автономная Республика, где живут грузины-мусульмане. В разговоре с “Ъ” эксперт по терроризму, аналитик ИД «Палитра Медиа» Нино Бурчуладзе указала на существенное различие в поведении выходцев из Аджарии и Панкисского ущелья: «Кистинцы, воюющие в Сирии и Ираке, никогда не угрожают Грузии». Вместе с тем аджарские исламисты, в том числе их лидер Тамаз Чагалидзе (Ахмед Джурджи), часто распространяют видеообращения с угрозой «обезглавить неверных, оставшихся в Грузии», если они не присоединятся к «битве за халифат». МВД Грузии за последнее время провело несколько масштабных операций по задержанию экстремистов в высокогорной Аджарии, откуда религиозные фанатики отправлялись на Ближний Восток.

Кроме того, к позитивным результатам привело то, что парламент Грузии в мае 2015 года внес изменения в Уголовный кодекс, значительно ужесточив наказание за терроризм (поддержка экстремистских организаций в любой форме карается наказанием вплоть до пожизненного тюремного заключения). За последние месяцы по соответствующим статьям были осуждены десять грузинских граждан — в основном вербовщики и пропагандисты ИГ.

«Дело не только в репрессиях со стороны грузинских властей, но и в чрезвычайной успешности российских авиаударов: после массированных бомбардировок ВКС России шанс остаться в живых у экстремистов значительно уменьшился»,— добавляет в разговоре с “Ъ” Нино Бурчуладзе. По ее словам, с 2016 года поток боевиков из Грузии в Сирию и Ирак «вовсе прекратился». Сейчас, как утверждает собеседница “Ъ”, число панкисских полевых командиров и бойцов в рядах ИГ и Свободной сирийской армии, оппозиционной войскам президента Башара Асада, не превышает 24–27 человек. Подавляющее большинство из них поддерживает «халифат».

Информацию о прекращении притока боевиков из Грузии в Сирию и Ирак в беседе с “Ъ” подтвердил и председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклий Сесиашвили. По его словам, этого удалось достичь «благодаря жестким мерам и плотному мониторингу со стороны грузинских правоохранительных органов». Кроме того, как убежден господин Сесиашвили, значительную роль в разгроме и нейтрализации грузинского «экстремистского подполья» сыграла «очень эффективная помощь турецких, европейских и американских коллег».

В Афганистан и на родину

Еще одна тенденция последних месяцев, возникшая в связи с неудачами ИГ в Сирии и Ираке,— «перетекание» влиятельных полевых командиров в другие страны, например в Афганистан. Опрошенные “Ъ” эксперты называют в качестве примера решение высшего руководства «Исламского государства» направить в Афганистан старшего брата бывшего «министра войны» Тархана Батирашвили — Тамаза Цатиашвили. До последнего времени он руководил разведкой ИГ, находясь в иракском Мосуле вплоть до освобождения города в июле этого года.

«То, что Цатиашвили отправили в Афганистан, неудивительно,— говорит “Ъ” Мамука Арешидзе.— Элита исламистов последние несколько месяцев концентрирует свои ресурсы и усилия на Центральной Азии, в том числе на вербовке бойцов, агитации и распространении своего влияния в соседних с Афганистаном постсоветских республиках».

Между тем в Тбилиси многие опасаются, что по мере разгрома ИГ радикалы, оставшиеся в живых, могут также начать возвращаться обратно в Грузию — и там попытаться организовать теракты. Однако Нино Бурчуладзе считает такой сценарий маловероятным. «Ни один из тех, кто уехал воевать в Сирию и Ирак из Панкиси либо Аджарии, обратно живым не вернулся и не вернется,— однозначно заявила эксперт, объяснив: — Боевики прекрасно знают, что их “похождения” уже не являются тайной, а значит, оказавшись на грузинской территории, они рискуют попасть в тюрьму на всю оставшуюся жизнь».


Георгий Двали
«Коммерсантъ», 11 сентября 2017