alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Славяне южной Италии

Оригинал взят у statinв Славяне южной Италии (ч.2)
Из книги Викентия Макушева «О славянах Молизского графства в Южной Италии» (1870г.):

Начало здесь  http://statin.livejournal.com/44141.html

" ... мы стали предметом всеобщего любопытства и внимания: дети, старики, молодежь, женщины - все население толпилось около нас и ловило каждое наше слово, радуясь, что мы говорим на их языке. «Наша крвь», «наш взик», «наша челедь», «братья наши» слышалось со всех сторон. Они слышали, что мы говорим на из языке, что мы понимаем их; следовательно мы не чужие им, мы однокровные и одноязычные с ними братья, мы их люди. Таким образом у Молизских славян, как у древних наших предков, понятие о языке и народности сливаемо воедино. Позднейшего происхождения слова народ у них не существует.

Но кто же эти братья их? - Скiавуни (итальянское Schiavoni); подсказывают им их соседи, Итальянцы. Много ли этих Скiавунов, где они живут и как прозываются? Наши итальянские соплеменники знают лишь об одних только, приезжавших в близкий термони по торговым делам (теперь эта торговля прекратилась), и с удовольствием вспоминают о братских беседах с ними.

Слышали они, что Австрийский император - Скiавун. Этим ограничиваются сведения их о Славянах. Со вниманием, радостью и удивлением слушали они нас, когда мы рассказывали им, как много Славян, где они живут и как прозываются, что есть сильное Славянское царство, где Славянином не повелевает чужеземец...


Было для них новостью, что Русские - такие же Славяне, как они. Не слышали они ничего ни о Черногорцах, ни о Турецких Славянах. По преданию твердят только, что Турция Яка. Понятие об иностранцах слилось в их сознании с понятием об Итальянцах: и того, и другого они называют Влахом.

С ближайшими влахами соседних итальянских деревень живут они мирно и дружно и вступают в родственные связи (так как брак между собой, в следствии родства разрешается епископом не иначе, как по взносе значительной суммы, зависящей от произвола его секретаря); но любят трунить над глупостью Итальянцев. (...)

С итальянцами молизские славяне не смешивают Албанцев: они называют их Грьци. Это, по их понятию, народ грубый, злой, мстительный и предательский.

Несмотря на близкое соседство, на безпрестанные взаимные сношения, Албанцы нимало не понимают по-Славянски, и по уверению нашего проводника, несмотря на все усилия, не могли ни слова научиться по-Славянски; Славяне же хоть сколько нибудь говорят по-Албански. Посредствующим между ними языком служит Итальянский.

За двухдневный пост и бедствование г.Де-Рубертис вознагродил нас сытным ужином, отличным вином своего произведения (в роде мадеры) и славными постелями, с которыми тяжело было нам расставаться на следующее утро. Чтобы видеть майский праздник, нужно было стать в 6 часов. Вот так он совершается:

Восьмеро старейшин в селе несут по дереву, украшенному цветами, лентами и пряниками. Впереди их идет ловкий парень, одетый маем: вся его одежда с ного до головы состоит из сучьев, листьев, цветов и лент. Его самого не видно. Оставлены только отверстия для глаз.

С музыкой идут они к церкви. Май останавливается у церковных врат. Выходит священник, читает перед ним молитву и благословляет его. Тогда селяне, сопровождающие май, входят в церковь, приносят в дар священнику, что есть лучшее в это время года (мы видели, например, великолепную спаржу, сыр...), становятся на колени пред алтарем, за коим насыпаны две кучи пшена и поют молитву по-итальянски (по-славянски в церкви петь запрещено).

Затем с музыкой идут от церкви по домам, впереди их май, с пожеланием счастливого лета. Музыканты садятся наземь; остальные стоят близ них, авансцену занимает май. Четверо из сопровождающих май поют: (...)

По окончании песни начали пляс. Вышли на средину два парня и проплясали известную тарантелу считающуюся народным Неаполитанским танцем, но сильно напоминившую мне Сербо-Далмацкий, а моему спутнику Болгарский (родиной тарантелы считается Иския, а на Искии было много болгар при Анжуйцах: они были прогнаны королем Альфонсом, призвавшим сюда испанских поселенцев). Другой танец, spallatta (от spalle плечи), чрезмерно оригинален: пляшущие беспрестанно вертятся и ударяются плечами.

Обойдя все дома в селе, отправляются на близлежайший холм, где сожигают мая, и поздним вечером, на веселе, возвращаются домой с песнями и музыкой. Было уже около полуночи, и мы начали засыпать, когда под окнами нашими раздалась серенада...
***


(Италия, провинция Молизе)

Вода Жива, проще называемая Круч (Croce), обязана своим происхождением переселенцам из Черрителло, покинувшим это селение в следствие опустошительной холеры в 1537 году. В 1540 году считалось 40 огнищ, в 1595 году - 60, в 1648-53 (число жителей уменьшилось в следствии холеры), в 1669 - 60.

Называется село Вода Жива по находящему в нем источнику воды, отличающейся превосходными качествами. Местные жители гордятся этой водой и говорят, что в других селениях вода мертвая. Климат здоровый. Почва плодородная. Кругом села богатые нивы, пастбища и виноградники. Отсюда вывозиться в Термони зерно. Белое вино, изготовляемое в Круче, не уступает хересу и мадере и лучше Сицилийской марсалы. Красное вино не так крепко и жиже. Приготавляют также вишневку и другие настройки.

Наружностью село не отличается от Итальянских. Одежда у жителей таже, что у итальянцев. Она состоит из кошули, грабежа (штаны), камижоля (жилет), бичв (длинные чулки доходящие до колена), жупы (куртки), короткого плаща заменяемого иногда легким кабаном (или кабаница). На ногах постоле (башмаки - слово, существующее у Болгар), на голове круглая низкая итальянская шляпа.

Женщины одеваются по-итальянски. До последнего времени девушки ходили с непокрытой головой. Почему-то этот старо-славянский обычай не понравился итальянскому епископу, который приказал не причащать тех, которые будут ходить в церковь с непокрытой головой. Но эта мера произвела только насмешки, а потому духовенство прибегло к другой более действительной: упорным было объявлено, что им не будет разрешено вступление в брак, если они не покроют головы; к вратам церкви были приставлены жандармы, не пропускавшие с непокрытой головой.

В следствии таких мер, девушки стали повязывать на голове платок, но для отличия от замужних, они связывают его бантиком под подбородком.
Жители рослы и крепкого телосложения. Женщины отличаются красотой.Кручане характера молчаливого, воздержанного и чрезвычайно гостеприимного. Существует предание, что Славянское поселение в Круче было основано Мирком. Род мирко самый многочисленный. Мирко характера грубоватого, корыстолюбивые, склонны к захватам чужой собственности. Их ненавидят другие роды, из коих самый многочисленный Ради, и называют в насмешку Мрълякин (мурлаки).

Поселенцы не имеют своей недвижимой собственности: они сидят на земле помещиков, от которых получают и жилища. Отношения земледельцев к землевладельцам те же, что и по всей Италии. Поселенцы жаловались нам на тягость податей, беспрестанно увеличивающихся. Они убогие, брижные, не имеющие своей собственности и проживающие со дня на день трудами своими, платят правительству ricchezza mobile.

Утопающий хватается за соломинку: в селе говорили, что мы не даром приехали к ним, что мы на месте хотим убедиться в их бедствии и положить ему предел. Впрочем, несмотря на все жалобы, незаметно нищеты: народ трудолюбивый и неразвращеный, всегда найдет средства к своему существованию.

Помещиков поселяне называют по-итальянски galantuomini. Во всем Круче, кажется, всего два помещечьих рода, весьма многочисленных: Де-Рубертис и Ветта. (...)

Словарные особенности молизского говора , по моему мнению, весьма важны. При чисто Сербской основе, мы находим в этом говоре слова, не существующие у Сербов, но употребляемые Болгарами и Русскими. Одно из двух: было время, когда слова эти существовали и в Сербском языке, или же Славянские поселенцы в Круче были смесью Сербов и Болгар. Склоняюсь к последнему предположению.

Памятники Неаполитанского архива доказывают, что сношения с Сербами и Болгарами были весьма часты со второй половины 13 века и что с этого времени жило в южной Италии много как сербов, так и болгар.

Круч, как было выше сказано, обязан своим происхождением славянским переселенцам из Чирителло. О Чирителло в Анжуйских регистрах не упоминается, что заставляет предпологать позднейшее его происхождение, а между тем славянские поселения в Молизе существовали уже в 13 веке. Я полагаю, что жители упоминаемых у Анжуйцев Castrum sclavorum, Casale sclavorum и Sclavi, по неизвестным нам причинам пересилились в Чирителло.

Если переселение Славян в Чирителло, действительно началось во второй половине 15 века, как полагает г.Де-Рубертис, то трудно объяснить присутствие болгарской стихии в Молизском говоре и еще труднее - существование в нем коренных Старославянских слов, утраченных сербами и частью, болгарами.

Первичная форма этих слов доказывает их древнее происхождение; особые слова, существующие в молизском говоре, существовали, без сомнения, в языке славян до переселения их в Италию; ибо невозможно предположить, чтобы они, на новых жилищах, среди чужой стихии, могли создавать новые слова; период творчества должен был прекратиться, наступил период забвения, утраты, замены своего чужим.

Все эти соображения ведут меня к заключению, что предки нынешних жителей Круча были смесью Сербов и Болгар и пришли в Италию в весьма отдаленную эпоху....

Tags: РУССКИЕ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments